Брат. Окончание.

Пишет niska, 15.01.2008 16:37

***

То ли методспоры с Любаней братану остоюбилеили, то ли театр музкомедии вспомнился, кто знает? Только начал Вовик менять оппонентов своих споров, то бишь жен. Кому-то в творческом процессе "недосук", а Горбунову, "наеборот", до них. Через енто дело рассорился он со многими из нас, вернее, мы с ним. Откуда ж нам тогда, в наши осьмьнадцать лет, было знать о своих будущих гаремах.


Так или иначе, но в один год Вовик потерял перву свою жену, перву команду, и брательника младшого туда же. Не поделили мы с ним евойную вторую жену (но эта еще пока в девках ходила). Схожесть восприятия прекрасного, наверное. Прям беда. В то время и пришел Володя к формуле «тренер-спортсмен» в виде «Мои мозги + твои мышцы =результат». Именно поэтому сегодня можно вспомнить чьи-то результаты, можно еще посмотреть на чьи-то мышцы. Но о том, что было в тех мозгах, о методике, по которой те результаты достигнуты, мышцы эти не знают и рассказать в большинстве случаев не могут.
Когда по прошествии лет я сам взялся за работу с секцией, то пришел к другой схеме. Научить человека тренироваться гораздо полезнее и продуктивнее, а главное интереснее, чем просто тренировать. По крайней мере для меня. Не такой огромный объем знаний накоплен тренерами по скалолазанию и альпинизму, чтобы на его передачу нужны были годы. Практически через полгода занятий любой спортсмен, если он не полный бандерлог, может не только самостоятельно тренироваться, но и дополнять освоенные методы тренировки своими свежими творческими мыслями. Конечно же, если с самого начала привлечь его к творческому отношению к занятиям, а не заставлять просто выполнять указания мудрого тренера, который, морща лоб, шевелит губами и с задумчивым видом щелкает секундомером.
Но я-то пришел к таким выводам, глядя на Володю, в те шесть лет, которые мы с ним практически не общались. Что называется, научился от противного (и здесь чему-то научил, зараза). Он же тем временем все более детально и глубже совершенствовал свои тренировки, но его спортсмены, не понимая происходящего, теряли к этим тренировкам интерес. Тем более, что по-прежнему он не мог организовать или пробить выезды на крупные соревнования, как в других клубах. А пахать за идею, когда другие по Крымам разъезжают, грустно до судорог в кистях. Ну, а сборные команды тогда формировали так же, как и сейчас – не всегда понятно. Среди других тренеров он начал выглядеть чудаком, а среди спортивных функционеров еще и на букву «М», потому что не понимал некоторых простых нюансов спортивной действительности.
Ну никак не хватало ему семи пядей поперек лба, чтобы догадаться, почему пацан, несколько лет отзанимавшись у Горбунова, пишет тренером человека, один раз пославшего его на Всесоюзные соревнования в тот же Крым. Или чему может научить преподаватель в школе тренеров, не знающий что такое запас глюкогена, депонированная кровь или еще какие-нибудь там лактаты, будь они неладны. А он мало того, что не понимал, так нет же, надо еще задавать эти дурацкие вопросы людям понятливым. И ясен месяц, на тренерских советах его не рады были видеть. А он опять не понимал – почему, собственно?
К середине 80ых, наработавшись черти где, от завхоза до печатника, братан устроился наконец-таки на ставку тренера в отдел туризма при Республиканском дворце пионеров. Припомнил он им Павлика Морозова, того, что батю свого сдал, как бобика – начал Вова строить скальный тренажер. У пионера Рахметова, наверное, до сих пор руки в шрамах от полукувалды и зубила. Да и Казбекову досталось не меньше. Кстати, выше того простенка вдоль пожарного выхода в четыре этажа до сих пор ничего не построили в Алмате. Да теперь уже и ни к чему.
На тот момент в Казахстанском скалолазании появился понимающий Горбуновскую тренерскую блажь человек - Сергей Архипов. Такой же фанат скалолазания, долгое время работающий без всяких тренерских ставок, за понюх табака, как говорится. Но у Сергея Марковича вместо методических заморочек проявился талант (я не ерничаю) организатора. Именно ему, как я считаю, принадлежит инициатива в организации детского скалолазания в Казахстане, а затем и в СССР. Причем он не просто бубнил, как некоторые (я не буду показывать пальцем на Горбуновых), а проводил огромную организаторскую работу в этом направлении. Заручившись поддержкой старшего тренера СКА САВО Ерванда Тихоновича Ильинского и пользуясь его личными связями в Федерации СССР, Маркыч (как мы его зваги) вносил аргументированные, подготовленные предложения, большинство из которых стало основой программы развития детского скалолазания в СССР. В результате его работы стало возможным проведение отдельных детских соревнований по скалолазанию и появление нормативной базы для создания скалолазных детских секций.
Ну, Вовик и давай изгаляться над бедными детями. Отдел туризма Дворца пионеров почти в полном составе занялся скалолазанием. Причем, как всегда у Горбунова, "добровольно и с песнями". Даже спелеологи поменяли ориентацию и полезли не вниз, а вверх. Работать стало интересно, и Братан стал буквально жить работой и на работе. В результате и из второй семьи его уволили за непосещаемость. Зато появились тренажерные стенки, оплачиваемые сборы и даже свои соревнования – Приз Саманты Смит. Но здесь анекдот вышел.
Собирались провести всего лишь Первенство Дворца пионеров, да в последний момент отменили. Бухгалтеры куда-то деньги перепланировали – видать, кому-то "на ум пошло". Тут ента американска дивчина, которая Саманта Смит, как нарочно подгадала — на ероплане рухнула. А так как за мир она боролась между США и СССРом, я и пошутил — не сделать ли нам соревнования в память девчушки-то этой, пионеры мы или где? Я-то ладно, пошутил, а Вовику не до шуток, положение о соревнованиях разослано. На стол директора Дворца пионеров легло письмо с подписями наших пионеров-скалолазов с предложением…
Денег с перепугу дали столько, что хватило на проведение Всесоюзных детских соревнований в триста человек участников, с автобусами, питанием и оплатой судей. Более массовых соревнований в Союзе не было.
Вот тогда-то братан и проникся мыслью, что организация — вещь, достойная внимания. К сожалению, сторонние наблюдатели данного процесса тоже прониклись. Уж больно смета была аппетитная, и от организации третьего Приза памяти Саманты Смит Вовика отодвинули. Правда, на всех "новых организаторов" даже той сметы не хватило, и результаты соревнований отразились не только в протоколах соревнований, но и в протоколах заведенного уголовного дела. Одним словом, четвертый Приз Саманты больше походил на Первенство дворца пионеров, но первые два вспомнить приятно.
Да и вообще 80е в Казахстане удались. Архипов с Горбуновым были, как говорится, на острие атаки детского скалолазания в СССР. А у себя дома благодаря работе с детьми сильно подняли массовость скалолазания. Но у всех детей есть общий недостаток, они быстро взрослеют (не успеешь оглянуться, они уже в тюрьме сидят). Поэтому поголовье взрослых скалолазов тоже увеличилось. Большое влияние на организацию взрослого скалолазания оказал Ерванд Тихонович Ильинский. Он не только собрал отдельную секцию 12 СКА САВО по скалолазанию и пробил тренерскую ставку в родном клубе, но и добился для армейской команды отдельного представительства на Всесоюэных соревнованиях. В результате армейцы не вышибали представителей наших Республиканских ДСО из сборной КазССР (хотя могли по результатам), но могли выступать на всех стартах Союзного масштаба.
Что касаемо Горбуновых, так я к Ильинскому пришел в 78г, а Вовик после Спартака и Локоматива стал тренером 12-СКА году в 83м. Кстати, именно по настоятельным , если не сказать отеческим, советам Ерванда Тихоновича, произошло наше с братаном примирение после шестилетней размолвки.
И казалось бы, все у Иркутятины поперло, так нет же. Какой-то чудак затеял эту, как ее? перестройку.
Помнится, деда нашего где-то в Забайкалье тоже какие-то там коллективизаторы с комсомолистами под ручку мельницы лишили, со всем скотом в придачу. Типа, так надо – Революция называется. Вот и мы своей ….олюции дождались. Как где, не знаю, а Казахстанских скалолазов тогда лишили финансирования напрочь. И опять ни сборов, ни соревнований, ни тем более ставок тренерских. Одно слово, смута.
Горбунов с Архиповым продолжали надеяться, что это временно, и строили тренажеры под будущие поколения. Причем непонятно, на какие трудовые доходы они это делали. Ведь они, сирые, тогда еще не догадались своим спортсменам билеты продавать на эти самые тренажеры.
Не знаю, как строился тренажер в Алма-Атинском строительном техникуме, а вот в школе нумер 132 этому процессу активно помогала банда малолетних мародеров "Алим и К". Естественно, под чутким руководством старших товарищей. Некоторые мэтры мирового скалолазания могут вам в деталях рассказать, как из детской площадки микрорайона Аксай можно смонтировать каркас для нависающего тренажера (правда, Серик?). А пожарные инспекторы из бывших скалолазов, ныне проживающие в краях Германских, могли бы поведать о происхождении фанеры многослойной, что и поныне на том каркасе висит. Ну, и опять же полукувалда, куда без нее, родимой.
Дело в том, что Володя и жена его Марина с начала 90ых работали в той самой 132-ой школе преподавателями физкультуры. И, конечно же, их работа выделила ту школу из числа многих. Они ведь не ограничились строительством тренажера и регулярно проводимыми соревнованиями на нем, любимом. Ежегодно проводились всяческие эстафеты для учеников, преподавателей и родителей. То какие-то "Командос" для пацанов и пап, то "Новые Амазонки для девченок и мам", то еще черти что. Лично я, помню, помогал проводить какой-то "День гражданской обороны". Это когда имитировали пожар в школьной столовой (да так, что по первой пожарные приезжали), и по сотне учеников с радостным визгом из окон по канатной дороге вылетали на улицу. Видео с тех Вовкиных спортивных праздников и поныне разным комиссиям показывают.
А кроме школы, Вова занимался организацией соревнований, добывая деньги у спонсоров. Благо, что его к тому времени выбрали в председатели тренерского совета КазССР. Да и в Союзном комитете, учитывая результаты соревнований, они с Архиповым не последние люди были. А спонсоры любят, когда медальками перед ними бренчишь да должности свои перечисляешь.
Но еще больше в те годы спонсоры любили деньги обналичивать и половину сметы обратно себе забирать. Не потому, что люди плохие или жадные, как раз наоборот, они бы и больше помогали с радостью, просто перестройка превратилась в недостройку, и чтобы свои деньги отдать на доброе дело, их надо было у себя же и украсть.
И вроде бы опять дела у Горбунова понемногу устаканиваться начали. Есть где тренироваться, есть где выступать. Но нашлись добрые люди и начали после каждых соревнований, проведенных на спонсорские деньги, в Спорткомитет оперу писать. Писали тому оперу, что смета соревнований не соответствует фактическому расходу. Автобусов, дескать, было меньше, судей и участников тоже кто-то не досчитался, ну, и прочее. Наш спорткомитет перестал не то, что деньги давать, но и положения о соревнованиях утверждать. Обиделся Иркутятина на всех добрых тех людей, плюнул, грязно выругался и потихоньку запил.
Помогало этому делу еще и то обстоятельство, что заломал он как-то свое заднее правое копыто. Он ведь до конца 80х в приличной форме всегда держался. Тип того, что «вторая молодость приходит, к тому, кто первую сберег». Вот и лазил сам на всех сборах, куда ездил уже тренером. Наверное, пытался личным примером молодежь раззадоривать. Да вот упустили его как-то на страховке на камушки Крымские, а те оказались крепче, чем его мослы. Видать, молодость, та, которая вторая, припозднилась. Приехал домой в гипсе по самое здрасте. Давай мне про пятку свою рассказывать, как красиво она у него на три части развалилась. Даже парнокопытным, дескать, теперь не назовешь.
Но самое грустное, что с этой травмы перестал братан шевелиться активно. Ни скал, ни тренировок. А в результате лишний вес, много лишнего веса. То есть мало того, что с тренерскими перспективами кранты настали, так еще и здоровье посыпалось. Вот и начал он под водочку жалеть себя, любимого. Впрочем, как и многие в те годы.
Я к тому времени уволился из армии и занимался промальпом. Вначале со старшими друзьями в первом в Союзе кооперативе, специализирующемся на этой теме, а потом уже в своем. Короче освоился малеха в этих перестройках да суверенитетах. Потом, когда кооперативы уже начали зажимать налогами, учредил для Вовика Частный спортивный клуб, с чудным названием «Кесертке» (секретарши в той конторе, бедные, до сих пор вешаются, работая с документами). Помню, заключил на него первые договора с хорошими сметами, сосватал парней работящих и грамотных для выполнения работ, но дальше у Вовика дело не пошло. Не заточен он был на производства там разные. Но неожиданно ему, да и мне, как потом показала практика, повезло несказанно. Началось все, как и все хорошее, конечно же, с пьянки.
Зашел ко мне в гости после вахты месячной Вадик Григорьев. Понятно дело, щас не то, это тогда все мы еще были Вадиками да Юриками, Так вот, сидим вдвоем. Я ругаюсь на налоги, а Вадик на отцов-командиров, под чьим началом он месяц пистолетом покрасочным размахивал. Дескать, организуй они меня шибче, я бы больший денежный эквивалент намахал тем пистолетом и себе, и им. Понял я так, что студенту етому, до работы буйному, для полного счастья только печати собственной недостает. Вспомнил братана, который не знает, куда печать свою с умным словом «Кесертке» сунуть, и застолье наше плавно перешло в разряд производственного совещания. А уж кады Вовик срочновызванный появился, у нас начался ну полный тренерский совет. И вот где-то ближе к утру ЧСК «Кесертке» был укомплектован дееспособным директором в лице Вадима Викторовича Григорьева, а Горбунов В.А с радостью пошел на понижение до главного тренера клуба. Мне доверено было непосредственное выполнение работ высотных, вверх пошел, одним словом.
Так и зажили. Усилиями Григорьева коммерческая деятельность резко набрала объемы, а Вовик на выделенные ему средства снова в полный рост занялся тренерскими делами. Опять появилась далекая перспектива с выходом на забугор. «Кесертке» не только оплачивал сборы и выезды на соревнования, но и давал стипендии спортсменам, зарплату тренеру и даже пенсию инвалидам спорта. Володе выделили компьютер для написания с последующим изданием книги по его методике тренировок скалолаза.
Результат не заставил себя ждать. Второе место на этапе кубка мира в исполнении Серика Казбекова до сих пор остается высшим достижением Казахстанского скалолазания (насколько я знаю). Это был первый случай, когда согласно сработали сразу три составляющие успеха. То есть под флагом ЦСКА, при финансовой поддержке ЧСК «Кесертке» работа тренера и спортсмена увенчалась результатом мирового класса. НО.

[b]Серик Казбеков[/b]
Источник: www.alpclub.ur.ru

Продолжения не последовало. Изменившееся законодательство сделало невозможным или, как минимум, невыгодным существование хозрасчетных спортклубов, и «Кесертке» лишилось своего материального фундамента. Казбекову пришлось уехать из Казахстана из-за отсутствия перспектив международных стартов. Горбунов опять оказался у всем известной посудины и снова начал попивать.
Конечно, была секция, перспективные пацаны, условия для тренировок, включая свой тренажер… Да только после меда морковный сок души не греет. На сорокалетний юбилей к Вовику пришли десятки его бывших учеников. Дочь и сын от первых двух жен, казалось, души в нем не чаяли. Молодая любящая жена Марина тоже мечтала о детях. Но все чаще у нас с братом случались тяжелые разговоры, и я все чаще замечал его отрешенно-прощающий взгляд. Тщетно я пытался доказать ему, что большинство людей живут еще более скучной жизнью. Временами он загорался каким-нибудь делом. То по школьным делам, то по зарабатыванию каких-никаких денег. Но каждый раз приходил к мысли, что все это для него бессмыслица. Написанные черновики книги пропали в зависшем компе. Последнее, что его грело, это консультации по тренировкам, которые он диктовал по телефону в разные города СНГ. Эти звонки, длившиеся порой часами, напоминали ему о его тренерской состоятельности.
В конце 90х в Казахстане началась очередная волна подъема скалолазания, но в ней Горбунов уже не участвовал. Хотя его пацаны лезли в призах, ему, больному и пьяному, все это стало скучно. В апреле 2001г. в возрасте 48 лет он заскучал до смерти.


PS
— Ну что ж вы-то так убиваетесь? — спросил я троих женщин на похоронах брата.
— Да вот стоим, вспоминаем. Получается, у всех нас самая красивая весна в жизни связана с Иркутятиной твоим, да только ли у нас?


Ю.Горбунов. Алматы. 2003 – 7г.

84


Комментарии:
0
10x !!!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru