Моя первая настоящая вершина( продолжение)

Пишет Leonidvas, 13.01.2009 15:05

Гастон Ребюффа "Гид рассказывает"

"...Вершины существуют для того, чтобы делать людей счастливыми..."
Г. Ребюффа


В альпинизме быть человеком – первично, а быть чемпионом – вторично!
Несложно хорошо освоить приемы передвижения по скалам, по льду или снегу! Самое трудное: быть человеком в любой самой сложной критической ситуации. От грозы можно убежать, можно увернуться от лавины или камнепада. Куда сложнее оставаться спокойным, уверенным, хладнокровным в той ситуации, которая требует от тебя не только физических сил, но и человеческих качеств.
Поднявшись на вершину, альпинист испытывает огромное чувство радости, настоящего счастья: он получил право созерцать теряющийся в дымке горизонта неописуемый мир гор в своей первозданной красоте и величии. Конечно же, с самолета открывается не менее захватывающий вид, но он не будет так прекрасен.
Чтобы хорошо видеть, недостаточно иметь только хорошее зрение, надо быть способным открывать свое сердце красоте, а это не всем дано. По-настоящему можно увидеть мир, только вместе с товарищем, с которым ты поднялся на вершину, преодолев все трудности. Сила, опыт и дружбы – вот основы альпинизма.


- А зачем, вообще, покорять вершины? Кому это нужно?

Хороший вопрос!.. Действительно, кому? Покорение морей, пустынь, рек, лесов полезно экономике, коммерции, в конце концов, прогрессу человечества, покорение же вершин ничего похожего не дает.Вершина не продается, на ней не заработаешь капиталы. Вершины существуют для того, чтобы делать людей счастливыми.
Во время восхождения на Аннапурну я испытывал огромное счастье, видя, как солнце уходило за горизонт. Простые вещи, казалось бы, привычные, в горах воспринимаются совершенно иначе. Какое это огромное счастье, находясь в горах, ощущать себя частицей огромного мира. Я был счастлив тогда, как же бывал счастлив и позже, каждый раз оказываясь с горами наедине. Потому что каждое новое восхождение воспринимается, как первое в жизни, даже если ты, как гид, совершаешь его уже в который раз. Но гид способен смотреть на маршрут глазами своих клиентов, для которых это восхождение – первое в жизни.

- Это, наверное, здорово, быть гидом! Знаете, мне бы тоже хотелось стать гидом!

Конечно же, ремесло гида самое прекрасное из всех ремесел, потому что гид выполняет его на остающейся еще девственной части нашей планеты. В современном обществе утрачена непосредственная связь человека с природой. Все нейтрализовано удобствами цивилизации, жизнь катится с оглушающим шумом по своему пути, и часто вопреки законам природы.
И на фоне всего происходящего вокруг нас, это, действительно, неописуемо прекрасно: встреча человека со скальными или ледовыми стенами.
Каждым летним днем гид просыпается задолго до рассвета, чтобы оценить небо, определить направление ветра. Накануне вечером, по всем признакам, ожидалось ухудшение погоды. Но к утру, западный ветер сменился на северный, подморозило, небо очистилось от облаков: надо будить клиентов. И вот связка за связкой выходит на маршрут. Связка – это два человека, связанные одной веревкой и на жизнь, ,и на смерть.


- Скажите, не скучно ли проходить одни и те же маршруты?

Конечно же, было бы интереснее постоянно проходить новые маршруты. Но ведь гид поднимается не для себя, он открывает мир гор своим компаньонам по восхождению. Гид прекрасно знает маршрут, знает каждую зацепку на нем, он знает, откуда открывается самый красивый вид. Он знает, но не говорит своим клиентам об этом. Но каким он счастливым чувствует себя, когда видит улыбки своих клиентов, видит их радость от открытия нового для них мира гор.
Случается, что на маршрутах группу настигает непогода, но присутствие гида вселяет уверенность участникам группы. Гид знает секреты гор, им руководит инстинкт, чувство ответственности за клиентов утраивает его силы и он приводит группу на бивак в полном составе.
Иногда он погибает, сраженный молнией, сбитый камнепадом или лавиной, но пока он жив, он борется за жизнь своего клиента.


- Каждое лето гиды водят клиентов на Монблан. Вы не находите, сто это скучно, монотонно подниматься много раз по одному и тому же маршруту?

Я делал то же самое: я много раз поднимался на вершины по одному и тому же маршруту. Такова участь гида. Он выполняет волю своих клиентов. Расскажу тебе об одном случае.
Как-то мне пришлось идти на Монблан с совершенно незнакомым мне человеком. Выглядел он солидным, крепким, собранным, решительным. Он пожелал совершить восхождение на Монблан по маршруту через иглу Гуттер, который до этого я ни разу не проходил. Но стояла прекрасная погода, и мой клиент выглядел вполне подготовленным к такому восхождению.
От Шамони мы поднялись на канатной дороге, а оттуда фуникулером до Ни д'Эгль, что расположен на высоте 2800м. Дальше по тропе мы за два часа дошли до приюта Тэт Рус. Там мы остановились, чтобы немного отдохнуть: попили чай, поговорили с хозяином приюта, рассказали ему о новостях долины. Затем продолжили подъем до приюта Игла Гутер, расположенного на высоте около 4000м.
Выше приюта Тэт Рус приходится пересекать снежный кулуар. В послеобеденное время делать это надо быстро из-за опасности камнепадов. В снежном склоне хорошо натоптаны следы, поэтому траверс кулуара не представляет собой особой сложности, хотя не много ниже пути траверса он переходит в стометровую скальную стену, что требует от восходителей осторожности и внимания.
Обычно этот участок проходят, не связываясь веревкой. Я сделал несколько шагов, а затем, чисто инстинктивно, остановился и предложил своему клиенту связаться веревкой. После чего мы продолжили путь: я впереди с несколькими кольцами веревки в руках, мой клиент в двух метрах от меня, как этого требуют правила передвижения по снежным склонам. Неожиданно в середине кулуара я почувствовал резкий рывок назад: это мой клиент, сорвавшись, заскользил вниз по склону, не предупредив меня об этом. От неожиданного рывка меня развернуло, и я тоже заскользил вниз, стараясь застраховаться ледорубом. Мне это удалось, я остановился сам и остановил скольжение своего клиента.
Как он сорвался, он не понял и сам. Если бы мы были несвязанны одной веревкой, то я бы не смог бы помочь ему. Что руководило мною, когда я решил организовать связку? Инстинкт, опыт или само Провидение?
Мой клиент продолжил дальнейший путь, шел очень осторожно, боясь оступиться, был крайне внимателен к моим советам.
На следующий день после восхождения мы спускались по тому же пути. И мой клиент, вне всякого впечатления, находясь все еще в плену пережитых им ощущений во время срыва накануне, сорвался снова. Но я был готов к этому, и смог тут же остановить его скольжение.
Вернулся я в Шамони таким уставшим, как если бы совершил восхождение на вершину по трудному маршруту. Я был счастлив, как и мой клиент. Он оттого, что побывал на Монблане, я же оттого, что помог ему покорить вершину его мечты.
И тогда я понял, что ремесло гида, возможно, несколько и утомительно, но оно более достойно, чем восхождение, например, на Аннапурну.


- Но это опасно быть гидом, не так ли?

Ремесло гида – прекрасное ремесло, но ты прав, оно связано с риском. И человек специально не рискует в горах, не ищет опасностей, они существуют объективно и он должен принимать их как данность своего контакта с горами. Поэтому глупо утверждать, что у гидов развито чувство вкуса к риску!
Да, случается, что они погибают, но таково их ремесло.

- Скажите, есть ли такой альпинист, который символизировал бы высокое звание гида, был авторитетом для вас?

Таких много. Но я, прежде всего, хотел бы назвать Жана-Антуана Карела. На скалах Маттерхорна закреплен крест с надписью: « 26 августа 1890 года на этом месте З умер Жан-Антуан Карел. Вечный покой его душе.»
- А как он умер?

За несколько дней до этой трагедии, Карел, первопокоритель Маттерхорна, решил подняться еще раз на свою любимую вершину по итальянскому гребню, который он прошел впервые двадцать пять лет назад.
В хижине «Гранд Тур» его вместе с двумя компаньонами застала непогода. На три дня хижина превратилась для них и в кров, и в ловушку, так как они из-за бушевавшей грозы не могли ни продолжить восхождение, ни спуститься в долину. Потеряв надежду на улучшение погоды, они решили спускаться вниз.

- В таких непогодных условиях?

А что им еще оставалось. Продукты закончились, дрова иссякли. Через шесть часов невероятно тяжелого спуска они достигли перевала Лион. Карел, несмотря на все трудности, был предупредительно внимателен к своим компаньонам, надежно страхуя их,
предупреждая о возможных опасностях. Покрытые снегом скалы, были скользкими, но Карел безошибочно спускал свою связку в непогоду. Около полночи они подошли к последнему участку – крутому снежному склону, на котором Карел два раза срывался.

- Почему? Из-за неосторожности или из-за усталости?

Нет! Карел отличался собранностью на маршрутах. Конечно, усталость давала о себе знать, но он не позволял себе расслабляться. А непогода, казалось, во много раз усилила свое желание не выпустить живыми из своего плена альпинистов. Но вот снежный склон пройден, преодолен и последний скальный пояс, до травянистого склона осталось всего несколько метров мелкой осыпи, как идущие впереди почувствовали, что связывающая их с Карелом веревка натянулась. Они остановились и пытались докричаться до Карела, но ветер уносил их слова в сторону. Тогда они начали слегка подергивать веревку, надеясь почувствовать ответный рывок. Но рывка не последовало: Карел не отвечал.
На пределе своих сил он помог своим компаньонам спуститься в непогоду с маршрута, добраться до безопасного участка, выполнив свою миссию. Теперь они спасены, а он может умереть.


- Вы часто говорите о той радости, которую вы испытываете, открывая своим клиентам горы. Вы могли бы привести несколько примеров?

Эта радость вполне сравнима с радостью покорения новой вершины или прохождения нового маршрута. У меня был один клиент, достаточно сильный альпинист, с которым я сделал много восхождений. Но, к сожалению, начиная с высоты 3500, его каждый раз охватывала «горнячка». Все предыдущие восхождения мы совершили на вершины, не превышающие эту высоту. Однажды мой клиент пожелал совершить восхождение на на Иглу Жеан высотой в 4013 метров! Он буквально бредил этой вершиной и часто повторял: «До чего же она красивая!». Я был бы счастлив, сходить с ним на вершину, но ведь ее высота превышала почти на 500 метров барьер моего клиента.
И, все-же, мы решились! Вместо ночевки на хижине Рекен (2516метров), мы решили переночевать выше, в хижине Торено (3350метров), для лучшей акклиматизации моего клиента.
На следующий день мы вышли из хижины рано. Шли медленно, часто останавливались, чтобы полюбоваться панорамой, сделать несколько глотков чая. Одним словом, я делал все, чтобы отвлечь своего клиента от мыслей о высоте, чтобы помочь ему поверить в свои силы, в свою выносливость. Я не помню уже, о чем мы говорили с ним, но помню, что был очень внимателен к нему, к тому, как он идет, как он дышит, какое у него настроение.
Так незаметно мы подошли под маршрут на высоте 3800 метро. Не расслабляясь, я сразу же начал подъем вверх. Моему клиенту не оставалось ничего другого, как следовать за мной, сосредоточив все свое внимание на выборе зацепок, на страховке. И мы поднялись на вершину. Мой клиент был несказанно счастлив, а я был счастлив оттого, что он счастлив!
И вот еще один пример. Однажды мой клиент сказал мне: «У меня есть сын. Я боюсь, чтобы слишком избаловал его. Мне бы хотелось, чтобы он понял, что счастье в жизни не дается легко. Сводите его в горы!»
Я пообещал и выполнил свое обещание. Первое свое восхождение мальчишка совершил в пятнадцать лет. Постепенно он полюбил горы и стал прекрасным альпинистом. И в этом тоже есть моя радость: помочь человеку сделать свою первую в жизни вершину!

( перевод Л. Васюкович)

91


Комментарии:
1
Большое спасибо!Прочитал и скопировал, чтобы перечитывать еще не один раз!

1
Присоединяюсь!
Вот по таким книгам надо обучать начинающих альпинистов.
Спасибо!

1
Большое спасибо!

0
Спасибо! Очень понравилось, прочитал с огромным удовольствием!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru