Южная Джунгария – «белое пятно» организованного туризма

Пишет Almazoff, 14.09.2009 20:37

Не так уж много мест в пределах дневной досягаемости из Алма-Аты, где бы не ступала нога туриста. Тем более непросто найти такие места, которые представляли бы интерес для зарубежных гостей, но при этом коренные обитатели коих искренне удивляются и радуются, и все это без жадного блеска в глазах. Но даже решив две первые проблемы, остается третья – сами туристы. Поскольку Казахстан при всем его природном разнообразии не является особо посещаемой страной.
Южная Джунгария – «белое пятно» организованного туризма (Альпинизм)

Однако в августе все три условия удивительным образом совпали.

Мне предложили возглавить маленькую экспедицию, состоящую из пяти англичан, которых притянули хребты Тышкан-Тау и Муз-Тау в Южной Джунгарии – недалеко от границы с Китаем.Чем замечателен этот район? Это практически неосвоенный с туристической точки зрения уголок Казахстана. Казалось бы отсутствие инфраструктуры (отелей, баз отдыха, хороших дорог, проложенных маршрутов и т.д.) должно отпугивать придирчивых иностранных гостей, но в данном случае все вышло иначе.

Профессиональные альпинисты разного возраста и разных профессий: констебль из Скотланд-Ярда, сотрудник лондонского аналога «ЗеленСтроя», клерк, менеджер рекрутингового агентства и пенсионер оказались первыми представителями Туманного Альбиона в Южной Джунгарии. По их словам, информации о горном районе нигде нельзя найти, ее просто нет! Ни в Интернете, ни в «Британике»! Только однажды военнослужащие Ее Величества Виктории (шпионы, не иначе) каким-то образом в 2001 году оказались в Северной Джунгарии. Еще ходят легенды о группе туристов с Украины, и это все. Как выяснилось, в Южной Джунгарии скорее всего вообще еще не было иностранцев.

Хотите «дикие» горы, будут вам «дикие» горы! Поскольку район приграничный все начинается с доблестных пограничников. «Что они там не видели, твои англичане? Какой такой пропуск? Своих гор нет что ли?» - по всей видимости молодые военные оказались в замешательстве от перспективы пропустить иностранцев в приграничные горы. Но красноречие и хорошие связи делают своё дело.

Наше «дело» передаётся очередному чину пограничной службы, который выписывает нам пропуск в приграничный район и проводит первичный инструктаж «Как вести себя при встрече с нелегалами» Нужно остерегаться только китайских дунган, потому что у них ножи и они злые «как собаки» - безапелляционно заявил пограничный начальник. После этих слов последовал дальнейший инструктаж. У китайцев-ханьцев ножей нет, только мотыги для выкапывания «золотого» корня, лишь по этим признакам их и можно отличить от дунган. А ещё, в отличие от местных чабанов, они носят китайские кеды и говорят только по-китайски и оставляют в забросках хлеб в пластиковых мешках. Если мы вдруг повстречаем нелегалов или их заброски, то должны отметить места встречи на карте или GPS (если у нас вдруг таковой имеется). Но, собственно, почему бы иностранным туристам не сделать часть работы наших пограничников?

Приезжаем на КПП севернее города Жаркент и посёлка Сарыбель. Граница «на замке». Но нет, замок только так, для вида, из тени выходит заспанный боец. Показываем пропуск. «Всё нормально, проезжайте». «Как там?» «Всё спокойно».

Начало похода положено. К вечеру поставили базовый лагерь, пошли на первые вершины. Вдруг свет фонарика. Нелегалы? Оказалось начальник заставы в сопровождении адъютантов лично на лошади приехал узнать как у нас дела. Выпили чаю, поговорили. Начальник заставы поделился местными новостями: «Поймали с начала копательного сезона 28 нелегалов, оштрафовали и отправили на родину, в Китай, где их тоже оштрафовали. Старика одного неделю по горам ловили, всё куда-то девался, где-то прятался. А когда поймали, говорит, что к родственникам в Текели шёл, на свадьбу…»

Наутро снова идем на восхождение, исследуем район. Одной из вершин решили дать название «Свободный Туркестан», в знак солидарности с пострадавшими от недавних беспорядков в Синьцзяне. Другой вершине дали незатейливое имя «Ак-Тау» (Белая гора). Радует, что нигде нет мусора (через неделю нашей радости поубавиться), ни целлофановых пакетов, ни пластиковых бутылок, ни битого стекла. Но все же минимальные следы пребывания человека находятся - то кусок железной трубы на вершине, то ориентир из камней (без записки), то неожиданно в соседней долине видим старую грунтовую дорогу, несколько ветхих заброшенных домиков и один трактор. Один раз встретили то ли чабанов, то ли охотников, которые с радостью поделились знаниями о существующих тропах и бродах через реки.

Зверья мало. Несколько сурков, пару ящериц. Несколько свежих козлиных черепов... Зато самостоятельно пасущегося скота в каждом ущелье по нескольку стад. Очень впечатляют табуны лошадей, появляющиеся неизвестно откуда. Вначале слышится стук копыт, а потом из тумана несутся существа, похожие на мифических крылатых коней - тулпаров.

Всё когда-нибудь заканчивается. Вот и вся наша (вкусная) еда подошла к концу, а времени на исследование района остаётся ещё неделя. Принято решение спуститься в городок Жаркент за продуктами.

Трое самых молодых и выносливых (с гидом, то есть со мной, во главе) покинули базовый лагерь, переправились через несколько речек и увидели в самом начале ущелья Тышкан большое количество отдыхающих. Мы и забыли, что наступил уикенд. Джунгарские отдыхающие ничем не отличаются, к примеру, от алматинских - те же горы мусора после себя, тот же алкоголь. Хорошо, что переправы через холодные бурные реки не вдохновляют среднестатистического туриста из местных, потому то нет еще мусора вверх по ущелью. Увидев людей с рюкзаками, все сразу же хотят с ними сфотографироваться, а ещё чем-нибудь поделиться – хоть съестными припасами, хоть вино-водочными изделиями.

На приграничном КПП встречаем двух скучающих военных, которые контролируют туристские потоки, то есть тех самых отдыхающих. Спрашиваем разрешение сфотографировать военных. Лица становятся суровее: «если фотографии не будут опубликованы в казахстанской прессе, то можно». Очень бравые лица получились, надо сказать.

Город встретил нас приветливо. В каждом магазине приходилось рассказывать кто мы и откуда. На улице прохожие, завидев иностранцев, пытались вспомнить азы английского, полученного некогда в школе. Казалось, что через час нашего пребывания в районе центрального рынка, все торговцы и покупатели знали наши имена. Пока сидели в кафе, я краем уха поймал разговор местных уйгуров о том, что Казахстан неофициально открыл коридор для уйгурской эмиграции из СУАР. Что никому не отказывают, и скоро к одному из беседовавших приезжает целая семья родственников. Странно, в официальных казахстанских СМИ не встретишь подобной информации. И даже наоборот – были сообщения о попытки проникнуть на территорию Казахстана очередных беженцев из Китая.

Нашли машину обратно до Сарыбеля. Водитель готов отвезти нас прямо до заставы (но это будет стоить немного дороже). А ещё надо немного подождать каких-то родственников, которых тоже надо отвезти в Сарыбель, а ещё надо забрать оконные рамы из столярки, а ещё… Делать нечего, соглашаемся, других вариантов нет. По дороге от столярки заезжаем за тётей и племянником водителя. Они оказываются россиянами из Санкт-Петербурга, причем уйгуры, но с русскими именами: женщину зовут Лариса, а её внука Андрей. Живут в Питере всю жизнь, а на лето каждый год приезжают к родне в Сарыбель и Жаркент. Доезжаем до посёлка и нас приглашают по законам восточного гостеприимства пить чай. Настоящий самовар, домашние лепёшки и абрикосовое варенье. Дети хозяев дома в качестве сувенира для нас притащили дохлую ворону, которой они отпугивали с огорода живых пернатых. От подарка пришлось вежливо отказаться.

Продуктов снова достаточно, экспедиция продолжается. Но после того, как двое англичан поделились с оставшимися в лагере подробностями нашей поездки, с упором на дружелюбие и гостеприимство местных жителей, у экспедиции внезапно сменился вектор. Поскольку мы выполнили и перевыполнили альпинистскую часть, большинство решило просто гулять по окрестностям. После чего для британцев началась самая интересная часть поездки: с визитами в юрты к чабанам. С дегустацией абсолютно непривычных для них курта (сухого сыра) и кумыса (кобыльего молока). С общением на интернациональном языке жестов. Другими словами, именно за эти несколько последних дней был впитан весь колорит казахской земли.

Ну и последний штрих. Когда за нами приехала машина для обратной дороги в Алма-Ату, очередные отдыхающие презентовали нам две бутылки настоящего китайского пива (в «метрополии» такого нет лет десять с момента запрета на его продажу). А в Алма-Ате нас встретили уже другие люди, другие цены, другая история. Самый пожилой член нашей экспедиции, мистер Джон Тэмпл, осмотревшись, с досадой заметил: «Ну вот, Азия кончилась. Уже все как у нас!»

Надо сказать, что для меня самого Джунгарский Алатау и его жители стали отчасти открытием. Я задумался: «Может, стоит оставить всё как есть, не развивать туризм, инфраструктуру и прочее? По крайней мере, в таких удивительных уголках нашей родины как Джунгария».

Иван Алмазов
фото автора

http://www.lifeisphoto.ru/myalbum.aspx?id=20803#0 - специальная ню - фотосессия из Джунгарии

11


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru