ЖАННУ: АДЮЛЬТЕР С РУССКИМИ.

Пишет liana, 27.11.2007 08:10

ЖАННУ: АДЮЛЬТЕР С РУССКИМИ. (Альпинизм, бабанов, кофанов, : экспедиция)

21 октября в 9.45 по местному (непальскому) времени Валерий Бабанов и Сергей Кофанов поднялись на вершину Жанну (7710 м) в Гималаях по Западному ребру в альпийском стиле.
С альпинистами побеседовала корреспондент "СПОРТ-ЭКСПРЕСС" Елена Рерих.


Перед восхождением Бабанова и Кофанова весной 2003 года на пике Жанну побывала команда "Русский пусть - стены мира" (руководитель Александр Одинцов), пройдя сложнейший маршрут по Северной стене. Валера и Сергей выбрали до сих пор не пройденный маршрут по Западному ребру, которое ограничивает Северную стену Жанну справа. Два раза (1994 и 1998 г.г.) этот маршрут пытались пройти французы, но безуспешно, они дошли до высоты в 6700 м.

ПРОЩАЙ МЕЧТА?

- Почему вы выбрали эту гору, этот маршрут?

- Лет девять я мечтал об этой вершине. В одном из каталогов увидел ее, и она меня покорила. Несколько лет назад понял, что эту мечту можно осуществить. Но когда команда Одинцова пошла на Жанну, подумал: ну что, мечта пропала?.. А потом увидел фото Западного ребра…

- По которому безуспешно пытались пройти французы?

- Ну да. А так как я много нахожусь во Франции, познакомился с теми альпинистами. Они показали мне фото, мы поговорили. Я спросил: "Можно пройти ребро в легком стиле, в двойке?" "Да", - сказали они. Их самих на восхождении было четверо, они пытались пройти в гималайском стиле, фиксировали веревки.

- Интересовались, почему у французов не получилось?

- По их словам, они были психологически не готовы. Это было их первое посещение Гималаев. Когда начали работать на маршруте, просто сломались. Сказали, что ребро очень сильно продуваемо, технически сложнее, много миксовых участков, крутого льда. Иногда в течение недели из-за штормовых ветров выдается лишь 1 - 2 ходовых дня.

- Вас такая характеристика маршрута не остановила?

- Нет, понял: есть идея, надо найти деньги и ехать. Ах да, надо было найти еще и напарника. Я много лет ходил соло. Но на каком-то этапе мне стало неинтересно. И через 5 - 6 лет одиночных восхождений я оглянулся, а вокруг меня никого нет. Все мои бывшие напарники или пристроились в команды, или "завязали". Надо было искать нового.

- Почему остановили выбор на Кофанове?

- Два года назад на Мак-Кинли я познакомился с Сергеем. Мы с канадцем делали серьезное восхождение. На спуске уставшие, промокшие, голодные и встретили Сережу с клиентами, они нас приютили, обогрели, напоили. Тогда и завязались дружеские отношения. В прошлом году встретились с ним в Катманду, и я предложил подняться на какой-нибудь сложный семитысячник. О восхождении на восьмитысячник разговор не шел. Просто хотелось пройти красивый маршрут. С напарником.



КРАСИВАЯ ГОРА

- По-моему, у вас были колебания, на какую гору идти, по какому маршруту?

- Сначала я предложил Сергею сходить на другую гору. Но экспедиция туда оказалась очень дорогой. В какой-то момент вспомнил о своей мечте - Жанну. Сергей сразу согласился. Мы начали готовиться, искали деньги.

- В коротких сообщениях из Непала вы говорили, что с вами шла трекинговая группа.

- Это были мои друзья, которые, что немаловажно, помогли финансово. В экспедицию собралось 8 человек. Было две цели: трекинг для пяти человек и финальная часть - наше восхождение на Жанну. Сомневался, можно ли совместить две задачи в одном мероприятии. Оказалось, возможно.

- Вы все время говорите о невероятной красоте маршрута. Можно поподробнее?

- Когда мы попали в базовый лагерь (4800 м), то поняли, что гора находится довольно близко, в 40 минутах ходьбы. Перепад высоты от подножия до вершины - 3 км, протяженность маршрута - более четырех. Когда подошли к базовому лагерю, погода была плохая, и мы Жанну не видели. Через пару дней встаем, солнце, на небе ни облачка, а перед нами стоит громадная стена!

Походили, посмотрели, почесали в затылке, да... Но что делать, мы уже здесь. Настроение было хорошее, готовы были работать, невзирая на трудности. У нас было несколько вариантов маршрута. Один, именно это ребро, можно сказать, основной. И когда увидели гору вживую, остальные варианты отпали. Западное ребро настолько уникальное, красивое, логичное! Все остальное на порядок ниже.

- У вас были проблемы с акклиматизацией…

- Выбрали рядом стоящую вершину, высотой 6336 м, которая называется... Меру. Это у меня уже третья Меру в Гималаях. Изначально планировали подняться туда большой компанией. Но потом поняли, что гора сложная, погода плохая, и мы с Сережей поднялись на 6200 м, где заночевали. Промежуток между этим восхождением и подъемом на Жанну составлял меньше недели.

- 14 октября при нестабильной погоде вы вышли на маршрут. Что говорил прогноз?

- От моего друга из Франции мы получали ежедневную сводку. Глядя на нее, можно было никуда не ходить. Снегопады, штормовой ветер: на высоте 6000 м скорость 80 - 90 км/час, а выше семи тысяч - до 100 - 120 км/час. Глянули мы на такой прогноз, стали думать, куда бы полезть, чтобы не потерять акклиматизацию. День подумали... Да пошлое оно все на фиг, полезем! Как будут события развиваться, так и будет.



НОЧЬ НА КРАЮ ПРОПАСТИ

- Восхождение в альпийском стиле предполагает минимум снаряжения. Как выглядело ваше?

- Шла борьба за вес, вернее, за его снижение. Спасибо ВАSК'у, который сделал нам спальник весом всего 800 грамм, и палатку весом с килограмм. Но даже при минимуме снаряжения - 5 баллонов газа, продукты на 7 - 8 дней, две веревки, 10 - 12 крючьев - стартовый вес рюкзаков получался не менее 20 кг. Но если учесть, что перепад маршрута 3 км, а протяженность более четырех, то это выглядело скромно. Хотя первые дни вес чувствовался, приходилось напрягаться. Первый всегда лез свободным лазаньем, второй по возможности также старался это делать.

- Путь наверх занял у вас 8 дней, было семь ночевок, одна - на высоте 7600 м - холодная. Как вы ее пережили?

- Самые сложные участки начались с 7500 м. Поднялись на 7600 м и решили остановиться. Холод был космический, а лезли уже в сверхальпийском стиле. Спальник и каремат оставили внизу, взяли с собой только палатку и совсем немного еды (на такой высоте сколько ни ешь, сколько ни спи, все рано не восстановишься). Чтобы согреться, временами, минут на десять, включали горелку - газ экономили. У меня страшно мерзли ноги, Серега мне их постоянно растирал, надел свои сухие носки да еще рукавицы на них натянул.



СЕРГЕЙ КОФАНОВ:

- Ночь застала нас на сложном скально-ледовом участке. Была такая смесь скал и льда, что даже после нашего обычного двухчасового махания ледорубами мы смогли сколотить замерзший на скалах лед и расчистить какое-то подобие площадки метр на метр. Воткнуть туда палатку было невозможно. Мы ночью так постарались это сделать, что сломали у палатки дугу! В итоге растянули ее лишь на одной дуге, один конец которой упирался в скалу, второй висел над пропастью. Залезли внутрь - Валера сидел, ноги его лежали на мне. А мои ноги просто свисали в пропасть, в ту часть палатки, куда мы скинули все наше снаряжение. Часа в 3 - 4 ночи Валера спросил: "Серега, а ты пристегнут?" Я посмотрел: "А ты знаешь, нет…" Так всю ночь провели, сидя на пятачке на краю пропасти. Одно неловкое движение и... Слава Богу, все обошлось. Тем не менее, влияние горной болезни сказывалось.

- Не менее "захватывающим" был и спуск…

- На последней ночевке на 7200 м, - поясняет Кофанов, - не смогли поставить палатку. Пытаться натянуть ее на одной стойке было безумием, ураганный ветер порвал бы в клочья. Мы залезли в нее как в мешок: были в таком состоянии, что когда Валерий высунул руку на улицу и набрал горсть снега, чтобы натопить кружку кипятку, я посчитал это подвигом. Тот кипяток был единственной нашей едой за последние двое суток.



ВАЛЕРИЙ БАБАНОВ:

- На следующий день приняли решение спускаться как можно ниже. Растопить снег и поесть то, что взяли с собой, времени не было. Провели практически трое суток без воды и еды. Когда мы спустились в базовый лагерь, то Ольга (жена Бабанова. - прим. Е.Р.), увидев нас, заплакала. Но мы ее успокоили: все закончилось!



ЖИЗНЬ В КУРЯТНИКЕ

- Находясь в таких нечеловеческих условиях, не думали о бесполезности вашей работы?

- За время лазанья, - вспоминает Бабанов, - у меня пару раз возникали сомнения. Но между собой о бесполезности усилий не говорили. Никогда! У нас был настрой на победу, очень хороший настрой. Верили друг в друга. Была маленькая команда с боевым духом, который продвигал нас вверх.

- Из чего состоял ваш рацион на маршруте?

- Утром чашка мюсли, вечером - пакет с сухим продуктом. Заливаешь туда кипяток, и через 5 минут готово - суп, макароны, каша. Плюс по два батончика шоколада в течение дня. При энерготратах 5 - 7 тысяч килокалорий получаешь 1000 – 1200 - я уже третью неделю отъедаюсь. Но никак не могу набрать вес, похудел на восхождении килограммов на 8 - 10.

- Сколько человек способны на такие подвиги?

- Да немного, в мире пять - семь.

- Наши?

- Я сказал: в мире.

- Как бы ни было тяжело на маршруте, без курьезов, наверное, не обошлось?

- Когда мы пытались установить лагерь на 7000 м, - охотно откликнулся на мою просьбу Кофанов, - солнце зашло, и Валера снял очки. Но когда начали рубить площадку, снег ветром поднимало и бросало в лицо со страшной силой. Валера решил надеть очки, но они, запотев, замерзли. Отогреть не получилось, а работать без очков невозможно. Пришлось пойти на такой эксперимент - вслепую махать. Работая так, Валерий порвал ледорубом капюшон, распорол рукав. Пытались заклеить дырки пластырем, но пух постоянно лез наружу. В итоге все последующие дни в палатке проходили под девизом: "Живем в курятнике".

- Имя Бабанова ассоциируется с восхождениями соло, но, похоже, у вас, Валерий это в прошлом?

- Я очень много времени провел на стенах, лазая в одиночку. Через 5 - 6 лет одиночных восхождений оглянулся - а вокруг меня никого нет… Я один. Все мои бывшие напарники или пристроились в команды, или "завязали". Наверное, я устал. Хочется поговорить на маршруте, пообщаться.

Свои планы на будущее связываю с гималайскими восьмитысячниками. Но пойду не один, с напарником. А вот в большой команде ходить не буду.

- Время таких восхождений уходит в прошлое?

- Команда останется в том случае, если задача не решается в альпийском стиле, как на К-2 (8611 м) в этом году. Практически ни одна зарубежная экспедиция не добилась там успеха, кроме сборной России, которая поднялась по Западной стене.

- А еще такие маршруты остались?

- Да, я считаю, что это Западная стена Макалу, диретиссима. По крайней мере, на сегодняшний день.

- Команда Александра Одинцова за восхождение на Жанну получила "Золотой ледоруб". Специалисты прочат эту награду и за прохождение вашего маршрута. Вы можете сравнить оба восхождения?

- У Саши маршрут на порядок сильнее, команда прошла стену. Но мы применяли разные стили. Ребята использовали полностью фиксированные веревки, у нас таких не было. Наш маршрут пригоден для альпийского стиля. Маршрут Одинцова так пройти сейчас нереально.

Подготовила Елена РЕРИХ

90


Комментарии:
4
Парни отработали на зубах и заслуженно на слуху у альпинистского мира.
За возможность ознакомиться с их интервью большое спасибо!

-6
Показать комментарий

6
Поиск по сайту наберите "К2" ... Там достаточно ссылок.
Может, даже больше, чем о Жанну.
Очень исчерпывающее интервью Паши Шабалина ...

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru