В Крым на майские

Пишет Валентин Соломенцев, 24.04.2019 09:43

В Крым на майские (Скалолазание)

На май надо ехать на дачу, но запах моря и теплых скал с тех времен осел в памяти. Крым, майские праздники, скалолазание.
Сразу скажу, что скалолаз из меня так и не получился. Соревнование моей натуре всегда было противно, но теплые скалы, запахи трав, пионов, орхидей и «Мускателя» кружили голову, а что делать в Крыму, если не лазать, я просто не представлял и продолжал лазать в своей МВТУшной тусовке. Мой уровень рос, росли разряды. После 1-го я попал в сборную Москвы. Этапы соревнований на рыжей стене в Ласпи сменялись один другим, подошли связки. Я оказался в паре с Яночкиным, который лез лучше меня и был хитрее всех в тусовке. Юра Машков – Главный судья соревнований разметил трассы. Участники и тренеры сновали под стеной с биноклями и трубами выбирая маршруты. На выбор было два – «Щель», длинная трудная, но очевидная трещина метров 50, лезь сколько успеешь за отведенное время, кто выше, тот и выиграл. Второй маршрут «Откол» начинался нависающим выступом, метров 15, а затем шло простое ребро, по которому можно было подняться выше всех и стать чемпионом, но выступ выглядел непроходимым. Обязательная смена ведущего. Я как дурак бродил вместе со всеми под стеной, целиком положившись на Яночкина. Понемногу всем стало очевидно, что выбирать надо «Щель». Связки записывались на «Щель», а Яночкин, воровато оглядываясь, потащил меня в сторону, жарко зашептал в ухо: «Только тихо! Я на отколе крюк старый заметил. До него долезешь, дальше дорога, и мы чемпионы!» В тусовке все на виду, спартаковцы с «Урожаем» к нам: «Яночкин, ты чего не записываешься?» Вова, неумело изобразил сомнение, отрулил в сторонку к судьям и застолбил «Откол». Народ, забивший «Щель», с биноклями и трубами кинулся обратно под «Откол». Разглядевши крюк, злобно кинулись к нам: «Вы че же, одни на «Откол»!?» Страсти кипели, замена маршрута – это штрафные баллы и нас, первых застолбивших, не догнать. Спартаковцы и «Урожай», здоровенные, сильные, решились и заменили маршрут с потерей баллов. Перед стартом все напряженные и злые, как перед боем. Сначала судили «Щель». Первая связка - вылезли высоко, но срыв! Вторая связка-срыв! Серега Сарапаев вылез с партнером не выше 15 метров, дальше у них не пошло и они отсекли время. Серега, не сильно расстроился: «Ну, пголез и пголез». Девушки из тусовки его утешали. Под «Отколом» собрались все сильнейшие, кто бил копытом и хотел только в чемпионы. Мы стартуем первые. Низ здоровенного выступа трудный, до крюка метров 10, Яночкин руку мне стиснул: «Ну, гляди, не сорвись!» На старт, внимание, марш! – Я спокойно, по выступу. Нависает, но зацепки держат, ноги стоят. Долез, щелкнул карабин в ушко старого, ржавого крюка, стою в лесенке: «Страховка готова!», принимаю Яночкина. Тот с выпученными глазами, как зверь, взлетел до меня и отвис на перестежке: «Выдай!», встал мне на плечи, откинулся посмотреть, что впереди. Раздался грохот. Все 15 метров «Откола» медленно вываливаются из стены, крючья вылетают вместе со мной и Яночкиным. Мы повисли на судейских страховках, выступ обрушился, народ под маршрутом застыл в безмолвии – на месте выступа осталась гладкая плита. Маршрут стал непроходимым. В среде претендентов на чемпионский титул все взорвалось – «Откол» не пролезть, а возвращаться на «Щель», снова терять баллы. Машков, как отрезал – ничего не менять. Все бурлило и кипело, толпа кидалась, то к судьям, то к «Отколу», то к Яночкину: «Яночкин, что ты там наверху видел, скажи, гад, а то морду набьем!!!». Яночкин, бегал, отбрехивался, но мне шепнул: «Там еще крючок есть, снизу не видно.» Спартаковцы перезабили «Щель», но догнать 15 метров Саропаева со штрафными баллами им уже не светило, только второе место. Сарапаев бегал под стеной возбужденно: «Пголез, вот ведь пголез!» Девушки щебетали, толпились и поздравляли Серегу. Так и случилось, здоровенные спартаковцы, пролезши 40 с лишним метров стали вторыми, а третьими стала связка из «Урожая», которая осталась под непроходимым «Отколом». Саня подошел к стене, забил крюк и сказал: «Страховка готова!», Коля взобрался ему на плечи и сообщил собравшимся вокруг судьям и участникам, что смена ведущего произошла. А затем под общий хохот Саня попросил отсечь время. Когда все это было? Это было, когда Сергей Борисович Сарапаев стал Чемпионом, когда перед отъездом в Москву с Володей Коломыцевым и Толиком Боровским гуляли теплой ночью по Севастополю, с кем-то прощались и встречались снова, потому, что те опоздали на поезд, пили пиво и что-то еще. До поезда решили покататься на катере по Севастопольской бухте, а Яночкин, чтобы не стоять в очереди, перелез через забор, но перепутал катерок и в чем был уехал в Ялту.

Фотографию взял наугад, из тех, что нашел в сети, извиняюсь если-что.

48


Комментарии:
3
Хорошо!

1
Похоже на 1978 год.

1
Вай!

1
Круто!

1
Спасибо!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru