Интервью с Али Анаевым. О будущем альпбаз, о Фестивале и не только...

Пишет Irina Morozova, 26.06.2008 12:59

Интервью с Али Анаевым. О будущем альпбаз, о Фестивале и не только... (Альпинизм, фар, безенги, узункол, фестиваль альпинизма, фестиваль узункол 2008)

Али, Безенги сейчас, пожалуй, единственная база на Кавказе, которая работает исключительно для альпинистов. Я знаю, что вы принимали детей, но потом сразу от них отказались. С одной стороны, принимать детей - это конечно прибыльно, с другой стороны, это все-таки минус для приезда самих альпинистов, и это большой минус для альпбазы – теряется ее имидж. И судя по Безенгам, все-таки альпбаза реально может существовать принимая только альпинистов. Большинство альпбаз похоже считают, что отказавшись от детей, невозможно обеспечить достаточный приток альпинистов. Как вам это удается, и насколько, вы считаете, это реально?

Вы говорите про финансовый результат. Этот финансовый результат за счет проведения детских оздоровительных лагерей, летних оздоровительных лагерей по линии фонда социального страхования – за счет этого да, можно добиться годового финансового результата лучше, чем на одних альпинистах. Но, как это ни парадоксально, вот эта погоня за один год что-то заработать и решить какие-то хозяйственные вопросы, я всегда это говорил, и для этого не надо быть семи пядей во лбу, это к тому же финансовому краху может привести, потому что, во-первых, теряются традиции. В любом случае руководитель хозяйства рассчитывает на финансовый результат за счет того, что его базу включили в дислокацию, он получил там несколько сотен детей, но при этом люди, приехавшие в горы, испытывают неудобства. В общие душевые, там, еще в какие-то места ходят вместе с детьми, им это не нравится, это антиреклама.
Кроме этого немножко, наверное, расслаблено относятся к той инфраструктуре, которая должна быть на альпбазе: описание маршрутов, радиостанции – все отсюда вытекающие моменты, которые необходимы для действующей альпинистской базы. Немножко, видимо, это расхолаживает. И завтра если кто-то скажет: «Ребята, это государственное имущество, это дано вам в оперативное управление, работайте профильно. Детскими лагерями будут заниматься, там, какие-то пришкольные или еще какие-то организации». И базы потерпят крах. Понадобится время, чтобы наработать потерянное, тут никакого пафоса нет, если мы говорим, про связь времен.
Очень много, допустим, тот же Уллутау берите, Адыл-су, Шхельда – везде есть люди, которые привязываются к своей базе. Я раньше как-то ревностно к этому относился, как кто-то, какой-то инструктор, там, или участник больше любит другую базу. Но сейчас я очень люблю всех этих людей, которые привязаны к тем или иным базам. Я видел слезы на лице мужественного человека, которому за 70 лет, который приехал, я тут уж базу не буду называть, который говорит: «Вот я не могу на это смотреть, для меня это – моя молодость, мои годы, я не могу смотреть на базу, которая ничего не сохранила, кроме вывески».
То есть пока эти люди есть, чтобы дальше их было еще больше и была возможность, чтобы при них и молодые альпинисты приезжали, им же тоже есть чему учиться у молодых, и у молодых есть чему учиться. Для этого мы стараемся. Видите, у меня с первого дня фотография вот этого человека, он 20 лет здесь проработал, который создал эту базу. Конечно, он не один, конечно, была команда, конечно, была и советская система, конечно, горы стояли в любые времена, и Безенги ассоциировались именно как трамплин перед теми же Гималаями. И в любом случае кадры решают многое, и вот этот человек, это ветеран войны, проработав 20 лет руководителем базы, он много чего сделал и создал имидж – это Рахаев Ачах Кубадиевич. Он с нашего с села. Тут многие с нашего села, селение Безенги, и для нас это не просто бизнес, там, за 2-3 месяца что-то заработать, и этого чтобы хватило.
Мы, наряду вот с тем, о чем вы говорите – финансовый результат сиюминутный, ежегодный, мы именно вот эти традиции тоже хотим сохранить. И тут никакого парадокса нет, что отказавшись от финансового результата в течение какого-то года, у нас на сегодня уже есть нужные результаты: люди едут. И я сразу должен сказать, я и на семинаре-совещании, вы, по-моему, там были, я говорил: нас это не радует. Честно я вам говорю, тут ложной скромности нет и я не кривлю душой, когда нас хвалят, честно вам говорю, нам это не нравится. На сегодня наш имидж лучше, чем мы есть на самом деле. И на сегодня, если даже мы лучше по многим позициям, то это потому, что в остальных местах хуже.

Интервью с Али Анаевым. О будущем альпбаз, о Фестивале и не только... (Альпинизм, фар, безенги, узункол, фестиваль альпинизма, фестиваль узункол 2008)

С. Шибаев, А.Анаев, А.Колчин, Е.Гасилов. Фото из архива www.ex-magazine.ru

Не нравится почему? Потому что будет слишком большой приток или то, что люди вдруг разочаруются?

Нет, я здесь говорю не про базу, не то, что мне не нравится относительно этой базы, что тут какие-то негативные моменты. Нет. Мне не нравится состояние дел. Потому что если у нас хорошо, если люди нас хвалят, это значит где-то хуже намного. Понимаете? А ведь мы далеки от идеала, нам есть к чему стремиться. Вот вы ходили, видели, там то строиться, там это. Вот зашли в пункт проката – там классное снаряжение и все такое, но нам даже его выставлять толком негде, там вы не все видели. Нам пункт проката нужен, нам нужен пункт ремонта альпинистского снаряжения, еще что-то. Есть над чем работать, мы не достигли того уровня, когда были бы уверены в том, что все есть, просто нужно поддерживать.
Нет, мы еще далеки от совершенства, и когда говорят, я уже вообще про российский альпинизм говорю, российские базы альпинистские – они-то в основном вот на Кавказе. Если будет лучше везде, если будет лучше, чем у нас, мы к ним будем подтягиваться, до их уровня. Человек приедет в любое ущелье, Уллутау, Эльбрус, приедут, там, ну год, два, три, потом он захочет и к нам приехать тоже. Да? То есть если вот это в комплексе все будет работать, если мы именно, будем понимать, что это не пить за столом 100 грамм за здоровье, а действительно мы делаем вклад в здоровье людей. Мы ведь если из подъездов кого вытаскиваем, и он начинает слушать не песни типа «Ты моя банька, я твой тазик», а, там, Визбора, Высоцкого, если мы его из подъезда вытаскиваем, вместо того, чтобы колоться там, он приобщился к альпинизму, он и зимой поддерживает себя в форме.
И сохраняя альпинистскую базу альпинистской базой, о чем вы говорили, отказавшись от детей, мы люди тщеславные, кроме сохранения традиций мы еще и уверены, что мы на верном пути, что мы реально делаем, можем даже говорить, там, державные интересы соблюдаем. Ну, вот так вот нескромно, но откровенно.

А как вы относитесь к таким масштабным мероприятиям, как фестиваль альпинизма, который будет проходить в Узунколе, когда много народа собирается в одном месте? Насколько, вы считаете, это хорошо или плохо, если брать с точки зрения базы, природы, места?

Опять-таки когда я был на семинаре-совещании, меня когда спросили: сколько вы за сезон можете принять людей? Говоря о масштабности, о возможности пропустить через себя, говоря вот этим языком, столько-то сотен тысяч людей, мы должны четко осознавать, что у нас бытовая культура не на должном уровне. И я ничего не могу сказать про Узункол – я там не был.
Относительно Безенги если сказать: мне не хотелось бы людей больше, чем выдержит эта природа. А тут чем выше бытовая культура, тем больше мы можем принимать. Поэтому когда вы говорите про массовые какие-то мероприятия, соревнования, если на это смотреть под призмой рекламы активных видов отдыха в горах – положительно. Другой подтекст вашего вопроса – это большая нагрузка на какой-то маленький пятачок. Я не могу судить, я не видел, какая там нагрузка.
А то, что ФАР последние года два уж точно вот так динамично начала работать, и работая в этой системе с 1993 года, а директором альпбазы с 1995 года, я вот такую реальную работу ФАРа где-то с прошлого года реально почувствовал.

Я почему спросила, потому что с одной стороны, мне кажется, для таких баз, как Узункол, например, это очень выгодно с точки зрения развития инфраструктуры. То есть сразу толчок мощный делается, происходят какие-то вливания, различные структуры вкладывают деньги и средства и можно этим воспользоваться, чтобы реконструировать там что-то – то, что сама база не может сама по себе сделать. С точки зрения вот этого, мне кажется, это плюс. Но вот вопрос как при этом избежать нагрузки на экологию.

Узункол – это идеальное место на Кавказе, куда можно приобщать к каким-то мероприятиям, допустим, если заинтересованные люди будут, тех же детей, студентов, еще кого-то как-то. Не то, что пришли 200 человек участвовать в фестивале и пришли еще 100 человек поедать шашлыки и смотреть – это одно. А если такие мероприятия, в Безенги это сложнее.
Единственное вот здесь есть скалолазные мероприятия, можно на них и детей приглашсить зрителями и при этом еще и учить их, как нужно себя вести в горах. Учить насколько здесь все сложно переживается: уничтожен, там, цветочек, там, я не знаю, трава, там, камень на месте, учить, что все это нужно уважать.
Да, здесь агрессивная среда, здесь мощные горы, но растительный мир требует более бережного отношения, что на фоне этой дикой суровой красоты, я относительно Безенги говорю, что какой-то окурок, там еще что-то, какой-то мусор, он сразу намного снижает вот то, за чем люди сюда приходят.
Вот мы осенью подымались в конце сезона, чтобы хижину законсервировать – это на километр, хижина на высоте 3200. Знаете, нам понятно, что слово «местный» – оно же, к сожалению, не совсем нормально воспринимается. Местные – это, значит, плохо, допустим. Но там не местные ходят, там альпинисты и туристы. Там по тропе окурки, в одном месте вообще вываленный был мусор. Там, я не знаю, может быть, кто-то заставил после себя мусор убрать кого-то. А вот именно собранный мусор, за камнем высыпанный.
На хижине это альпинисты, это туристы, которые приезжают приобщиться из мегаполисов к этой красоте, с людьми знакомиться, походить, там, я не знаю, дурь из головы выбить, а после себя такое оставляют.
Даже один человек может впечатление многим своим мусором испортить, а там мусор не одного человека. И говоря про массовые мероприятия, вот это все должно идти параллельно.
И недавно у меня тоже брали интервью: «Почему, – говорят, – местные не занимаются альпинизмом практически?» Я говорю: «Потому что детьми не занимаются, потому что в Высших учебных заведениях не занимаются». Вот с каким удовольствием дети будут этим заниматься. Даже возле любой школы есть какой-то скверик, там, я не знаю, канат какой-то, вот начать хотя бы с туризма, там, палатку разбить, там, примус разжечь, еще что-то. Но люди сидят в кабинетах и больше думают, как они там в комитетах будут отчитываться. Еще если бы научились бы реально, хотя бы ради собственного самоуважения, если бы к детям они шли бы.
А тут вопросы перекликаются, из-за того, что вы торопитесь, там, может, немножко сумбур имеет место быть. Говоря о массовых мероприятиях, вот те же дети, которые возле школы занимаются или на выходной день куда-то вывели, ну их привлеки туда, привлеки зрителями. Пусть они видят, в кого они вырастут, как эти взрослые дяденьки и тетеньки, как они по скалам бегают, еще что-то. Потом, увидев не совсем здорового человека, может, если его правильно направить, пусть он видит, что он сам кует свое здоровье. То есть зрелищные мероприятия нужны. Их у нас не хватает.
И эти мероприятия, проводимые Федерацией альпинизма России, лично я понимаю и как гражданин поддерживаю.

106


Комментарии:
0
Честно и от души

0
Только скромно уж очень. Не зря хвалят!
Был 3 года назад - условия проживания, душ, прокат, информация, хорошее отношение и т.д.,
все имело место, было в достаточном количестве и работало исправно.
Некоторые замечания были только к меню в столовой.
Конечно, есть что улучшить, и здорово, что в Безенги это делают.
В общем, Безенги оставил много хороших впечатлений.
Удачно ему развиваться!

0
А меня про мусор задело, народ, неужели так сложно взять и спустить вниз! Даже если не ваш мусор, возьмите пакетик с банками донесите до базы! Сколько вы пользы сделаете, это же наша база и наша природа, и нам её надо беречь. Где-то когда-то прочитал вот такую надпись: «чисто не там где убирают, а там где не сорят», давайте этого придерживаться!

3
Большое спасибо администрации Безенги и лично Али Хусеевичу
за сохранение и развитие лучших традиций альплагерей!

При посещении а\л весной 2005 года, были сражены на повал,
когда вместо разрухи увидели все наоборот!

Безенги уникальное, неповторимое природное явление, которое формировалось тысячи лет.
Альплагерь, благодаря его изначальным благородным целям развития человеческого духа, вписывается в пейзаж как данное
Надо делать все возможное, чтобы сберечь это место от бытового хамства

Каждый "нормальный" альпинист в первую очередь с трепетом ждет встречи с горой и готов исполнять порядок
Не пускайте ротозеев в эти горы!
Удачи Безенги!

-2
А я лично со всем сказанным Али Хусеевичем согласен, но особенно с тем, что тот факт, что "Безенги" сегодня лучшая альпбаза, говорит не о том, что там всё есть, а о том, что не всё, что есть в "Безенги", есть в других базах.
Сам был там 3 года назад, замечаний не было, в том числе и к столовой, но вот не было сушилки. Мелочь? Не скажите. Если для людей опытных это не сильно большая проблема, то для нулёвых новичков это серьёзная задача: просушить обувь и одежду на солнышке, когда солнышка в дни отдыха не видно. Но вот ответ был просто банальным: нет свободных помещений. Так что, к сожалению они не лучшие из лучших, а лучшие из худших в отсутствии лучших.
А что касается мусора, то мне наверно тогда повезло, я мусора на тропе не видел. Но на Австрийских ночевках - видел. И в том числе от новичков из "Безенги". (Про туристов и альпинистов из самостоятельных групп - разговор отдельный и особый) И тут не очень понятно поведение инструкторов лагеря, закрывающих на это глаза. Лично я свой мусор унёс вниз, в лагерь.
Но ещё более ценно замечание Али Хусеевича, что возможности природы "пропустить через себя" какое-то количество людей впрямую зависит от культуры этих людей.
И я так думаю, что если не культивировать в приезжающих людях бездумное отношение к месту, куда они приезжают,самими "местными" (как, извините, в приэльбрусье, где всё загажено в том числе и бытовым и строительным мусором, ну никак не от туристов и альпинистов!!!), то и приезжие будут более бережно относиться к месту, куда они приезжают.
Так что, заразителен пример не только плохой, но и хороший, как на базе "Безенги". Вот его бы опыт применить в приэльбрусье, а не ограничивать приезд горновосходителей в Приэльбрусье, призывая брать по 300 зелёных на защиту природы через руки Коломийцева и его нукеров.
Но это я так, мечтаю.

0
Не надо проводить в Безенги фестиваль, да и вообще не надо. В Безенги был несколько раз и надеюсь еще попасть и смотреть без слез, хоть мне тоже под 70.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru