Фестиваль альпинизма в лицах. Александр Шляпин

Пишет Irina Morozova, 01.04.2008 08:46

Чтобы народ не расслаблялся в своих дисакуссиях публикую очередное интервью, в котором очень много пищи для дебатов. С Александром Шляпиным, одним из представителей МЧС, мы поговорили о проблемах безопасности, о информационных возможностях фестиваля в качестве его, как источника информации и обмена опытом, и даже о привлечении туристов в наши ряды :)





Ирина Морозова: Александр, хотя ты представляешь и альпинизм, но нас в первую очередь интересует твое мнение как сотрудника МЧС. И первое – это безопасность.
Когда проводили только чемпионат России, было уже напряженно с точки зрения безопасности. А сейчас у нас 6 различных мероприятий и вопрос стоит очень остро. Каково вообще твое отношения к этой проблеме?
Александр Шляпин: Одна из основных проблем – это проблема доступа в район. Поднять реанимобиль в лагерь по сухой дороге вполне реально, но вдруг упадет дерево, река поднимется, сель сойдет, наконец, зарядит дождь и дорога размокнет? Как быстро в таких условиях мы сможем доставить пострадавшего в стационар? Выходя на такой уровень, необходимо предусмотреть мельчайшие детали в системе обеспечения безопасности. Тем более, что все это будет освещаться в режиме он-лайн, то есть не подкрасишь, не подсветишь – любое ЧП будет иметь широкий резонанс в СМИ, в глазах общественности.
На мой взгляд все вопросы по обеспечению безопасности в конечном итоге лягут на Карачаево-Черкесский поисково-спасательный отряд: высокогорный отряд, если, конечно получится его собрать и направить, это решение лишь части проблем. Скорее всего, будет так: официальное обращение-письмо ФАР на Шойгу, далее указания кому-то из замов, начальнику департамента сил. В конечном итоге все это спускается на Ципковского с однозначным указанием: «обеспечить». Лето, сезон, у него город многотысячный, у него там замы выходят на дежурство в качестве обычных спасателей - людей мало, а тут еще и фестиваль – все это для них будет сверхзадачей. Это я к тому, что на волшебников в бело-голубом вертолете не особо стоит рассчитывать.


ИМ: В ходе разговоров в Черкесске было принято решение создать отряд из двадцати человек профессиональных спасателей, причем, как минимум десять, что обещают, смогут выходить на маршруты 6 категории. Были названы фамилии людей, которые за это отвечают. Собственно, Ципковский и Ноздрин.
АШ: Ноздрин – это начальник ЮРПСО, и здесь есть свои тонкости и нюансы. У Ноздрина своя вотчина. У Ципковского своя. Конечно, все эти вопросы решаемы, тот же высокогорный спасотряд, скажем так, привлечь можно. Но при этом нужно иметь в виду, что у нас все остальные районы раздеваются, остаются без специалистов оперативной готовности. Домбай, например, останется почти без спасателей. Второй момент – проблемы с инфраструктурой. В прошлом году, организуя собственные сборы я убедился, что без дополнительной мотивации администрации лагеря мало что делается.
Теперь еще такие объективные моменты: с альпинизмом все понятно. Сама система альпинизма, подготовки, выпуска людей и проведения соревнований, подразумевает воспитание личной безопасности у каждого участника. А вот мультигонка - немного другое. Я сам участвовал, мы ставили этапы на гонках, то есть я, в принципе, эту проблему я знаю изнутри. Отношение там другое – безопасность полностью лежит на судьях, на волонтерах, на постановщиках трасс. Поэтому спортсмен, участвующий в соревнованиях, знает, что на веревочном или ином потенциально опасном этапе судья его проверит, выпустит и если что подстрахует. О своей страховке он зачастую и не думает - у него просто глаза квадратные, важно максимальную скорость показать. Именно поэтому должны быть входные требования к судьям, к постановщикам этапов – это должны быть высококлассные специалисты.
В общем, тут много тонкостей, которые нужно проговаривать и, в принципе, которые нужно вносить в регламент. Потому что если будут участвовать люди, которые будут бороться за результат любой ценой, а гонка начнет развиваться не по самому благоприятному сценарию... Например, непогода. Команде бороться дальше или сходить с маршрута? Кто будет принимать это решение, как будет принято это решение? Это решение на откуп команде или это решение судейской коллегии? Это: стоп секундомеры, или: «Ребята мы пасуем и дальше не участвуем»?


ИМ: Я думаю, здесь будут действовать по ситуации, то есть изначально действуют правила мультигонки, где капитан команды отвечает за принятие решения, сход команды с дистанции или продолжение гонки. Но в случае, если судьи будут видеть, что складывается ситуация, которая может привести к аварийной ситуации, то судьи принимают жесткое решение о сходе всех команд. Это, в принципе, практика международная. Там бывает и в открытый океан выходит команда, судьи могут остановить и вернуть. Судейская бригада будет иметь такое право в критической ситуации.
АШ: Этот момент должен быть очень четко обозначен изначально. Потому что прошлым летом мы исходили Доломиты вдоль и поперек, и я скажу что там не везде легко сойти с маршрута. Грубо говоря в начале маршрута и в конце маршрута можно. А в середине однозначно надо дюльферять. Но если это траверс - он не требует много железа, веревок и подобного с собой, плюс спортивность команд, то есть опять-таки минимум снаряжения, легко ли будет спуститься такой команде?

ИМ: Тут мы сталкиваемся с теми же рисками, с какими сталкивается просто группа когда выходит на восхождение: у нее всегда есть риск попасть в грозу, шторм. Приходиться думать.
Мы это понимаем. Будет же еще и большое скопление народа. По предварительным данным ожидается около 500 человек. В этом районе даже жить такому количеству людей проблематично. Нужно специальное освещение… все представляем, но это, естественно. У нас будет какой-то свой отряд, который будет работать совместно с МЧС. Однозначно, что сто человек мультигонщиков работают в первые три дня. Пока у альпинистов будет школа. Потом альпинистские восхождения, и уже к концу подъезжают скалолазы.
То есть решения ищутся. Нам интересно сделать массовое мероприятие в Узунколе. Это оживит ситуацию, которая существует на сегодняшний день в спорте и федерации, оживляет ситуацию в самом районе, да и нам интересно, ведь мы хотим сделать эту практику ежегодной. Возможно будем менять районы, но сам формат останется, может будут добавляться новые мероприятия в его рамках.
Еще момент с альпинистской точки зрения. Маршруты очень сильно поменялись, те описания которые у Захарова, они соответствуют только на половину, в лучшем случае на две трети тому, что есть в действительности. Кирпич, например, мы наблюдали в течение недели ежедневно. Там свистят камни практически по всем маршрутам, кроме основного ребра, по шестеркам, по пятеркам, и без какого-либо графика. Все ледовые части стаяли и продолжают таять постоянно. Спуститься с Кирпича – это отдельное приключение, то есть самое оптимальное было, и все этим пользовались, уходить в Грузию и оттуда уже возвращаться. Неофициально. Если это официоз, то тут я не знаю как быть.

ИМ: Сейчас все эти вопросы по поводу взаимодействия решаются.
Важно чтобы решили вопрос аварийного ныряния на ту сторону, потому что там объективно более безопасно выходить.

Александр Яковенко: Понятно, на сегодняшний день пограничники ясно объяснили: все перевалы закрыты, граница на замке. То есть получается, если мы уходим туда, соответственно, нарушили границу. Какие проблемы будут с той стороны, мы пока не скажем. Но будем договариваться, решать. Все уже в курсе. Пограничники знают, что мы проводим фестиваль. Администрация Карачаево-Черкесии в курсе. По возможности будем расширять то, что можно, обговаривать то, что нельзя. Главное сейчас – организовать связь и понять какое количество людей все-таки будет.

ИМ: А вот на счет спасателей у меня следующий вопрос. Я внесла предложение, чтобы люди получавшие на прошлогодних и на будущих сборах жетон спасателя привлекались, в качестве стажировки и практики, к работе на фестевале. Швырев поддержал эту идею и мы ее решили прорабатывать. Насколько, на твой взгляд, это логичное подкрепление?
АШ: Вполне логичное. Это хорошая тенденция и практика. Потому что я знаю, что спасатель без работы – это то же самое, что армия без войны, это мертвая структура. Тем кто отучился все равно нужна практика. Нужно, в принципе, даже чувствовать, что ты востребован, что ты всегда готов. Потому что когда нет ничего, оно просто притупляется психологически.
Тем более нужна практика и стажировка, потому что спасательная служба – это ожидание спасательных работ, это рутина. Тенденция привлечения жетонистов очень положительна, потому что работа общественного спасотряда в горах может понадобиться в любой момент. Опять же следует помнить, что те же спасатели, порой сами могут оказаться в роли пострадавших. Чтобы выходить из таких ситуаций нужно наращивать штат. И чем более квалифицированные люди будут, тем лучше. Где брать этих людей? Думаю наилучший вариант – это иметь некоторый не минимум, но оптимум спасателей-профессионалов. А у них в качестве мощной поддержки и резерва спасатели-общественники, которые подготовлены, находятся в горной местности, уже акклиматизировались и готовы работать. Если, не дай бог, что случается, то они мобилизуются и в качестве второго эшелона вводятся в работу. Эта практика жизнеспособна, она выработана в крупных ЧС. Об этом свидетельствуют и опыт участия в международных спасательных операциях.
Опять же это положительный момент для людей, которые уже аттестованы как спасатели, но не имеют возможности работать, как пример студенческие отряды. Кроме того необходимо учитывать и такой психологический момент: я спасатель, я должен чувствовать, что я нужен. А тут, пожалуйста, родина позвала, грубо говоря. Я, конечно, утрирую, но это будет очень положительный момент. Более того, это будет прецедент. Отсюда можно начинать. Я говорю гипотетически: «Эта ситуация показала, что привлечение спасателей-общественников было очень обосновано. В дальнейшем целесообразно…» Все это оформляется в виде официального письма, направляется в соответствующие структуры – и эта тенденция начинает набирать обороты.


ИМ: И МЧС интересно вкладывать свои усилия именно в подготовку, брать альпинистов…
АШ: Этот вопрос - однозначно да. Общественников нужно привлекать. И это будет хорошо не только для обеспечения безопасности, но и для этих людей. Будет практикум организации и несения службы. Ведь это три смены: работающая, отдыхающая и страхующая. И их револьверное замещение. То есть идеальное положение, когда у руководителя имеется три группы. Не одна, не две, а три группы должно быть. Одна группа спустилась сверху, отдыхает, вторая группа находится в постоянной готовности, и третья группа на верху - работает. Не дай бог что-то случилось, вторая группа всегда в готовности выдвинутся на встречу работающей группе. И при этом мы не теряем резерв, который может понадобиться в любой момент. В общем для тех, кто недавно получил жетон будет полезно это прожить, в этом поучаствовать. Прочувствовать что такое повседневная деятельность спасателей, поработать в команде.

ИМ: Теперь если немного отойти от темы, я по форумам знаю, что ты руководитель альпклуба.
АШ: Вообще, я руководитель секции альпинизма и туризма в Академии гражданской защиты. У нас секция, есть команды по туристическому и спасательному многоборью. В принципе, довольно неплохо выступаем в этом году.
Причем я называю все это не секцией, а сектой ☺ Потому что конкретной поддержки от начальства мы не имеем. И занимаемся полуподпольно. Мы ездим в свой отпуск за свои деньги на сборы, повышаем собственную квалификацию.

ИМ: Нет ли желания принять участие в каком-то из представленных на фестивале мероприятии?
АШ: Желание есть. И в любом случае мы будем принимать участие. Один из основных моментов, мы практику пытаемся на сегодняшний день сочетать с теорией.
А вообще есть одна интересная проблема, которая поставлена и которую нужно решать. Я сегодня говорил о создании ресурса по маршрутам, который можно будет использовать в целях МЧС, Министерства обороны. Он будет доступен всем: альпинистам, туристам и т.д. Созрела необходимость создания такого ресурса, при этом он обязан быть адекватным и полезным, чтобы люди туда стремились, чтобы они тусовались на этой площадке, чтобы они скидывали актуальную информацию о состоянии маршрутов, а не просто флудили. Это сложная проблема. И одна из задач – создание программного движка. Программный движок можно создать только на адекватной математической модели. Если модель будет работать, это будет полезно. Если это будет просто выдумка, это начинание быстро умрет…
Так вот, чтобы это было полезно, это должно работать, а чтобы это работало, это нужно проверить на практике. Наилучшей проверкой будет как раз этот чемпионат. Вникнуть, взять протоколы, сопоставить фактические данные с расчетными, внести необходимые изменения в модель – все то, что в математике называется "верифицировать". Еще лучше будет, если там будут наблюдатели, которые будут собирать данные.

ИМ: Это может стать еще одним пластом фестиваля.
АШ: Это то, в чем я заинтересован. Кроме того, я заинтересован, там провести сборы, чтобы повысить собственную квалификацию, походив, позанимавшись, что-то увидев. Повысить квалификацию своих воспитанников – нашей секты :) Тут не совсем все от нас зависит. Если будут пригласительные письма на имя нашего начальства, то нас туда даже отправят приказом. Конечно, если начальство сочтет, что это нужно.

ИМ: Но тогда получится, что вас отправят в качестве спасателей, а не команды участника.
АШ: Какая разница? Одно другому не мешает.
Кстати еще мысль по поводу фестиваля: очень положительно привлечь туристов. Потому что у них очень качественные наработанные методики подготовки и проведения соревнований, судейства. Зрелищность, которая подкреплена фундаментальной безопасностью, потому что все туристы как и альпинисты изначально мотивированы на собственную безопасность. Они сами обеспечивают себе страховку и самостраховку, проверяют действия судей по обеспечению безопасности и т.д.
У туристического многоборья появилось такое отдельное ответвление – ПСР, поисково-спасательные работы. В официальном классификаторе оно именуется как комбинированный туризм. У туристов изначально базис безопасности очень высок. Без дополнительных подготовок. Если по мультиспорту нужно дополнительно продумывать, как команду снять, если что-то случилось, как команде сказать, что все, стоп, мы уже не играем, спускаемся вниз. То здесь все уже продумано: «Ребята, работаем по Единым правилам..», - всем все понятно. А зрелищность, между тем, сравнима с мультигонками.
Я просто открываю вот эту сторону. Для организации массы зрелищных этапов достаточно куска ландшафта вокруг того же лагеря Узункол. Скальная лаборатория, кусок реки для переправы, что-нибудь еще пробежать. Зрители сидят в лагере, кушают пончики, еще что-то. И все это происходит вокруг них – очень зрелищно и насыщено. Например, такие этапы как транспортировка пострадавшего. Привлечь туристов, это тоже, на мой взгляд, будет очень положительный момент.

ИМ: Но я не вижу здесь интереса для туристов – ехать бог знает куда для того, чтобы пройти эту небольшую…
АШ: Они всегда едут бог знает куда.

ИМ: Ну и в заключение, что ты пожелаешь от себя лично участникам, организаторам?
АШ: Удачи, побед – это дело стоящее. Ребята, это стоит того. Вот как-то так.

78


Комментарии:
0
"Конечно, все эти вопросы решаемы, тот же высокогорный спасотряд, скажем так, привлечь можно. Но при этом нужно иметь в виду, что у нас все остальные районы раздеваются, остаются без специалистов оперативной готовности."

Че то не понятно, о чем человек говорит, да ни о чем собственно.Не существует никакого "высокогорного отряда". Это миф, Ирина, нет ни приказа, ни документов, которые бы регулировали работу этого подразделения.От идеи создания "высокогорного отряда" Осталось только словосочетание.
По поводу мед.стационара, его нужно создавать на месте в лагере "Узункол", с нормальными специалистами из той же "медицины катастроф",или " госпиталя отряда центроспас" например.По другому вы человека не довезете до больницы, да и больницы в округе оставляют желать чего-то другого.

2
Егор, вчера Шойгу подписал приказ о выделении высокогорного отряда на время Фестиваля в Узункол. И о том, что в Сочи будет стоять вертолет на готовности. Я просто еще не успела эту инфу выложить, потому что только сегодня ее получила.
Я не знаю есть ли какие приказы или документы регулирующие деятельность этого отряда. Но в прошлом году в Цее дежурил высокогорный отряд - два подразделения, как раз под руководством Димы Голубева, который в этом году будет ответственным за безопасность от МЧС вместе со Швыревым. И вертолет из Сочи действительно оперативно прилетал оба раза. И в прошлом году был такой же приказ подписанный Шойгу, как и в этом году.
Другое дело, что одного этого высокогорного отряда просто мало. И нужен еще общественный спасотряд. Вот об этом вопросе и идет речь.
В Узунколе будет дежурить реанимационная машина скорой помощи. об этом договорились еще в марте. Комплектацией аптеки, необходимого медицинского оборудования и заброской этого в баз.лагеря занимается Андрей Селиванов - штатный врач на Фестивале.

2
Прости, я не понял, подписал и что, где это подразделение базируется, сколько там спасателей, какая у них квалификация, где устав, какое обеспечение, найди пожалуйста эту информацию или она закрыта?
А вертолет тут причем? А если погоды не будет, вертолет прилетит? А разве Безенги не показали, что МЧС не работает, а работает ЭльбрусАвиа? Такое чувство, что и со стороны МЧС и со стороны ФАР по данному вопросу, все решается только на бумаге.
Вопрос с оказанием помощи не заканчивается на стадии "сдали в больницу", что там говорить, Шейнов умер попав в местную больницу. Морозову в 95-ом, в Карачаевске помощь не оказали толком, его срочно друзья увезли в Ростов, только там оперировали. меня в Нальчике "наградили" в больнице, до конца дней "не отмыться".
А вы не думали, привлечь мед.специалистов для создания выездного госпиталя "на месте".
Мне кажется это и дешевле, и лучше чем вертолет в Сочи?


-3
Всё бы хорошо, но коммента на цитату Но при этом нужно иметь в виду, что у нас все остальные районы раздеваются, остаются без специалистов оперативной готовности." так и нет.
Означает ли это, что все остальные районы остаются без спасателей?
И насколько в таком случае будет безопасно ходить в том же Адыр-су?


1
Егор, по поводу высокогорного отряда пообщайся с Курбаном Магомедовичем. Насколько я знаю от вас группа в Узункол будет выезжать.
По поводу госпиталя. Насколько я понимаю, госпиталь привлекается при федеральных ЧС, поэтому ни Милявский ни ВД ни Ребик не уполномочены решать этот вопрос. Как минимум указивка должна быть из ДОУ. А ВСМК вообще в ведении минздрава, и МЧС тут не причем.

1
Конечно, если бы я не знал, зачем мне говорить. Курбан ничего не решает, наши ребята едут на УТС, это так называется, да одна группа на май в Терскол с 25.04. по 15.05..другая в июне туда же. Только это не "высокогорный отряд" это прикрытие чьих-то задниц.
Скажи, ну какие мы тут высокогорцы, если живем в центре? Глупость ведь правда.
Да и на Кавказе нет нужного количества спасателей должной квалификации для этого отряда. Или ты не отдаешь себе отчета в этом? И главное, нет юридической базы для этого подразделения.С этим ты согласен? Ты получаешь ЗП, как "высокогорный спасатель"? Именно как сотрудник этого не существующего отряда.
А по поводу госпиталя, я сегодня говорил с Якиревичем, пути решения вопроса есть и без ДОУ(кстати не знаю что это).
А Мин.здрав. что не люди, если сними договориться(деньги или еще как) думаю чем им плохо?Только это уровень переговоров не мой, а Волкова.


6
Блин, с удовольствием прочитал интервью, приятно читать взвешеное, разумное мнение. Уже привычным стало что со стороны спасателей тусующихся на РИСКе только и слышно: понаехали тут, а нам их потом спасать рискуя своими жизнями за копьё....

1
Интересно было почитать.Особенно о туристах.А вот с вертолетом непонятно.Неужели нет места поближе.В свое время для "дачников" сажали вертолет у ММЦ в Домбае.

2
По поводу туристов: "Потому что у них очень качественные наработанные методики подготовки и проведения соревнований, судейства."
Имея "опыт" участия в туристских соревнованиях БУРЕВЕСТНИК, возникло желание немного рассказать об их качестве. Насколько я знаю, они проводятся по положению от каких-то далеких 70-80 х годов, которые подразумевают под собой использование строительных рукавиц ( на резинке от трусов ), обязательно верхней обвязки, строительной каски и прочих железок давно ушедших лет. Судьи, даже молодые тоже оставляют желать лучшего. Например, при предстартовой проверке у моего друга у которого не было верхней обвязки, вполне "прокатила" поддержка кроля. А вот с перчатками для работы с веревкой не хотели допускать, потому, что в правилах написано РУКАВИЦЫ. Судьи на этапах дают команду СТОП, потому что не знают что такое протрекшн и его нет в стандартном наборе железок из Положения.
А о безопасности хождения большей части туристов в горах и так все наслышаны

-2
С тех пор, как кончился Буревестник, в соревнованиях по туристскому многоборью многое изменилось. Это отдельный вид спорта имеет много качественных наработок в виде, подобном школе, но сомневаюсь в желании судей по альпинизму опуститься до их изучения

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru