МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ

Пишет Leonidvas, 29.03.2008 07:22

МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ
(Гастон Ребюффа «Гид рассказывает» - Перевод Леонида Васюковича)

Пожалуй, никогда не можешь точно сказать, объяснить, почему выбрал именно этот маршрут. Но я знаю точно, что любое восхождение рождается из мечты. И вершина Гранд-Жорас является именно той вершиной, название которой отзывается эхом в сердце каждого альпиниста. А особенно, если он увидит воочию это необыкновенное, без преувеличения, творение природы высотой в 4208 метров со своей стеной в 1200 метров.
Я не могу сосчитать, сколько вечеров провел на террасе приюта Куверкл, всматриваясь в очертания вершины, от которой просто невозможно отвести взгляд – настолько она зачаровывает.
История покорения северной стены Гранд-Жораса, главной проблемы Альп, с 1907 по 1938 год полна суровых и трагических испытаний. Лучшие альпинисты той эпохи пытались пройти ее, некоторые из них расплатились собственной жизнью за такую дерзость.
Наконец, в августе 1938 года трое итальянцев Кассин, Эспозито и Тиццони, авторы многих первопроходов в Доломитах, появились в приюте Рекен. Обмолвившись несколькими словами с гардьеном приюта, они тут же попросили: «- Пожалуйста, покажите нам северную стену Гранд-Жораса!»
- Да вон она! - махнул рукой в сторону вершины гардьен, подумав при этом : « Странные какие-то типы. Разве им неведомо, что лучшим альпинистам северная стена Гранд-Жораса оказалась не по зубам». Но эти парни, проведя на гигантской стене трое суток, взошли на вершину. Они вписали золотую страницу в летопись покорения Гранд-Жораса.

Я несколько лет готовился к тому, чтобы пройти этот маршрут. Я знал, что много именитых и опытных альпинистов так и не отважились на дерзкий поединок с вершиной. И все же, я решил пройти северную стену Гранд-Жораса. Мечта, которая поначалу казалась мне несбыточной, постепенно овладела мной, и я уже был не в силах противиться ей.
И я начал готовиться. Прежде всего, первопроходцы приобрели прекрасный опыт в использовании искусственных точек опоры на известняковых стенах Доломит: с помощью крючьев, лесенок, площадок они проходили практически вертикальные стены, нависающие скалы, гладкие плиты. И именно в этом и заключалась основа их успеха. И я перед тем, как отправиться в Шамони, решил весной 1943 года потренироваться на скалах Калaнк, в пригороде Марселя.

В моем дневнике о первой попытке пройти ребро Валкера северной стены Гранд-Жораса остались скупые записи.
« 4 июля 1943. Ребро Валкера. Выход из приюта Лешо в два часа ночи. В 18-00 началась непогода. Бивак на стене с 19-00 до6-30 5-го июля. Возвращение в приют в 15-00. Спуск в Шамони в 18-30. Попытка пройти маршрут была прервана сильной грозой на высоте 3600. Мой компаньон – Эдуард Френдо.» Эти скупые строки из моего горного дневника лишены эмоциональных переживаний, не потому что их не было, а, наверное, потому, что мы были психологически напряжены, как это бывает обычно при встрече с чем-то значительным, непредсказуемым.

В два часа ночи мы снова вышли из приюта Лешо и по одноименному леднику направились к знакомой уже стене. По сравнению с ней, мы казались такими маленькими, таким уязвимыми, но, вместе с тем, такими безрассудно - отчаянными и дерзкими в своем порыве.
Очень холодно. Но постепенно от напористого и целеустремленного ритма мы согреваемся, и, кажется, становимся одним целым с этим миром гор, который еще находится во власти ночи. Вообще, ночные подходы скрадывают расстояния, поэтому мы даже не заметили, как подошли к бергшрунду, как преодолели его и оказались лицом к лицу с оледенелыми скалами ребра Валкера. Массив Гранд - Жораса имеет две вершины, это – пик Вимпера высотой 4184 метров и пик Валкера. высотой 4208 метров. Первые метра подъема проходим классически, то есть, с попеременной страховкой. Нам удалось преодолеть полосу практически гладких скал. А если добавить, что после непогоды они покрыты наледью, то можно понять неописуемое ощущение огромного удовлетворения оттого, что нам удалось это сделать.
Но и в этот раз непогода снова накрыла вершину. Холод, снег обрушились на нас с такой силой, что и подъем и спуск стали проблематичными. Поэтому решили организовать бивак на небольшой площадке, нависающей над пропастью.
Застраховав себя, мы уселись на маленькую площадку, свесив ноги в пустоту. А снег продолжал падать, укутывая нас, превращая в большие снежные шары. Первозданную тишину нарушал только шорох падающего снега. Чтобы не уснуть, мы принялись петь.
А утром, оценив обстановку, решили спускаться. Спуск прошел благополучно. Гора не приняла нас. Ну что же, ее права сильнее наших амбиций.
После суровой зимы 1944 года маршрут, который так скудно освещается солнцем даже в разгар лета, остался недоступным ни для нас с Френдо, ни для других восходителей.
14 июля 1945год. Мы с Френдо снова в приюте Лешо, преисполненные неиссякаемой решимости пройти ребро Валкера. Так же, как и раньше, выходим из приюта в 2-30 ночи. И путь подхода к маршруту и первые 600 метров скал нам знакомы до мелочей, поэтому радуемся несказанно и забитому нами крюку, и обрывкам шоколадной обертки, и другим мелочам, которые напоминают нам о нашей первой, пусть даже неудачной, попытке пройти маршрут еще в 1943 году. ..
Мы проходим знакомый участок в том же темпе, с той же техникой преодоления ключевых мест. И, наконец, я сообщаю Френдо:
- Эдуард, а вот и наш последний крюк!
Мы забили его для самостраховки в ту ненастную снежную ночь.
Выше же – сплошная неизвестность! И нам придется разгадывать все головоломки ее и решать их, чтобы достичь цели. И мы, не останавливаясь, продолжаем подъем, перебрасываясь друг с другом только короткими чисто рабочими фразами типа: « Выдай!, Страхуй!, Выбирай!»
И только в 20-30 удается подойти к небольшой полочке, пригодной для сидячего бивака. Но разве это самое главное! Разве это важно, что снова сидим ноги в пустоту?! Разве это важно, что ночь обещает быть немилосердно холодной?! Завтра, мы уверены, будет прекрасная погода!
После трудной ночи мы, словно муравьи на огромной стене, принимаемся за свою работу. Вершина предъявляет нам все более сложные и сложные задачи. Но я был уверен, что мы, два существа, связанные одной веревкой между небом и землей, обязательно достигнем цели…
Ногами, руками цепляясь, ввинчиваясь в узкие трещины, мне удается преодолеть участок нависающих скал. Но выше его рельеф не становится легче. Гладкие плиты чередуются с отвесными почти гладкими скалами. И все же, в 15-30 нам удается подняться на жандарм Серая башня. Еще через два часа достигаем высоты 4000метров.
Вертикальный камин, забитый льдом, снегом, пытается пройти Френдо. Хрупкие скальные стены камина ненадежны для организации страховки: забитый крюк скорее играют роль психологическую. Френдо медленно, контролируя каждое свое движение, приближается к концу камина. Я же, находясь в 15-ти метрах ниже, затаив дыхание, слежу за ним. И вот Френдо, вцепившись руками в верхнюю кромку скал, пытается подтянуться и выйти, наконец, из камина…
Но, неудача. Я вижу, как мой товарищ опрокидывается назад, не выпуская при этом из рук скальный блок. Падение происходит быстро, как вспышка молнии, а мне кажется, что это длится целую вечность. Трезво оценив происшедшее, я быстро выбираю веревку, что находится между нами, я собираюсь в комок, готовясь к рывку. Когда же вырывается крюк, я решаю: « Я больше не должен выбирать веревку, я ведь не удержу ее в руках!» И тут же набрасываю ее на скальный выступ, а несколько кольцев все - таки хватаю в руки, чтобы хоть чуть-чуть амортизировать рывок веревки на скальный выступ.
Всего секунд десять длится падение Френдо. Но он спасен. Ушибы, растяжение мышц, стресс от пережитого. После короткого отдыха он снова готов продолжать подъем. И нам удается пройти и камин и еще несколько веревок гладких отвесных скал.
Незаметно закончился еще один день. Устраиваемся на второй ночлег, если можно так назвать наше бодрствование в ожидании рассвета.
И вот как только солнце осветило вершину, мы с неиссякаемым упорством продолжили поединок с вершиной. Чувствуется, что вершина уже рядом, она пока кутается в утреннем тумане.
И вот, наконец, в середине третьего дня мы достигли своей цели. И не скрою, мы были счастливы.

45


Комментарии:
4
Здорово!

6
Самый известный снимок Ребюффа


Гранд Жорасс и хижина Куверкл


P.S. Единственно, что меня всегда смущает в некоторых датах, это 1941 -1945 гг. Казалось, что весь мир должен был бороться с фашизмом, ан нет...

1
Спасибо за фотографии! Они гармонично дополняют материал. В датах я не ошибся.Сам тоже удивляюсь.

2
Я не о правильности дат. Просто, мы думали, что II Мировая, действительно МИРОВАЯ. А это не так. Во многих странах в Южной Америке, где я бывал, вообще ничего не слыхали о войне 39-45 гг.
И уж тем более, о Сталинграде, Курской дуге, Ленинграде.
Да и в странах, которые воевали, война тоже была разной. Даже в СССР.
Короче, как говорят в Одессе - "Кто при немцах хорошо жил, тот и сейчас не плохо устроился"

5
Извиняюсь за занудство, имеется маленькая поправочка.

Решил весной 1943 года потренироваться на скалах Калинки, в пригороде Марселя

Правильно это звучит как " на скалах Кaлaнк"

Скалы Calanques



А вообще альпинистская активность с 1941-45 не удивительна.
Во первых в Савое война была, ну как это сказать, мягче. Например в районе Монблана на приюте Торино "альпини" держали позиции, а на приюте Симонд на них смотрели французы, а в перерывах между "боями" ходили друг к другу попить кофе. А ещё, встречаясь на маршрутах, ходившихся в "перерывах" вполне могли совместно идти к вершине. Вот такие вот дела. Рикардо Кассин был в "партизанах", а его главный альпинистский конкурент Жервазутти был любимцем Мусолинни. Очень курьезные короче истории....

2
Исправил! Конечно же, Каланк. Спасибо!

0
Леонид, спасибо! Интересно, познавательно.
А что касается войны, то конечно же, вопреки всем, кто пытается переписать историю, войну выиграл СССР. "Мы за ценой не постоим!" и впредь!

1
Странная реплика, а разве кто то хоть секунду сомневался?

3
И текст и иллюстрации оставляют сильное впечатление. История освоения Альп интересна и для нас.
Спасибо большое.

2
Парни, большое спасибо за еще одну страничку из истории мирового альпинизма.Действительно, желание пройти маршрут рождается из мечты. И если она осуществляется, то воспоминание о достигнутом делает нашу жизнь богаче, интересней.

2
Меня вот что потрясает: еще не были пройдены большие маршруты в Альпах, а хижин там уже понастроили! Спрашивается, кто "окупал" присутствие таких хижин как Куверкл, Лешо, Реквин? Просто гуляющий по ледникам народ? Или горнолыжники?

1
Серж привет,

вот было начал отвечать тебе в теме, а разрослось до целого постинга :-)

6
Поскольку возник вопрос о войне и т. д.,предлагаю фрагмент воспоминаний Ребюффа о том периоде.
Они довольно скудные, но все же...


«… Война застала меня в Шамони. В июне 1941 года была открыта «Национальная школа альпинизма» ( Е N A). Директор школы Эдуард Френдо, мой компаньон по французскому первопроходу ребра Валкера, пригласил меня в качестве инструктора. Через некоторое время школа перебазировалась в Ля Грав. А когда в горах образовалось партизанское движение, инструкторский состав школы стал основой образования «Bataillon du Mont Blanc».
В перерывах между партизанскими операциями гиды совершали восхождения. Именно такие дни мы с Френдо и прошли северную стену Гранд-Жорасса, совершили и другие восхождения, в том числе первопроходы….»
«…Незабываемое впечатление, огромная радость осознавать то, что еще никто до тебя не прикасался к этим девственным скалам, что до тебя она стыла в гордом одиночестве, холодная, не обласканная теплом человеческих рук. Но однажды человек решает соизмерить свои возможности с вершиной. И происходит чудо: вершина теряет свою неприступность, меняя при этом и сущность восходителя.
И нам не дано забыть ни красоту закатов, ни братство ночных звезд над головой, ни утреннюю зарю, возвращающую жизнь на землю.
Нам не дано забыть радость от восхождения, когда, кажется, вырываешься из плена притяжения и готов взлететь в небо.
И еще, нам не дано забыть чувство огромной дружбы, которое передается друг другу по веревке и радость разделенной на двоих победы, прежде всего, над самим собой…»

1
Да,Гастон Ребюффа - потрясающая личность! Спасибо еще раз!
А мои слова о войне навеяны событиями и фактами имеющими место и в Прибалтике да и на Украине.

4
Интереснейший материал: и сюжет, и иллюстрации. Согласна, Гастон Ребюффа не только прекрасный альпинист, но и, судя по текстам, превосходный литератор. Спасибо!

3
"И происходит чудо: вершина теряет свою неприступность, меняя при этом и сущность восходителя."
Как здорово сказано!

1
Интересный, познавательный материал. Спасибо!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru