Умный в гору

Пишет RobinBobin, 21.10.2008 12:54

Умный в гору (Альпинизм, высшая горная школа, accelerated mountain climbing, федерация альпинизма россии, амс, топ-менеджеры, сколково, фар, личностный рост, вгш, волков)
Андрей Волков, первая российская экспедиция на К-2:
«Альпинизм — это не восхождение на гору, а восхождение над собой».


Российские менеджеры потянулись в горы, чтобы пройти своеобразный тренинг личностного роста.
После этого финансовый кризис им уже не кажется серьезным испытанием.


Статья Юлии Фуколовой в журнале "Секрет фирмы" с комментариями президента ФАР Андрея Волкова.



Там поймешь, кто такой

"Что я здесь делаю ночью, с фонариком на лбу? Шестой час карабкаюсь по камням, да еще мороз минус 15. Удовольствия никакого",— так думал вице-президент и статс-секретарь компании "Росгосстрах" Андрей Батурин, когда в июле этого года из последних сил полз на первую в своей жизни вершину — Арарат (Турция, 5137 м).

Никакой радости на вершине он тоже не испытал — его ждали сильный ветер, отсутствие видимости и смертельная усталость. А потом предстояло самое трудное — спуск.

Примерно такие же ощущения пережили его партнеры по команде, 12 топ-менеджеров из различных компаний (ГК "Рольф", "Русь-банк", УК "Регион", журнал "Пенсионные деньги" и др.). В рамках проекта "Вершина успешных людей" некоторые из них уже покорили Килиманджаро (Танзания, 5895 м) и Илиница Норте (Эквадор, 5126 м). "В свое время один из менеджеров захотел отметить день рождения на вершине Килиманджаро, пригласил знакомых. Всем понравилось, решили и дальше ходить в горы",— рассказывает Батурин, который присоединился к проекту в этом году.

Практически никто из команды раньше альпинизмом не занимался, поэтому, увидев Арарат вблизи, часть группы впала в ступор: одно дело гора на картинке, и совсем другое — когда видишь ее в реальности. Тем не менее наверх пошли все. Но покорилась вершина лишь шестерым, в том числе Андрею Батурину и его коллеге, руководителю департамента по работе с персоналом "Росгосстраха" Ильясу Алиеву.

"Когда я спустился, понял, что больше никогда в жизни никуда не полезу",— вспоминает Батурин. Но удивительное дело: прошло всего два дня — и он снова был готов к восхождениям. "Не могу это объяснить,— разводит руками менеджер.— Хочется опять испытать себя".

Декан бизнес-школы "Сколково" Андрей Волков по совместительству президент Федерации альпинизма России. Он совершил более 160 восхождений, дважды выполнил норматив "Снежного барса" (покорил все семитысячники бывшего СССР) и взошел на три восьмитысячника (Эверест, Нанга-Парбат и Чо-Ойю). Но он тоже не сразу смог сформулировать, зачем люди ходят в горы.

"Во Франции издали книгу про лучших альпинистов, которая называется "Покорители бесполезного". Это символично,— рассуждает Волков.— Альпинисты не получают ни денег, ни пиара, многим они кажутся сумасшедшими. Лишь несколько лет назад я наконец осознал, что альпинизм — это не восхождение на гору, а восхождение над собой".

Видимо, за расширением собственных возможностей российские менеджеры и отправляются в горы. Особенно часто это происходит в последние два года. Например, высочайшую точку Европы — Эльбрус (5642 м) — в прошлом году покорили топ-менеджеры Nestle, в этом году — партнеры PricewaterhouseCoopers (PwC). По словам Волкова, к нему лично и в Федерацию альпинизма регулярно обращаются компании за консультациями. Вряд ли эти менеджеры планируют стать спортсменами-альпинистами — они совершают восхождения ради своего личностного роста. А значит, и с пользой для бизнеса.


Вертикальный мир

Среди восходителей ходит шутка: если имя Хиллари у вас ассоциируется с Эверестом, а не с женой Билла Клинтона, то вы альпинист (Эдмунд Хиллари — первый покоритель Эвереста.— СФ).

Директор по маркетингу и продажам в СНГ и Восточной Европе рекрутинговой компании Kelly Services Наталия Матусова из числа первых. Она легко оперирует словами "жумар", "карабин", "стенка", хотя по хрупкому внешнему виду не скажешь, что Наталия уже шесть лет занимается альпинизмом. Из-за этого Матусова то и дело попадает в забавные ситуации. Например, пришла как-то в специализированный магазин выбирать очки, а продавец снисходительно обронил: "Девушка, это для гор, а не для улицы".

В свое время Наталия увлекалась горными лыжами. Катаясь на Кавказе, видела людей, которые шли куда-то вверх. И однажды решила сходить туда же. Так состоялось ее первое восхождение на Эльбрус. Правда, на обратном пути группа свежеиспеченных альпинистов получила неожиданный опыт. "Кроме нашей группы, на маршруте был еще один человек. Не дойдя до вершины последние 20 м, он потерял сознание. Нам пришлось отменить восхождение на вторую вершину Эльбруса и спускать человека вниз. Для нас это был первый опыт спасательных работ, которые продолжались более четырех часов по рыхлому снегу и льду",— вспоминает Наталия Матусова.

В начале этого года у Наталии возникла мысль объединить бизнес-сообщество вокруг идеи спорта. Первым проектом стало восхождение в феврале на вершину Аконкагуа (Аргентина, 6926 м). Экспедиция не самая сложная с технической точки зрения, однако из десяти менеджеров-участников до вершины дошли только трое. "Это вопрос не только физической подготовки, но и мотивации,— объясняет Матусова.— Если человек оказался в горах за компанию, а истинные его интересы лежат в другой плоскости, то он вряд ли достигнет конечной цели".

Победить себя можно только интеллектом, рассуждают опытные альпинисты. Поэтому трезвый расчет и умение принимать решения в быстро меняющейся ситуации — главное качество, которое тренируется в горах. Это, кстати, роднит альпинизм с бизнесом. Только в горах цена ошибки выше.

Так, экспедиция Наталии Матусовой и ее команды на пик Корженевской (7105 м) летом этого года оказалась не очень удачной: помешала погода. Пришлось развернуться, не дойдя до вершины 300 м. Каково же отказаться от цели, будучи от нее в двух шагах? "Это определенный момент истины, когда ты принимаешь решение за себя и за других — рискнуть и идти дальше или спускаться вниз. Решение, которое может оказаться фатальным",— рассказывает Матусова. Расчет оказался верным. Альпинисты, решившие в такой ситуации продолжать восхождение, остались в горах навсегда.

Такой же урок получил Андрей Волков в 1996 году во время штурма вершины К2 (Пакистан, 8611 м). Тогда погиб один из участников команды — затратил слишком много сил, чтобы достичь вершины. Второй же альпинист повернул назад в 200 м от цели. "Мужество повернуть назад во время серьезного восхождения стоит гораздо дороже, чем стремление во что бы то ни стало долезть до вершины. Точно так же и в бизнесе",— говорит Волков.

"Мы спустились, чтобы снова вернуться. Впереди много гор",— резюмирует Наталия Матусова.


Аудит в горах

Работа в международной компании не связана с риском для жизни — светлый кабинет, комфортные условия. Однако этим летом девять партнеров PwC променяли деловые костюмы на альпинистское снаряжение.

Идея отправиться в горы родилась спонтанно. В начале года партнер отдела аудиторских и консультационных услуг Владимир Демушкин, который давно занимается альпинизмом, рассказал коллегам о своем опыте. А потом возникла мысль: а почему бы не пойти вместе? Например, на Эльбрус. А параллельно провести благотворительную акцию (в итоге сотрудники и клиенты PwC собрали для фонда "Даунсайд Ап" $100 тыс.)

Восхождение на Эльбрус не требует особых технических навыков (не нужно провешивать перила, карабкаться по веревкам и т. п.), надо лишь быть в хорошей физической форме. Однако риск для менеджеров и их работодателя все равно есть. "Мы поставили в известность о своем восхождении региональное руководство PwC. А для безопасности полетели в Минводы двумя рейсами",— рассказывает партнер PwC Людмила Мамет.

Для самой Людмилы решение идти в горы далось непросто: в свое время она перенесла серьезную операцию на сердце, и врачи категорически возражали против восхождения. "Но я посчитала, что должна идти, хотя бы до середины маршрута,— рассказывает Людмила Мамет.— Самым тяжелый моментом для меня оказался не подъем, а прощание с коллегами — когда я пошла вниз, а они продолжили путь наверх".

Партнер PwC Вероника Мисютина перед поездкой много читала про восхождения, но даже не могла представить, что ждет команду на самом деле. Несмотря на правильную акклиматизацию, многих тошнило, болела голова. Одному из участников экспедиции, несмотря на отменную физическую подготовку, стало плохо на высоте 4000 м — горная болезнь оказалась сильнее.

Из-за погоды команда застряла в приюте на высоте 4200 м. Некоторые менеджеры (особенно иностранцы) были шокированы местными бытовыми условиями: неотапливаемое помещение, нары в два ряда, туалет на улице, вместо воды — снег в кастрюле. Кроме того, людям пришлось бок о бок провести целых три дня. К счастью, обошлось без конфликтов. "Наоборот, мы общались взахлеб, поскольку в офисе нет такой возможности",— вспоминает Вероника Мисютина.

На штурм вышли в три часа ночи. До вершины дошли лишь четверо. И здесь как раз и проявилась командная сплоченность. "Если есть сомнения в своих силах, надо возвращаться. Потому что с группой идут два инструктора, вести каждого ослабевшего вниз они не могут — иначе остальным участникам тоже придется закончить восхождение",— объясняет Вероника. В то же время экспедиция считается успешной, если вершины достиг хотя бы один восходитель.

Один из клиентов PwC, который в молодости занимался альпинизмом, недавно признался, что теперь смотрит на компанию другими глазами. А вот сами менеджеры пока не решили, поедут ли в горы снова.


Экзамен на зрелость

Каждый менеджер, совершающий восхождение, получает важный опыт. Например, один из партнеров PwC до сих пор жалеет, что не преодолел себя на каком-то этапе.

Между тем сложности и лишения — это главный "воспитательный момент", через который проходят все альпинисты. "Никогда в жизни, а родился я в Архангельске, я не мерз так, как во время восхождений. Нигде больше мне не было так тяжело, хотя я в свое время бегал марафоны. И никогда не было так голодно",— вспоминает Андрей Волков. При этом в его голосе нет сожаления, скорее наоборот.

Именно в горах Волков получил лучший опыт командной работы и построения взаимоотношений, хотя реальным управлением он занимается уже 18 лет. Так, в 1998 году ему пришлось вместе с партнерами прокладывать новый маршрут к вершине Чангабенг (Индия, 6864 м). На стене не было даже места, где поставить палатку,— приходилось тащить с собой специальную платформу и спать в подвешенном состоянии целых 17 дней. "Представляете, мы с товарищем висим на разной высоте, связаны веревкой, которая уходит куда-то в небо. Между нами 60 м, не докричишься,— рассказывает декан "Сколково".— Приходится понимать друг друга буквально по характеру движений. Более того, в горах люди зависят друг от друга больше, чем муж и жена".

Людмила Мамет тоже вынесла из восхождения несколько уроков. Например, если идти тяжело, то не стоит смотреть по сторонам — уходят силы. Надо наблюдать за ногами, как они передвигаются шаг за шагом. И ставить себе реальные цели — например, передвинуть одну ногу, пройти десять шагов и т. д. Чем не кайдзен — японский метод непрерывных улучшений?

Второй урок: когда есть выбор между быстрой дорогой и безопасной, надо выбирать вторую. Потому что она в конечном итоге окажется короче. "И ни разу не было наоборот",— утверждает Людмила Мамет. Данное правило вполне подходит не только для гор, но, например, и для планирования карьеры.

Как показывает практика, альпинистский опыт сегодня востребован в обучении менеджеров. Так, американский альпинист Карлос Булер уже несколько лет читает лекции для высшего менеджмента крупных корпораций. Они обсуждают принципы командной работы: как при движении к одной цели сплотить людей с разными культурными ценностями.

Кроме того, менеджеров, как будущих, так и действующих, можно обучать прямо в горах. Например, Андрей Волков несколько лет назад вывозил своих студентов в Гималаи. Правда, они совершали не восхождение, а трекинг (пеший поход) до базового лагеря альпинистов под Эверестом на высоте 5500 м. Но это тоже требовало напряжения: люди работали по 10 часов в день. В этом году Волков с сотрудниками АНХ выезжал на Монблан, где многие из новичков впервые почувствовали вкус вершины. "Я надеюсь, что и в "Сколково" на программе MBA мы сможем предложить двухнедельный модуль в Гималаях,— рассуждает декан.— Кстати, мы здесь не пионеры — трекинги в горах проводят ведущие бизнес-школы, такие как Wharton, Harvard и Stanford".

А для управленцев, желающих совершать серьезные восхождения, Федерация альпинизма разработала технологию ускоренного обучения альпинистским навыкам — Accelerated Mountain Climbing. Недельный курс стоит около 4 тыс. евро. За это время человек совершит несколько восхождений во Франции или Италии (в России нет хороших полигонов) под руководством опытных тренеров, а потом будет более спокойно чувствовать себя на вертикали. Так что возможно, что и финансовый кризис покажется ему пустяком по сравнению с наукой реального выживания.

Умный в гору (Альпинизм, высшая горная школа, accelerated mountain climbing, федерация альпинизма россии, амс, топ-менеджеры, сколково, фар, личностный рост, вгш, волков)


Цитата:

"Высотное восхождение требует от человека целого ряда навыков, знаний и изобретательности. Чем выше поднимаешься, тем больше становишься проблемой сам для себя. Умение разрешать проблемы такого рода и есть то, что отличает хорошего альпиниста от плохого".
Райнхольд Месснер
Хрустальный горизонт. Через Тибет — к Эвересту

106


Комментарии:
2
По правде говоря, здесь это больше похоже на юмор...

1
Смотрите на жизнь шире! А то ваш коммент выглядит как высказывание человека с зашоренным взглядом:)

Я вот радуюсь, когда новые люди открывают для себя горы. И здорово, когда люди с таким статусом это тоже делают.

Единственное, если это тот Владимир Демушкин из PwC, о котором я думаю, то информация о том, что он давно занимается альпинизмом - несколько преувеличена. Но я могу ошибаться:)

7
Да вы не поняли моего отношения :) По-моему это комично, когда слово "менеджер" используется чаще, чем "человек". Это становится похоже на Зощенко с обозначениями персонажей типа "жилец"


0
Журналисты не всегда точны: нельзя сказать, что он давно занимается альпинизмом, но прошлым летом был на пике Ленина. А на Эльбрус взошли не 4, а 6 человек - наши гиды с ними работали.


3
Очень грамотно написанная статья, немного с учетом того, кто предполагаемый читатель... Автор, кстати, сестра известного краснодарского альпиниста Сани Фуколова, восходителя на Эверест.

1
Однако, не все мои коррективы по снаряжению для Эльбруса, попали в статью. Ну, для "Секрета Фирмы", в принципе, пойдет :-)

4
-- А для управленцев, желающих совершать серьезные восхождения, Федерация альпинизма разработала технологию ускоренного обучения альпинистским навыкам — Accelerated Mountain Climbing. Недельный курс стоит около 4 тыс. евро. За это время человек совершит несколько восхождений во Франции или Италии (в России нет хороших полигонов) под руководством опытных тренеров, а потом будет более спокойно чувствовать себя на вертикали.--

И хто тут шютник: афтар или ФАР ?

1
(в России нет хороших полигонов) - полная чушь!Знаете отношение к федерации и так были - так себе, теперь они еще хуже...давайте, продолжайте!И флаг Вам в руки!

2
хороший полигон - это не маршрут той или иной категории, а инфраструктура, которой в России действительно нет нигде. Позволю себе пошлую банальность и приведу в пример Шамони. Не забывайте, что речь идет о людях, заплативших реальные бабки и требующих реального сервиса. Ну там ресторан Atmosphera вечером после восхождения, то, се...

1
ну так надо определиться, что нужно - сервис или "Шестой час карабкаюсь по камням, да еще мороз минус 15"

6
Для ОБУЧЕНИЯ надо сервис + хорошие тренировочные маршруты

4
Можно в SPA сходить в Prince Alber II или в гольф поиграть... За то Шамони и ценим :)))

5
В спа только в Alibert I адназначна ;)

-10
Показать комментарий

4
Вы противоречите сами себе, не заметили?
Вы против попыток "выкачать бабки из чиновников", но хотите, чтобы при этом (то есть не имея денег) ФАР создавала "хорошие полигоны". Вам не кажется это наивным?

-9
Показать комментарий

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru