Современные образы в альпинизме. Люди и их призвание

Пишет M-wanderer, 07.10.2019 21:11

Современные образы в альпинизме. Люди и их призвание (горы, жизнь)

Фотография из личного архива Марии Готовцевой.

В данной публикации речь пойдет о двух людях, чьи жизни - образец для примера и подражания. Речь пойдет о мужчине и о женщине. И первое повествование мы начнем с женщины, женщины вперед.

ЖИЗНЬ ПО ВЕРТИКАЛИ. МАРИЯ ФРОЛОВНА ГОТОВЦЕВА
Давайте внимательно вчитаемся в имя, фамилию, отчество женщины – Мария Фроловна Готовцева. Сколько в них красоты, жизненных смыслов и символов. Однажды удивлённый Владимир Высоцкий воскликнул: «Неужели она стоит 20 ребят?!» Да, она в жизни и в горах стоит 20 ребят и больше. В горах у человека появляются новые, неизвестные черты характера, души. Он живёт как бы в ином измерении — по вертикали... И только такой личности как Мария Фроловна Готовцева суждено было Владимиру Высоцкому, побывавшему в мире альпинистского братства, посвятить песню «Скалолазка»…Современные образы в альпинизме. Люди и их призвание (горы, жизнь)
Фотография из личного архива Марии Готовцевой.

ЖИЗНЬ ПО ВЕРТИКАЛИ. КАК СЛОЖИЛАСЬ СУДЬБА ГЕРОИНИ ПЕСНИ «СКАЛОЛАЗКА»

Впервые свои песни на экране Владимир Высоцкий исполнил в фильме «Вертикаль», посвящённом альпинистам. А песню «Скалолазка» он посвятил своему инструктору на съёмках в горах — Марии Готовцевой.

«Лагерь съёмочной группы находился в горах Кавказа, — рассказывает Мария Фроловна Готовцева. — Работа над фильмом совпала с гибелью Георгия Живлюка одного из лучших альпинистов Вооружённых сил. Виной тому был камнепад. Юра увидел, что на него сверху движется многотонная каменная плита, как мог, вжался в скалу. Плита проскользнула вниз. На теле Юры не было видимых повреждений, но, будучи врачом, он понимал, что у него травмированы внутренние органы, и сказал своему напарнику Аскольду Битному: «Мне осталось жить 5 минут». Так и случилось. Аскольд сообщил о трагедии по рации. У подножия собралось человек двадцать спортсменов, готовых помочь. Однако руководитель спасательного отряда сказал: «Ребята, спасибо, но много народу наверху не нужно. А вот Машу мы с собой возьмём».

Удивлённый Высоцкий воскликнул: «Неужели она стоит 20 ребят?!» Три дня на высоте нескольких тысяч метров под угрозой нового камнепада Маша участвовала в спасательной операции.

Вершина — мечта

Ей было не привыкать к трудностям — самая младшая в многодетной семье, она стала сиротой в 11 лет, когда в 1941 г. под бомбёжкой погибла мама, а вскоре не стало отца. А сами они — шестеро детей, включая троих воевавших на фронте старших братьев, — остались живы. Словно родители взяли на себя весь смертельный груз войны... После Победы 16-летняя Маша пошла работать на московский завод «Прожектор», а в свободное время занималась сразу в нескольких спортивных секциях. Когда на завод пришла путёвка на Кавказ для обучения азам альпинизма, начальство отправило её в горы. «К концу занятий отсеялось больше половины людей. Ушли неуживчивые и те, кто неспособен помочь другому в критический момент. В горах люди сильно зависят друг от друга, ведь в связке, на одной верёвке, идут два-три человека».

Звание мастера спорта СССР по альпинизму Маша получила в 27 лет после восхождения на Ушбу — одну из вершин Кавказского хребта: «Эта гора — мечта спортсменов со всего мира. Она хотя и ниже Эвереста, но по сложности почти не уступает ему». Когда Маша с командой прибыли к подножию горы летом 1957 г., то услышали, что накануне здесь погибли два альпиниста: сорвались с ледника. «Ещё на Ушбе мы встретились с грузинской альпинисткой Александрой Джапаридзе, которая 11 лет подряд разыскивала останки погибшего брата Алёши, чью палатку при восхождении снесло снежной лавиной. На этот раз поиски увенчались успехом, и траурный груз самолётом отправили в Тбилиси, где по альпинисту объявили трёхдневный траур - таким уважением пользовались погибший и его семья».

Восхождение на Ушбу Марии и её коллег завершилось удачно, и во время экспедиции сняли документальный фильм, взявший на фестивале спортивных картин в Италии Гран-при. Увидев картину, с Машей захотел по¬знакомиться лорд Джон Хант — всемирно известный английский альпинист. Однажды в альплагере Машу разбудили поздно вечером со словами: «Внизу тебя ждёт Хант». Англичанин лично высказал альпинистке своё восхищение, а вот подняться на Ушбу, к чему он так стремился, ему не позволила погода.

Приказ Сталина

Всё это время Маша продолжала работать на заводе, но раз в году обязательно ездила на сборы: «Благодаря приказу Сталина инструкторы по альпинизму ежегодно имели право на три месяца за свой счёт. В лагере был полувоенный режим: три раза в день построение. Был памятен опыт Великой Отечественной войны, когда для боёв за Эльбрус пришлось срочно со всех фронтов собирать альпинистов, в то время как у немцев был специально подготовленный отряд горных стрелков «Эдельвейс».

Лагерь съёмочной группы фильма «Вертикаль» находился недалеко от того места, где наши воины героически сражались с немцами. К нам в гости приходили те, кто принимал участие в этих сражениях. Тогда и родилась песня Высоцкого «Баллада об альпийских стрелках».

Кольцо в ручье

«Песни, которые звучат в «Вертикали», Высоцкий написал в горах, опираясь на рассказы альпинистов. Часто выспрашивал детали, старался проникнуться духом гор, — продолжает Мария Готовцева. — Знаете, чем он прежде всего поражал? Он потрясающе слушал! И учеником был удивительным. Когда я что-то объясняла Высоцкому, например, что на леднике ногу надо ставить так, а не иначе, он всегда просил объяснить почему. Володе тогда было 28 лет, мне — 36, а второму инструктору, Толе Сысоеву, — 42. И вот с Толей они сблизились больше всего. Да, у Высоцкого было много друзей, но все они чего-то хотели от него, а Толя стал тем, кому он мог открыть душу. Толя передал мне, что, со слов Высоцкого, «Скалолазка» написана в мою честь. Толи уже нет с нами, но его воспоминания о Высоцком хранятся в музее на Таганке».

В Москве Высоцкий приглашал альпинистов на свои спектакли. «Был у нас инструктор Саша, который жил на Таганке. Он с собой приводил в театр ещё несколько десятков человек, — вспоминает Мария Фроловна. — Любимов хватался за голову: почему народ сидит в проходах и на люстрах висит, ведь мы не даём столько контрамарок! И вот однажды уборщица увидела, как из мужского туалета выходит девица. Неужто перепутала? А через минуту из этой же двери — вторая, третья, четвёртая... Заходит уборщица в туалет, а там наш Саша через окошко впускает поклонниц. Любимов тут же распорядился поставить в туалете решётки».

Мария Готовцева водила группы на восхождение вплоть до 55 лет, а потом одновременно ушла на пенсию и из большого спорта, и с завода, после чего многие годы проработала сестрой-хозяйкой в альплагере. Она и по сей день раз в год старается бывать на Кавказе. В 84 года поднимается на четвёртый этаж без лифта, говорит: горы обновляют кровь и помогают жить. Вспоминает мужа, который в молодости на рабочем месте был сильно облучён. Все его друзья по несчастью ушли в 40-50 лет, а он благодаря альпинизму дожил до 60. А вот дочка и внучка Марии Фроловны альпинизмом не увлеклись.
Современные образы в альпинизме. Люди и их призвание (горы, жизнь)
Альплагерь "Безенги", 2019 год. Юбилей альплагеря - 60 лет. Автор фотографии: Дмитрий Захаренков. Источник: ЭКС-журнал.

Когда Готовцева рассказывает о горах, то никогда не говорит «покорила гору», только «поднялась на вершину», потому что: «Гору нельзя покорить — она стоит и будет стоять. Альпинизм — это не поединок с горой, а поединок с самим собой. А горы... они прежде всего невероятно прекрасны».

Мария Фроловна по сей день живёт интересами горного братства: раз в месяц ветераны обязательно собираются, вот и Новый год в ресторане отпраздновали — пришли 72 человека. «Конечно, вспоминаем песни Высоцкого и слова его персонажа из «Вертикали»: «В горах у человека появляются новые, неизвестные черты характера, души. Он живёт как бы в ином измерении — по вертикали...» Высоцкий ведь тоже жил по вертикали, пусть и не в горах. Наверное, поэтому горы его и приняли. И не просто приняли, а обручились. Как-то он поделился: «Умывался водой из ручья и потерял обручальное кольцо». Я тогда ответила: «Володя, его обязательно кто-нибудь когда-нибудь найдёт».
Современные образы в альпинизме. Люди и их призвание (горы, жизнь)

Автор статьи: Мария Позднякова.
Статья из газеты: Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4 21/01/2015.
- - - - - - - - - - - -
ВЛАДИМИР ЛЕОНОВИЧ ЛЕМЕНЕВ. ХИРУРГ И АЛЬПИНИСТ
Начнем повествование из хроники неизвестной экспедиции:
«В декабре 1982 года по поручению Сергея Павлова – министра физкультуры Спорткомитета СССР Шатаев В.Н. направил в Абхазию команду альпинистов во главе с Бычковым Анатолием. В состав команды вошли: В. Башкиров, Д. Краюшкин (автор этих строк), А. Москальцов и врач команды В. Леменев.
В наше задание вошло что-то покорить?! Как потом выяснилось, это оказались очень древние пещеры, расположенные на отрицательной стене, на высоте около 100 метров. Спуск с верха стены был невозможен из-за отрицательных углов… Мы двумя связками: Башкиров - Бычков и Москальцов - Краюшкин начали обработку… При таких ассах скалолазания, как Башкиров и Москальцов, мы уже через три часа, что называется, ужинали в этих древних пещерах... А через два дня мы отбыли в город Сухуми, где благодаря знакомым В. Леменева посетили сухумский обезьянник, посмотрели, как надо лазить, держась хвостом, на что Башкиров сказал: «А на двух пальцах обезьяне слабо». На этом наша экспедиция подошла к концу».

Из хроники экспедиции в Гималаях:
«Указ о награждении орденом Ленина Владимира Каратаева, участника экспедиции в Гималаи, Михаил Горбачев подписал 21 декабря 1991 года, в последний день существования СССР. Только Каратаеву было не до наград и не до исторических коллизий: он валялся на больничной койке и, латаный-перелатаный, думал об одном - как бы отсюда побыстрее выбраться. И двинуть в горы. Лазить по отвесным скалам и спускаться из-за облаков было уже нечем, значит, надо попробовать параплан: там, где нельзя пройти, можно пролететь… Ранее целью было пройти неприступную южную стену Лхоцзе, которую великий итальянец Рейнхольд Месснер назвал «маршрутом ХХI века»… Сергей Бершов, Виктор Пастух и Владимир Каратаев выходили на маршрут последними, вперед уже ушли четыре группы российской сборной, и все сошли с маршрута - лучшая дошла до высоты 8350 метров.
Погода испортилась, пошел снег, бил в лицо северный ветер. Ночью в пещере стал задыхаться Витя Пастух (потом оказалась пневмония).
"Витя был врачом команды, - вспоминает Каратаев, - причем хорошим врачом, практиком. И когда такой человек говорит вдруг, что "все", он не может, это серьезно...". Сделали укол, подключили оставшийся кислород, напоили горячим чаем. И утром вместе с группой отправили Пастуха вниз. Обошлось… А дальше подъем. И в округе, в огромном пространстве, кроме нас - никого. Дата - 16 октября 1990 года, а 15 октября в Гималаях наступает зима, резко падает температура, дуют сильные ветры, и все экспедиции сворачиваются.
Как они выбрались, одному Богу известно. Каратаев потерял рукавицу (а вспомнить, что запасные у него за спиной, в рюкзаке, не смог), потом - ледоруб, потом - "кошку". Поскользнувшись, он ухнул вниз, уже без сознания пролетел по ледяному желобу 150 метров. Очнулся от резкой боли в руке, обнаружил, что висит вниз головой, - спасла намотанная веревка.
Сергей, который шел первым, еле дождался его в пещере, а увидев руки Каратаева - ужаснулся: восковые. Бершов принялся стаскивать с Володи ботинки - они примерзли к ступням. А сам Каратаев чувствовал себя почти "нормально", отмахивался от Сереги и говорил: "А-а, ерунда. Зато мы победили!" Боли в тот момент он не ощущал...
Профессор отделения сосудистой хирургии Владимир Леонович Леменев, увидев Каратаева, сказал: "Сейчас на операционном столе он у меня умрет". Диагноз - общее истощение организма, 15-килограммовая потеря веса, пневмония, мокрая гангрена на ногах и сухая - на руках. С того света его вытаскивали постепенно - не выпускали из-под капельницы, чистили кровь, понемногу отсекали мертвые ткани.
Только через полтора месяца сделали первую операцию - ампутировали пальцы на руках. Потом - еще пять лет операций, на его теле теперь сплошь шрамы. Он заново учился ходить, заново - писать...
Ровно через 7 лет Владимир вернулся с красноярской командой в Гималаи и поднялся на вершину Ама-Даблам, 6856 метров».
Современные образы в альпинизме. Люди и их призвание (горы, жизнь)
Фотография из архива Научно-Исследовательского Института Н.В. Склифосовского

Из статьи «Хирург» 2007 года, приуроченной к 70-летию Владимира Леоновича Леменева узнаем о его судьбе:
«Судьба Владимира Леменева во многом типична для людей его поколения. Профессию врача за отца и за него самого «выбрали» обстоятельства. Леон Михайлович Леменев, отец Владимира, родился в начале прошлого века в бедной семье. Чтобы вырваться из нищеты, решил стать врачом и поступил в Екатеринославский мединститут. Когда грянула революция и лозунги о всеобщем равенстве и братстве вскружили головы еврейским парням, отец бросил учебу и ушел служить военфельдшером в Первую Конную армию. После окончания Гражданской войны он продолжил учебу на медицинском факультете Московского университета, стал врачом, окончил аспирантуру, Институт красной профессуры (был такой), занялся организацией народного здравоохранения и неплохо преуспел на этом поприще. Работал на заметных должностях в Наркомате путей сообщения, в Госплане СССР, Наркомздраве СССР. Во время Отечественной войны был начальником фронтового эвакоприемника. Но никакие профессиональные и боевые заслуги не смогли уберечь Леона Михайловича от судьбы тысяч замученных невинных людей. В 1950 году его обвинили в шпионаже в пользу семи иностранных разведок и арестовали. При обыске у сына Владимира нашли стреляные гильзы от патронов, стаканы артиллерийских снарядов, взрывпакеты, с помощью которых мальчишки устраивали фейерверки. Этого «арсенала боеприпасов» хватило для обвинения отца в подготовке покушения на вождя. «Тройка» осудила его на восемь лет лагерей и отправила в Карагандинский лагерь. Отца реабилитировали после смерти Сталина, в 1954 году. А пока в начале 50-х он отбывал «наказание» в лагерях, его сын Владимир Леменев в 1951 году окончил среднюю школу и мечтал стать инженером. Но этой мечте не суждено было осуществиться. Семья, в которой осталось трое детей, жила очень трудно. Маму — «жену врага народа» — не брали на работу даже уборщицей. По той же причине не удалось устроить в детский сад трехлетнюю сестренку Таню. Пришлось сдавать одну из двух комнат студентам. Помогали родственники, да еще Владимир давал уроки соученикам, не успевавшим по химии и математике. В Энергетическом институте Владимиру сразу отказали: «Вы — сын врага народа, а наш институт готовит инженеров для режимных предприятий». Старшая сестра Зоя, студентка-медичка, посоветовала попытать счастья в ее институте. Документы Владимира приняли, но потом ответственный секретарь, испугавшись обвинения в содействии сыну «врага народа», возвратил документы обратно. Пришлось Владимиру обратиться к директору института Борису Петрову, известному впоследствии академику. Петров не мог не знать Леона Леменева, отца Владимира, — одного из ведущих в то время организаторов здравоохранения. Процитировав слова Сталина о том, что «сын за отца не отвечает», Борис Петров позвонил в приемную комиссию и распорядился принять документы. Владимир Леменев успешно сдал экзамены и связал свою судьбу с медициной. Он понял, что медицина — это его призвание, решил стать хирургом и ни разу об этом не пожалел. Владимир Леменев окончил мединститут с красным дипломом и несколько лет проработал в хирургической клинике Института переливания крови. В 1963 году защитил кандидатскую диссертацию и начал работать в недавно организованном Институте клинической и экспериментальной хирургии, директором которого был молодой, энергичный хирург Борис Петровский, академик, Герой Социалистического Труда. Двери кабинета Бориса Васильевича были открыты для каждого, но особое внимание он уделял молодежи. Петровский предложил Владимиру Леменеву попробовать свои силы в новом направлении — в сосудистой хирургии. Владимир Леонович согласился, и вот уже 40 лет он практикующий хирург, который занимается сложными операциями на сосудах. За это время он преуспел и в карьерном росте. Когда в 1973 году Борис Петровский рекомендовал его на работу в Институт им. Склифосовского, Владимир Леменев организовал там клинику сосудистой хирургии.
Работа в Институте скорой помощи им. Склифосовского всегда экстремальна. Привозят людей с тяжелейшими травмами, ставшими жертвами автомобильных аварий, разбойных нападений, несчастных случаев. Но эту историю Владимир Леменев помнит вот уже несколько десятков лет. В Институт скорой помощи была доставлена молодая девушка. В результате производственной травмы у нее была оторвана левая рука, которая держалась на обрывке кожи в подмышечной впадине. Ей грозила ампутация. Но как сказать об этом 21-летней Татьяне? К тому времени молодой хирург Владимир Леменев сделал не одну сложнейшую операцию, но такую — реплантацию отсеченной конечности — ему еще делать не приходилось. Да и во всем СССР о такой операции не слыхали. Предстояло сшить все крупные и мелкие кровеносные сосуды руки, нервные окончания, мышцы. Специальных медицинских инструментов не было, только очки с увеличительными стеклами... С тех пор прошло тридцать лет. «Гимнасткой Таня не стала, — вспоминает Владимир Леонович, — но с домашними делами справляется. Обеими руками». А вот случай, который произошел во время медицинской конференции в Тбилиси. Неожиданно к Владимиру Леоновичу подошел высокий грузин лет сорока и опустился перед ним на колени. Растерявшись, Леменев попытался его поднять, но тот схватил его руки и стал их целовать, повторяя: «Эти руки спасли мне жизнь». «Грузины — эмоциональный народ, — улыбается Владимир Леонович, вспоминая этот случай. — Мы успели вовремя прооперировать этого молодого человека. Сужение сонных артерий грозило его жизни. С великим трудом удалось добиться согласия руководства «Склифа» на проведение подобных операций — слишком велик был риск летального исхода. В прошлом году мы сделали 140 подобных операций».
У Владимира Леменева много учеников, он — создатель школы сосудистой хирургии. И еще он — глава прекрасной семьи, где многие тоже стали медиками. Жена Лиля Николаевна — врач-гематолог, кандидат медицинских наук, дочери Наташа и Светлана — врачи, внучка Женя — тоже будущий врач, ветеринарный, правда, зять — инженер. Все они, как и Владимир Леонович, увлекаются горнолыжным спортом.
В чем секрет успеха Владимира Леоновича и в медицине, и в спорте, и в семейной жизни? «Чем больше человек работает, тем успешнее обстоят дела с его здоровьем, — сказал он. — Я не сижу часами перед телевизором, не кричу «судью на мыло», не пью пива. И всегда ставлю перед собой только труднодостижимые цели. Легкие цели — бугорок в степи, который проходишь незаметно. Только достигая трудной цели, получаешь удовлетворение».

И вот 2019 год. Юбилей альплагеря «Безенги». Владимир Леонович Леменев был в первой смене первого года работы альплагеря в Безенги в 1959 году. Сейчас Владимиру Леоновичу 82 года, он полон сил, энергии, продолжает свой жизненный путь. Он профессор и главный научный сотрудник Отделения неотложной сосудистой хирургии НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского. И так надежно, что в жизни и мире альпинизма есть такие люди – альпинисты и доктора. Пожелаем здоровья и долгие лета Доктору.
Современные образы в альпинизме. Люди и их призвание (горы, жизнь)
Фотография из ЭКС-журнала. 2019 год.
Алексей Слотюк и Сергей Маркин вручают Орден "Эдельвейс" В.Л. Леменеву.
- - -
Статья подготовлена по материалам:
- Альпинисты Северной столицы, «Хроника неизвестной экспедиции».
- Он прыгает с горных вершин. Общественно-политическая газета «Труд», 4 мая 2001 г.
- "Алеф" - ежемесячный международный еврейский журнал, статья «Хирург», автор: Майя Немировская, 24 июля 2007 г.

101


Комментарии:
8
Спасибо! Жизнь замечательных ЛЮДЕЙ!

1
Конечно же -в избранное!

4
Дай вам Бог здоровья и Любви! Вы достойны этого, дорогие наши звезды!

3
Первое, что думается - "Гвозди бы делать из этих людей"...

3
Это не люди - это глыбы! Дай Бог им здоровья!

1
Спасибо!
Замечательная статья о замечательных людях!!!

0
Был памятен опыт Великой Отечественной войны, когда для боёв за Эльбрус пришлось срочно со всех фронтов собирать альпинистов-да ну? Абалаков сидит, Кизель арестован, Корзун, который отлично знал район, 3 года на Эльбрусе как никак, тоже сидит как и Деберль, и далее можно по списку. И это мы не берём уже расстрелянных альпинистов, как своих, так и шоцбундовцев. Опять же Кропфа никто на Кавказ не отправлял. Оборону Кавказа начали готовить ещё в 1941 году, так что был целый год чтобы не сесть в лужу.

1
И чего? Зато пломбир вкусный был!

0
Да просто это очередная заплесневелая пропагандистская речёвка из времён развитого социализма. Хотя бы потому, что немцы выставляются, как тогда было принято, уберсолджерами.
Если о чём при обороне Кавказа и думали, то об альпинистах уж в последнюю очередь. Иначе мы бы там видели не сборную солянку, а как раз топ тогдашнего альпинизма.

0
При развитом социализме, насколько помню, немцев обычно придурками выставляли и в фильмах и в книгах о войне (не во всех, конечно) их штабелями направо-налево укладывали.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru