Размышления об итогах одиннадцатой «Вертикали»

Пишет nicko, 25.06.2008 16:36

Закончился очередной московский фестиваль горных и приключенческих фильмов «Вертикаль». Пожалуй уже давно решение жюри не вызывало столько вопросов. Объявление победителем фильма «Умирая за Эверест» вызвало, мягко говоря, недоумение.


Размышления об итогах одиннадцатой «Вертикали» (Альпинизм, кинофестиваль "вертикаль")
Авторы картины, новозеландские кинематографисты, уже снимали фильм о восхождении на Эверест альпиниста-инвалида, потерявшего ноги на горе Кука. Фильм с успехом прошел на международных фестивалях, все оценили героизм инвалида, на протезах поднявшегося на высшую точку планеты, но затем всплыли некоторые малоприятные подробности восхождения – все его участники, как и члены других групп, отправившихся на восхождение в тот день, спокойно бросили умирать английского альпиниста Дэвида Шарпа. Новый фильм – попытка ответить критикам восходителей и объяснить массовому зрителю, что в горах, на высоте восемь тысяч метров действует другая мораль, о которой они, не побывавшие в «зоне смерти» судить не могут.

Весь фильм – сомнительная попытка оправдаться, свалить вину на других, показать, что они, которым было так морально тяжело бросить (два раза – на подъеме и спуске) умирающего, являются жертвами обстоятельств, что критики, обвиняющие альпинистов в бессердечии, ничего не понимают в их тонких и ранимых душах, и что они по-прежнему герои.

Удручающее зрелище. Тошнотворное и просто скучное. Особенно их рассуждения о том, что они сами находились на грани жизни и смерти. Почти сорок мужиков только начали (!) восхождение на Эверест. Они акклиматизированы, у них полно сил и куча баллонов с кислородом. Никаких непреодолимых проблем с организацией спасработ, смогли же чуть позже четыре шерпа спустить оказавшегося в сходной ситуации Линкольна Холла. А народ даже не сделал попытки спасти умирающего! Один говорит, что передал на базу сообщение о погибающем альпинисте, с базы говорят, что никто ничего не передавал, а то бы конечно всех повернули назад и организовали бы спасательные работы… От этого виляния просто мутит. Почему бы честно не сказать – «Мы заплатили деньги и хотели получить оплаченное удовольствие, а на остальных нам наплевать». Цинично, но было бы правдой.

А когда «герой» утверждает, что они не заметили умирающего человека, пристегнутого к их перилам, то это может «прокатить» только в случае уж совсем неискушенного зрителя, никогда не видевшего веревки, например, члена международного жюри. Ведь каждому участнику приходилось перестегиваться в этом месте, чтобы иметь возможность продолжить движение и не заметить Шарпа они просто не могли. Практически они перешагивали через умирающего человека. Это двоедушие, размазанное на пятьдесят две минуты показа фильма, производит удручающее впечатление.

Особенно умиляют обиженные лица «героев», которые возмущаются тем, что их поступок осудил их кумир, первый покоритель Эвереста – сэр Хиллари. Действительно, тут уж не отмажешься отговоркой, что нас не могут осуждать те, кто не был на этой горе. Да и при чем здесь Эверест? Обычное деление на «свой» - «чужой». Для сэра Хиллари альпинистское братство – это не пустой звук. Герои фильма бросили «своего» и подлежат осуждению. Ведь если ты сегодня бросил друга, завтра также бросят тебя.

Хилари не понимает новых реалий. Погибающий Шарп уже не «свой» для идущих на восхождение коммерческих альпинистов. Никого ведь уже не удивляет картина, когда прохожие на улицах Москвы перешагивают через умирающего бомжа. Это не их дело, он не «свой», они считают, что никогда не окажутся в аналогичной ситуации. Дэвид Шарп – такой же бомж. Он бедный, заплатил самую низкую цену за восхождение, каких-то восемь тысяч долларов и не чета богатым новозеландцам, заплатившим по 50 тысяч. «Каждый за себя. Если у тебя нет денег, тебе никто не поможет. Он знал, на что шел» - делают вывод «герои» фильма.

Все это понятно, непонятно только почему этот фильм получил «Гран-При» московского кинофестиваля. Фильм не ставит вопрос о морали «восьми тысяч метров», он дает на него однозначный ответ. А решение жюри подтверждает, что этот ответ правильный. А ведь «Вертикаль» - главный фестиваль горных и приключенческих фильмов страны, во многом влияющий на развитие горного документального кино. Что, теперь такие фильмы и такое поведение альпинистов можно считать образцом для подражания? На этом примере нужно воспитывать новые поколения туристов и альпинистов?

Вызывает некоторое недоумение и состав международного (один итальянец и трое россиян) жюри – в нем нет ни одного человека связанного с горными видами спорта. Могу допустить, что футбольный арбитр, входящий в его состав, может судить честно и беспристрастно, но для этого он хотя бы должен знать правила игры. А что он может сказать о горах, о путешествиях и экстремальных видах спорта? Надеюсь, что хоть полярник Владимир Чуков, единственный человек в жюри не понаслышке знающий о походах, не поддержал решение о признании победителем фильма пропагандирующего новую мораль.

К сожалению, фестиваль переживает не лучшие времена. Это видно невооруженным глазом. Вместо шикарного «Дома Кино» в центре Москвы – местом проведения был выбран скромный зал института физкультуры на окраине столицы. Совсем захирел любительский конкурс. В пустом зале на просмотре было не более тридцати человек – видимо будущие победители, которых заранее предупредило жюри. Разительный контраст с переполненным залом на московском фестивале «Золотой компас». Да и уже раскрутившиеся региональные фестивали «Сто дорог» в Питере и «Арба» в Томске, судя по отзывам участников, на посещаемость не жалуются. А ведь всего еще лет пять назад на фестивале «Вертикаль» при просмотре любительских фильмов большой зал Дома Кино был переполнен.

Не приехал никто из высокопоставленных российских чиновников и известных западных кинорежиссеров. Да и вообще, «забугорных» режиссеров приехало только два. Конечно, им сразу вручили призы – итальянскому фильму «Любовь на снегу» - за лучший игровой фильм, норвежскому – за лучшую работу оператора. Пикантность ситуации заключается в том, что норвежский фильм вообще еще не готов, о чем честно сказал режиссер во время церемонии награждения, это так – рабочие материалы. Фильм «Любовь на снегу» типичное простенькое милое домашнее видео, не имеющее никакого отношения к экстремальным и приключенческим фильмам. История знакомства дедушки режиссера со своей первой подружкой.

Впрочем, любовь международного жюри к западным фильмам – это не новость. За всю историю фестивалей Гран-При ни разу не получил фильм с постсоветского пространства. Может быть, именно поэтому стабильно снижается количество российских картин – участников фестиваля. Например, даже не был заявлен фильм Андрея Лебедева о трагедии развернувшейся на склонах китайского Конгура летом прошлого года. Беспрецедентные спасательные работы, настоящий героизм наших ребят, съемки сделанные в режиме «он-лайн» во время спасательных работ, когда еще все было не ясно, все было на волоске. Присутствовал на просмотре фильма – у зрителей на глазах наворачивались слезы, они хорошо представляли, что такое спустить человека с инсультом силами маленькой группы с семитысячника по маршруту высочайшей категории сложности. Настоящие герои, образец для подражания. Такие фильмы пропагандируют альпинизм, горный туризм и экстремальные виды спорта. А что пропагандирует победитель фестиваля – «Умирая за Эверест»?

Было на фестивале и много хороших фильмов. Например, победитель в категории «Спорт-экстрим» - фильм «Экстремальный человек». Вроде тоже нарезка из домашнего архива, но зато какие кадры! Чего стоят одни спуски на лыжах с Пти-Дрю и Эвереста! Да и список установленных «экстремальных» рекордов впечатляет. Все это интересно, но почему показан фильм только о давно погибшем французском экстремале Жане Буавэне. Ведь и у нас был свой «экстремальный человек» - Сергей Черник. Как можно было обойти события, потрясшие российскую общественность летом прошлого года и даже не вспомнить о трагической гибели группы Черника на реке Юрунташ? И не показать хотя бы фрагменты фильма о Чернике, который демонстрировался в Москве на вечере его памяти? На мой взгляд – явная недоработка организаторов фестиваля – претендующего на главный фестиваль горных и приключенческих фильмов страны.

В актив фестиваля занес бы день награждения победителей. Как всегда был безупречен ведущий – Евгений Штиль. Просто, но стильно и со вкусом была организована концертная программа, которая раньше постоянно подвергалась вполне заслуженной критике. Было много народу, присутствовали ведущие телекомпании – НТВ, ТВ-6.. Впервые вход на фестиваль был бесплатным – это сразу отразилось на количестве и возрасте зрителей, основную массу которых составляли студенты.

Не смотря на отдельные критические замечания нельзя не признать того, что фестиваль – этот праздник горного и приключенческого кино, состоялся и прошел успешно. За что огромное спасибо его директору Юрию Байковскому и всей команде помогавшей в его проведении. Остается только догадываться, каких трудов стоит ему находить средства для проведения фестиваля после смерти два года назад президента фестиваля, депутата Государственной Думы РФ Валерия Кузина. И хотя недостаток финансирования трудно не заметить, все же удалось главное – самый крупный российский фестиваль горного и приключенческого кино жив, и продолжает радовать своих зрителей.

79


Комментарии:
1
Спасибо за пост! Правда, последний абзац - это как ложка меда в бочке дегтя, уж простите меня...

0
Это точно!

3
По поводу последнего абзаца ... Мне бы не хотелось наезжать на организаторов фестиваля. Денег у них сейчас стало мало, спасибо что хоть в таком виде фестиваль существует. В конце концов, в прошлом году победитель был вполне достойный, а за решение жюри организаторы не отвечают.

1
По поводу варианта ответа, что нет "старой" и "новой" морали, а спасать должны профи. По моему опыту, в советское время в случае спасов на Кавказе на помощь приходили только советские группы и команды из Восточной Европы. "Западники" - не помогали, считая, что они никому ничего не должны и спасами должны заниматься спасатели. Только вот спасателей не было. Да и сейчас реально они есть в Альпах и в Приэльбрусье. Еще на массовых коммерческих маршрутах, типа Килиманджаро, но там оплата фактически идет вперед, так как бесплатно на гору не пускают.
Так что вопрос взаимопомощи по прежнему актуален. Но вот придет ли сейчас на помощь даже "своя", с постсоветского пространства, группа - большой вопрос.

7
Участие в фестивале Вертикаль не давало возможности показать фильм зрителю. Как площадка для показа фильма, фестиваль Вертикаль оказался местом совсем неудовлетворительным. Поэтому мне надоело заполнять анкеты и платить за участие. Конечно, судьи - это тоже зрители, но такой камерный показ я могу устроить и у себя дома.

Что касается Конгурской истории, то всем советую в таких ситуациях не бросать съёмку, хотя, возможно, кому то в группе покажется, что есть дела поважнее. Нет, съёмку необходимо вести, и это очень важно!

Бездитко мог умереть в любой момент. У людей были бы очень серьезные вопросы. Всё нужно тщательно документировать фотокамерой, видеокамерой - всем, что есть.

Уже в нашей ситуации (спасенного, но покалеченного и близкого к смерти человека), китайский следователь в Кашгаре поинтересовался, что мы делали 4 дня и почему довели Сергея до такого состояния.

Чтобы его удовлетворить обошлось без видео - достаточно было показать 5-6 фотографий спуска.

Это я к тому, что съёмку спасов в заслугу оператору ставить некорректно. Съёмка спасов - дело вынужденное.

4
Насчет дела вынужденного - не знаю. Сколько раз сталкивался со спасами - никогда не мог их снять даже на фото - как-то сразу все вылетает из головы. Да и вообще, если сам в этом участвуешь - снимать очень трудно - и так сил нет. Так что заслуга оператора, ИМХО, бесспорна.

-1
Пропагандировать надо "старую" мораль, однако тут есть и один негативный момент. Многие начинают думать так - если что, то меня спасет кто-нибудь, люди-то вокруг есть! К чему это приводит, полагаю, понятно.

3
... нас так учили, так жили ... и надеюсь, так будут жить - Человек всегда должен оставаться человеком!!!! А горы - это вечное подтверждение Всех человеческих чувств, опыта! Это проверка всех жизненных приоритетов на определенном жизненном "пике"... И уж если человек - (простите за нецензурность) - дерьмо, то с него ничего не взять!!!! Дело не в деньгах!!!
Например, когда собирали спасгруппу для Иньяки, никто не думал о том. сколько ему заплатят! Потому что погибал человек... и его надо было спасти! И думаю, я уверена, что никто из альпинистов, согласившиеся на эти спасы, не прошли мимо погибающего человека в любых жизненных ситуациях!!!! в том числе и в случае Шарпа!
На фестивале не была, к сожелению... но прочитанного хватило! спасибо автору!

1
Николай, спасибо за критику. Много справедливого, впрочемь, по очевидным позициям. Только по поводу фильма о Чернике, непонятно. Если фильм не представлен на конкурс, то, что делать-то ? Искать по Москве ?
По поводу выбора фильма на Гран При согласиться не могу. По обоим пунктам. Во-первых, фильм профессиональный и достаточно интересный. Он уже отмечен был Гран При в Банско и там это никого не удивило. В жюри не было людей, которые не знают, для чего альпинистам веревка. Победил фильм потому что был сильнее оппонентов по всему комплексу качеств. И в жюри огромное желание дать главный приз российскому фильму. Дайте ему шанс.

Во-вторых, фильм не оправдывает никого. Просто идет рассказ как это было. И, кроме Россела, все говорят правду.
Ну и по сути обвинения восходителям. Вина за неоказание помощи лежит прежде всего на Расселе Брайсе, человеке который прятался от негативной информации. Он единственный, кто мог помочь. Восходители-клиенты не могли вообще оценить ситуацию, особенно на подъеме. Большинство действительно не обратило внимание. А те, кто обратили внимание, не могли сделать ничего другого, кроме как обратиться к гидам. Те в свою очередь связывались на глазах у людей с базовым лагерем. И из клиентов никто не мог знать, что же происходит. Из них вряд ли кто мог помочь несчастному.

На спуске все подряд пытались оказать Шарпу помощь. Макс Шайя провел 40 минут на этом месте. Это человек, находящийся в выдающейся физической форме, но сделать ничего не мог. Также как и сильнейший человек в то время на северном склоне, главный шерп Рассела, Пурба. Нести там тело людям после Эвереста было невозможно. Нужна была свежая команда. Линкольна Холла группа Дена Мазура не смогла спустить ни на метр. Но эти люди сейчас в героях. А как бы они выглядели, если бы снизу никто не пришел и чтобы они делали. Поднялась группа шерпов с кислородом и сделала это. Деньги они получили, факт (еще Линкольн им пива налил по бокалу). При этом пострадавший Линкольн мог двигаться сам. Его несли там где это было возможно, а в критических местах только поддерживали. Так что решительно противопоставлять эти два дела неправомочно. Также как и приводить параллели с Иньяки на Аннапурне.

Я не считаю, что что-то произошло с моралью такое уж негативное. И ни среди коммерческих клиентов, ни среди гидов нет ни одного человека, кто бы поставил бы крестик по всем пунктам кроме первого. Но совершенно понятно, что в таких местах должна быть спасательная служба, к которой можно обратиться, которая скоординировала бы работу по спасению пострадавших, которая бы взяла на себя организацию реальной помощи.

4
Позвольте пару замечаний:

1). В любых конкурсах с участием жюри побеждает не тот, кто сильнее, лучше и т.п. Побеждает тот, кто лучше по мнению судей. Поэтому результат есть производная (образ, функция, называйте как хотите) от состава судейской бригады. Если судей мало и они, к тому же, некомпетентны, то результат случаен и оспаривается публикой. Чтобы осреднить личностные отклонения набирают большую команду квалифицированных экспертов из 10-12 человек. И даже тогда побеждает тот, кто лучше относительно данного состава жюри. Тем не менее, качественное судейство приводит к тому, что с результатом соглашается большее число людей.

2). Любое художественное произведение оценивается в единстве формы и содержания. Техническое мастерство связано с построением формы. Оценить стройность формы, совершенство и новизну приемов в нашем случае могут только специалисты по кино. Из сообщения Николая похоже, что таких в жюри не было. Значит в вопросах кинематографического мастерства (формального, технического) жюри не могло разобраться.

Остается содержание. Но содержание фильма-победителя весьма противоречиво. И значительная часть людей считает его паскудным.

Вывод: Или содержание очень понравилось именно этому составу жюри из 4-х человек (что характеризует их нравственные ориентиры), или жюри прельстилось красотой упаковки. Я говорю именно о красоте упаковки, потому как сложные аспекты кинематографического мастерства при оценке красоты формы и совершенства технических приемов для жюри без специалистов-кинематографистов недоступны.

Гы! Лично я хотел бы послушать мнение Сокурова.

P.S. Если организаторам не удается собрать большое жюри, то хорошо себя зарекомендовала формула: два профессионала + две гуманитарно ориентированные личности, разбирающиеся в содержательных тонкостях. Например, на фотоконкурс ТК МАИ я приглашаю в жюри двух профессионалов фотохудожников (одновременно спортсменов-туристов) и двух продвинутых фотолюбителей (спортсменов-туристов). В 2007 году в качестве фотохудожников приглашались Михаил Шабалин (фотокорреспондент журнала Здоровье, член Союза журналистов России, м.с. по лыжному туризму) и Валерий Самарин (член Союза фотохудожников России, преподаватель Школы современной фотографии Modern-Photo, горный турист 2 разряда). А в качестве продвинутых любителей - путешественник, автор книг и замечательных фотографий Николай Носов и директор www.vvv.ru , фотолюбитель и водный турист Андрей Рычковский.

В таком жюри любители не дают профи увлечься формальными тонкостями и немного выправляют результат, поднимая баллы работам с поражающим обывателя содержанием. Результат получается, по-моему, совсем неплохой.

0
Насчет «паскудный» - это уж перебор. Сомнительный с точки зрения пропагандируемой морали – да, скучноватый – да, желтоватый – да. Пожалуй, это самый желтый фильм из представленных в программе. Типичный «Дом-2», только на Эвересте. Копание в грязном белье. Маша вот что думает о Паше, который в свою очередь объясняет, почему так поступил с Олей. Только в «Дом-2» пляски вокруг постели, а тут вокруг умирающего альпиниста. Я думаю, что именно по этому он и понравился жюри. Вполне в русле общего мейнстрима на телевидении.


2
У меня и не только у меня (я обсуждал этот фильм после просмотра в зале) сложилось впечатление, что это не фильм, который ставит вопрос о морали "восемь тысяч", а попытка оправдания альпинистов, бросивших умирать Шарпа. Ведь 90 процентов фильма - это попытки оправдаться, а не попытки осудить. Не настаиваю - сугубо мое личное мнение. Но очень в русле фестиваля - вспомнить хотя бы филь победитель двухгодичной давности о разборках в немецкой федерации альпинизма по оценке поступка Месснера, "положившего" в основание своей всемирной славы труп своего брата. Ему я бы тоже Гран-При не дал. Как-то все эти фильмы желтизной отдают.

Из представленных в фестивале - я бы отдал Гран-При полякам, там хоть понятная и вполне правильная идея - женщина после тяжелейшей аварии находит силы выкарабкаться и пережить гибель любимого человека - а помогает ей в этом новая сверхцель - подняться на Эверест. То есть альпинизм практически спасает ее от глубочайшего отчаяния и кризиса в жизни.

По поводу Черника - а что тут искать? Вечер памяти был широко анонсирован. Конечно, весь фильм в конкурсную программу ставить может и не стоило, слишком длинный и требует еще профессиональной обработки, но фрагменты можно было бы и попросить - авторы бы наверняка бы согласились. А так - даже не вспомнили.

Конечно, в советское время поддерживать "старую мораль" было легче. Все же случайных людей в горах почти не было. А сейчас многие идут безо всякой подготовки. Некоторые - совсем "отморозки". Спасатели в Приэльбрусье надрываются. Да и по финансам все были примерно в равных условиях. В общем вопрос сложный, но все же хочется, что бы пропагандировалась именно "старая мораль", хотя бы как "идеальная" модель. Мне трудно представить, что человек заплативший 50 тыс. зеленых вместо восхождения на Эверест понесет на себе умирающего шерпа (хотя почему бы и нет, ведь шерп такой же человек), но уж хоть "своего" - английского альпиниста, у которого отказал кислородный баллон, могли бы попытаться спасти.
Интересно, а вы знаете случаи, когда коммерческие альпинисты (клиенты) на Эвересте - отказывались от восхождения ради спасения умирающего шерпа и тащили его вниз?

1
Мне кажется, что за стоимость пермита Непал, да и Китай могли бы организовать постоянное дежурство спасателей на Эвересте.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru