Срыв. Материал газеты Советский Спорт

Пишет ayelkov, 28.03.2007 11:44

Автор: Руслан Карманов
РАССЛЕДОВАНИЕ «СОВЕТСКОГО СПОРТА»
ТРАГЕДИЯ В БЕЗЕНГИЙСКОМ УЩЕЛЬЕ






Ссылка на статью на сайте газеты "Советский Спорт"
Маршрут 13-километрового траверса по горам Безенгийской стены Шхара – Ляльвер, ранее не проходимый зимой, оборвался на середине пути. Тело руководителя группы осталось лежать на скалах. Максима Быкова и Анастасию Стаканкину вытащили живыми благодаря мужеству спасателей и вертолетчиков.
Быкову врачи отрезали на ногах отмороженные пальцы, Настя стала героем телевизионных репортажей.
А две маленькие дочери вдохновителя красивой авантюры остались сиротами.

«ГВОЗДИ БЫ ДЕЛАТЬ ИЗ ЭТИХ ЛЮДЕЙ…»

Я прилетел в Нальчик назавтра после победных телевизионных реляций – о счастливом освобождении стойкой московской девушки и ее друга, о героизме спасателей, о счастье родственников. «Я горжусь своей дочерью, гвозди можно делать из таких людей!» – снова и снова тиражировались по всем каналам слова отца Насти Стаканкиной.
Хотелось понять: что под шляпками у этих гвоздей, которые, не имея спортивных разрядов по альпинизму, отважились забивать себя в скалы Безенгийской стены...
Альпинистская база «Безенги» Высокие железные двери, простреленные в двух местах шальной очередью из «калаша». База – аккурат напротив местного РУБОПа, который в октябре прошлого года пытались захватить боевики Басаева.
– Вашу газету «Советский спорт» уважаю уже за то, что не поменяла название, когда это было модным, – неспешно начинает разговор начальник базы Алий Хусеевич Анаев, лысоватый балкарец лет пятидесяти. – Поэтому буду говорить откровенно. В советские времена система горной подготовки позволяла нам запрещать сложные восхождения самонадеянным людям. А сейчас спасатели лишены контрольных полномочий. Нам остается только предупреждать об опасности. И сожалеть о погибших.

«Самонадеянные» – это о Насте Стаканкиной. Она в двух шагах от нас – сидит в углу кабинета за компьютерным столом и гуляет по Интернету. Светловолосая, худющая. Потерявшая за месяц похода, по словам отца, семь килограммов из пятидесяти. Страшно обветрено лицо. Ободраны до костяшек руки.
Голосок у Насти бодрый, только голубые глаза сияют странно, как студеная водица на солнце сквозь линзу тонюсенького льда.
Первое впечатление: Пеппидлинныйчулок и мальчик Кай в одном лице.
– Настя – единственный ребенок у нас с женой Натальей Борисовной. Настя ужасно терпеливый человек, – гордо будет рассказывать мне несколько часов спустя ее отец. – Когда в пятилетнем возрасте обожгла руку, три дня не жаловалась на боль. Пять лет назад я запрещал ей заниматься горным туризмом, но понял, что запретить невозможно.
Мы заканчиваем беседу с начальником базы. И я приглашаю Стаканкиных поужинать в местном кафе «Ника».
Сегодня девять дней, как погиб тридцатитрехлетний Максим Землянников.

«СОРВАНЕЦ В ЮБКЕ…»

В Москве, накануне командировки, я разговаривал с Татьяной Марковой, преподавателем кафедры физвоспитания МГТУ имени Баумана (Настя закончила университет в прошлом году):

– Девочка умненькая, на пятерку защитила дипломную работу «Событийно-управляемая модель автомобиля». Хрупкая, но очень целеустремленная. И невероятно одарена физически: призер Универсиады московских студентов по легкой атлетике (спринт), обожает конный спорт, плавание, бильярд. Зимой и летом ходила в походы. Сорванец в юбке. От женихов отбоя не было. Привет ей от меня передайте.
Передаю. Мы сидим в нальчикском кафе. Ужинаем. Поминаем.

– Ой, папа, попроси у официантов побольше сахара.
Настена – сластена. С сахаром в Нальчике проблем нет, это высоко в горах чашка горячего сладкого чая – глоток жизни. На острых Настиных коленках притаилась потрепанная гитара Максима Землянникова, я попросил захватить из гостиницы – иногда вещь может многое сказать о человеке.
– Сама играешь?
– Нет. Это Макс с ней не расставался, любил бардовские песни. Голос звонкий, чистый.
– Настя, расскажи, как все было…

ГОРЫ ЗЕМЛЯННИКОВА

– Не секрет, многие девчонки идут в туристки, чтобы в мужья отхватить надежного парня. Они думают, что бывалые туристы все как один – положительные герои с огромным рюкзаком, где и тебе найдется место. А мне просто нравилась наша компания. Вместе мы покоряли маршруты 5-й категории сложности. Совместимость друг с другом, как у космонавтов, закон общения простой: товарищ попросит – сделай. Дома в Москве чертили карты новых походов, сухари сушили и то вместе. И не было промеж нас никакой лав стори, как одна газета уже написала. У Быкова и Землянникова есть дети.
Мы считали себя именно горными туристами, а не какими-то альпинистами. В чем разница? Наш лидер, Макс Землянников, говорил так: пока альпинист покорит одну вершину, мы пройдем за один маршрут – восемь, пусть это даже горы Непала. У самого Макса был только 2-й разряд по альпинизму, но это не мешало ему строить красивые планы.
Я знаю еще одну разницу, но не хочу говорить об этом Насте. Альпинист никогда не скажет о вершине «покоренная» – несмотря на все культовые песни Высоцкого. Альпинисты знают, что гору нельзя покорить. На нее можно только подняться. Тех, кто считает себя покорителями, гора не прощает. Или прощает до поры.

– Максим давно нацеливался на зимний траверс Безенгийской стены, – продолжает Настя. – Мы даже шутили промеж своих: кто-то искал Землю Санникова, а Макс нашел для себя горы Землянникова – Безенгийскую стену. Самый высокогорный район Кавказа, там пять из семи пятитысячников.
В межсезонье стена еще никому не покорялась. Готовились целый год, летом на склоне горы Джангитау (высота 5058 метров) сделали закладку рюкзака: горелка с бензином и продукты (сублимированные супы, сухари, шоколад, гречка, спирт), – как раз на середине будущего маршрута. Спасатели альпинистской базы «Безенги» нас отговаривали от зимнего траверса. Но это только подзадоривало Землянникова, а он подзадоривал нас.

«СПАСЫ» И ЧОКНУТЫЕ

Кто еще мог их отговорить? Михаил Расторгуев, руководитель турклуба МГТУ имени Баумана, в разговоре со мной сразу расставил точки над «i»:
– К этой экспедиции наш турклуб никакого отношения не имеет. Землянников, Быков, Стаканкина ушли в горы самостоятельно. Они туристы опытные, поставленная задача не превосходила уровня их подготовки. Другое дело, что выходить на такой сложный маршрут втроем – риск на грани фола. Впрочем, изначально планировалось, что на траверс выйдет группа из шести человек.
– Нас действительно было шестеро, – продолжает рассказ Настя. – Приключения начались еще в Москве. Макс Землянников ровно на минуту опоздал на поезд до Нальчика. Пришлось брать билеты на следующий день, 27 января. Приехали. В поселке Терскол оформили пропуск в погранзону, а регистрироваться в спасательной службе не видели смысла: мнение «спасов» нам было известно: мол, чокнутые – идти на траверс в такое время года. Они думали, не дадут рацию и это нас остановит. Но мы привезли рацию из Москвы.

Перед выходом на траверс из альплагеря Безенги необходимо пройти акклиматизацию в условиях высокогорья. Две ночи провели в горах на высоте 3770 метров, где при температуре минус 20 ветер обжигает холодом. Моя подруга Ольга Леонова во время пурги вышла из палатки, сняла перчатки и обморозила пальцы. После этой ночевки вместе с Леоновой еще два наших товарища отказались от участия в траверсе. Трезво оценили свои возможности.

А Максов-максималистов манила стена. И меня тоже.

Настя отхлебывает чай из кружки. Руки подрагивают, легкая спортивная куртка не согревает даже в теплой кабинке кафе. Юрий Стаканкин предлагает помянуть Максима Землянникова. Настя ставит в угол гитару, едва прикасается потрескавшимися губами к рюмочке с коньяком. Стоя.
–Вот и помянула Макса, а ведь так, как он жизнь любил смаковать, всем друзьям моим далеко.

«ВСЕ, ТРАВЕРС НАШ!»

Альпинист и горный спасатель Адельби Ахкубеков – родом из Безенги. В свои 36 лет восемь раз восходил на Эльбрус. Мечтает накопить денег (20 тысяч долларов), чтобы подняться на Эверест. О трагедии в Безенгийском ущелье говорит как о своей личной беде:

– Понимаешь, если гора не пускает, отступись от нее. Придешь в следующий раз. Для меня, балкарца, гора – гордая девушка, которую силой, напором дурным нельзя покорить. Девушку расположить к себе можно только уважением и любовью. Не покорить гору, а взойти, понимаешь?! Мне погибшего жалко, особенно его детей.
Аллах не фраер, понимаешь, я же говорил этому Максиму, еще летом, когда они делали закладку на Джангитау, не ходи ты на зимний траверс. Себя не жалеешь, о детях подумай. Я твоих детей кормить буду? У меня свои есть! Ноги им надо было переломать, что ли?
Сейчас я слушаю Настю и понимаю: и это бы не помогло.

– В поход мы вышли тройкой 10 февраля, – рассказывает она. – Поначалу все складывалось, как обычно. Спрашиваете, а как это – обычно? Подъем в 5 утра, дежурный готовит завтрак. Выходим в восемь, световой день до 16. Ужин. В 20 часов отбой.
Я договорилась с Максами: утром я не дежурю, вечером они не готовят ужин.
Ну вот, все шло, как обычно. Первая серьезная проблема случилась, когда на десятый день штормовой ветер сорвал и унес палатку. Теперь приходилось ночевать в снежных пещерах, которые мы сами выкапывали. Высотой метра полтора и два в ширину. Стелили туристские коврики, на них рюкзаки, а сверху спальники. Перед сном штопали вещи. Играли в карты на сыр, который ждал нас внизу.

– Все, траверс наш! Мы обречены на успех! – подбадривали друг друга Максы. – Ну где бы мы могли еще так здорово отдохнуть?!

Накануне женского праздника ребята долго шушукались. Ночью на горе смастерили мне подарок. Написали на пластмассовой бутылке: «Настя, с 8 Марта! Траверс Шхара – Ляльвер». Этот подарок остался в горах. Утром случилась беда.

ЧЕРНЫЙ СПИСОК РОССИЙСКИХ ГОР

В 2006 году в горах России погибли 20 альпинистов (2005 – 14, 2004 – 25, 2003 – 9, 2002 – 9, 2001 – 23). Большинство несчастных случаев в горах происходят с самодеятельными группами вне официальных альпинистских мероприятий, проводимых Федерацией альпинизма России (ФАР). С начала 2007 года в горах России погибли 8 человек (февраль, Саяны – 4; март, Уллутау – 3; март, Безенги – 1). Все погибшие являлись членами самодеятельных туристических групп.

Окончание номер от 28 марта
Во вчерашнем номере «Советского спорта» мы рассказали о том, как трое горных туристов из Москвы, Максим Землянников, Максим Быков и Анастасия Стаканкина, рискнули отправиться в опасное путешествие по горам Безенгийской стены (Приэльбрусье). Не имея высоких спортивных разрядов по альпинизму, не уведомив о своем маршруте спасателей, не спустившись вниз даже после того, как ветром унесло в пропасть палатку…
Последнюю ночь они провели в снежной пещере. Мужчины смастерили Насте подарок – написали на пластмассовой бутылке: «Настя, с 8 Марта! Траверс Шхара – Ляльвер». Но подарок так и остался в горах. Утром пришла беда.

8 МАРТА

– Адельби, как бы ты назвал все, что случилось? Беспечность? Глупость?

– Они глупые?! – невозмутимый альпинист и горноспасатель Адельби Ахкубеков (36 лет, восемь восхождений на Эльбрус, мечта жизни – накопить 20 тысяч долларов, чтобы подняться на Эверест), когда задам ему этот вопрос, разгорячится не на шутку. – Нет, Настя умная, они все умные, торопливые, по горам, как в московском метро. Шли на траверс даже без касок, начальник шел без страховки. Это нормально?! Горняшка, наверное, головы им вскружила, когда прошли половину пути, эйфорию поймали: все можем, все умеем. Вы, журналисты, тоже горняшку словили, наверное. Героев из авантюристов делать!

«Горняшка» – горная болезнь. О ней знают все, кто ходит в горы. Тошнота, слабость, опьянение высотой. Но самое страшное опьянение – своим превосходством над горой.

– Макс никогда больше двух минут не мог находиться на одном месте! – Мы сидим со Стаканкиными,дочерью и отцом,в нальчикском кафе «Ника».Долгий Настин рассказ приближается к развязке. – А тут долгая отсидка в пещере… Утром он резко встал: «Ну, я пошел». Даже не прицепился. Мол, догоняйте. Я в тот момент разматывала веревку. Вдруг моток резко дернулся в моих руках, тут же страшный крик: срыв!!! И командир покатился по камням с бешеной скоростью. Он даже не закрепил руку темляком – петлей на рукоятке ледоруба.
Сверху мы увидели его рюкзак. Взяли еду, аптечку и начали спускаться. 500 метров он пролетел мгновенно. Наш спуск занял семь часов.
Внизу под снегом откопали тело. Не стали снимать с разбитой головы маску. Серая шерстяная шапка превратилась в красно-желтую.
Ночь мы провели рядом с Максимом. Себе вырыли пристанище метрах в тридцати. Утром 8 марта целый день занимались с телом командира. Я сняла с его руки электронные часы. Вот они.

Круглый пластмассовый циферблат исполосован насечками-шрамами, изрезан камнями. Часы – живые, циферки пульсируют по московскому времени.
Подходит официантка Фатима. Предлагает Насте вместе с отцом пожить у нее в гостях. Настя в Нальчике – знаменитость.

– У меня будете как дома, – уговаривает Фатима, – дочь уехала в Москву, восемь комнат свободных, я тебя быстро откормлю, девочка моя.
Настя, как в замедленной съемке, отвечает улыбкой. И тут же улыбка гаснет.

– Мы оставили записку в его комбинезоне: Максим Землянников, 1973 года рождения, погиб 7 марта 2007 года. Тело вертикально прикрепили к скале лавинным шнуром. Рядом поставили кружку со спиртом. 9 марта начали подъем.

Долгая пауза за столом.

– Страшно было? – спрашиваю Настю.
– Страшно? – переспрашивает она. – Просто яростно хотелось жить.

SOS

На следующий день мы съездим со Стаканкиными в поселок Майский – к радиолюбителю Владимиру Шайко. В машине букет белых хризантем хозяйке дома и дорогой коньяк обладателю «самой большой радиоантенны в Кабарде» – от Настиного отца. Благодаря Владимиру Шайко (стаж занятий радиоспортом – больше тридцати лет) и спасли туристов.

В Майском встречали Настю как родную, обнялись, расцеловались.

–Ты теперь как дочь нам, – охала, ухаживая за гостями, Катерина Шайко. – Как же тебе повезло, что у радиолюбителей был плановый сеанс связи. Володя мне говорит: странный сигнал поступил, может, кто балуется? Девочка какая-то в горах помощь просит открытым текстом.

Я быстро сообразила, стала названивать в МЧС. Они мне: «Какой состав группы? Точно, есть такие. Регистрировались в погранзоне». И началась операция по спасению. Четыре дня вся наша семья круглые сутки дежурила у рации, ждали новых сообщений от Насти. А потом по телевизору показали, что ребят спасли.

По телевизору не сообщали подробностей спасения. Сюжеты шли под альпинистские песни Высоцкого. Романтическая история в горах…

– Мы прошли от командира метров двести, и тут Быков сорвался. И меня потянул за собой – Настя допивает чай и кладет в рот новый кусок сахара, насухую. – К счастью, веревка зацепилась за камень. Я улетела метров на тридцать, Быков на пятьдесят.

Очнулась, в глазах звезды, явный сотряс, кричу напарнику: как ты? Поняла: он ноги повредил. Но это еще не все: назад к командиру улетел рюкзак с фотоаппаратом, спальник, грелка, запасной аккумулятор для рации, дневник экспедиции.
Быков хрипит: давай спускаться! Я ору: нет, только наверх!!!
Я вешала веревки, Макс за мной полз на коленках. Вверх шли 40 часов. Было уже ясно, что он отморозил ноги. Одна мысль: внизу смерть, жизнь наверху. Карабкайся, Настя.
Уже 10 марта в пещере под вершиной Джангитау растопили снег на стоянке. Хорошо, что отыскала летнюю «закладку»: горячий чай вскипятили, каждому в кружку по восемь кусков рафинада.

В девять утра 11 марта я достала рацию и вышла на любительскую волну, просила о помощи – с высоты пять тысяч метров, без всяких специальных позывных: «Я Настя, прошу о помощи, погиб руководитель группы Максим Землянников, передайте на базу Безенги…»
Отозвался радиолюбитель Володя Шайко из поселка Майский – это в ста километрах от Джангитау. Остальное вы знаете.

– А если бы сигнал не услышали?
– Пришлось бы спускаться вниз самостоятельно. Шансы пятьдесят на пятьдесят.

ВОЛШЕБНИКИ ИЗ ВЕРТОЛЕТА

С горы Стаканкину и Быкова сняли 14 марта в 17.15. По телевизору все вышло, как в песне про голубой вертолет. В качестве волшебников – эльбрусский отряд спасателей. Те, кого Максим Землянников пренебрежительно называл «спасателями самих себя»…
С вертолета на гору ребята дважды закинули рюкзаки с провизией. В третий раз рискнули. Ми-8 завис в двух метрах над относительно ровной площадкой – и в ста от снежной пещеры. Спрыгнули вниз втроем, предварительно закрепив страховку.
Владимир Гончар, Адельби Ахкубеков, Александр Коляс.

Вертолет поднялся и начал кружить над горой. Через десять метров пути Адельби упал в запорошенную снегом трещину. Вытащили ребята. И он рванул к пещере.

Вспоминает Адельби Ахкубеков:

– Я закинул в грот веревку, подтянул к себе туриста. Меня мама в жизни так не обнимала крепко, как этот парень. Обхватил его за плечи – и перебежками к вертолету, который завис над площадкой. Закинули туриста в кабину, как мешок.
Это внизу из них героев стали делать. А на горе от их геройства снег растаял. Напиши лучше про ребят из нашего отряда: они снизу к Джангитау пробивались. До вершины оставалось полтора километра, ребята в сутки провешивали веревок по 500 метров. Выручил вертолет. Нам ведь тоже повезло: если бы он не смог нас забрать, пришлось бы втроем спускать этих героев вниз.

– А тело?

– Сейчас к нему не подступиться, лежит в снегу на территории Грузии. 20 марта делали облет на вертолете, Настя показала примерное место. До лета ждать будем.

– Как думаешь, Адельби, эти ребята еще раз попытаются пройти зимний маршрут Шхара – Ляльвер?

– Слово мне дали, что нет. Сказали, летом привезут памятную табличку для погибшего – и все.

…Макс Быков три дня пролежал в местной больнице. В Москве его ждала операция по ампутации пальцев ног. Я встретился с ним в Нальчике перед отлетом. Высоченный Быков на костылях, с синяком под глазом, весело рапортовал в сотовый телефон московскому другу: все нормально, теперь обувь легче будет покупать.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

5000 рублей – средняя зарплата в Кабардино-Балкарии.
10 000 рублей – средняя зарплата спасателя 1-го класса Эльбрусского отряда МЧС.
1 300 000 рублей – потрачено из федерального бюджета на операцию по спасению группы Землянникова.

Комментарий «снежного барса»*. Андрей Волков: К трагедии привел детский эпатаж

– Андрей Евгеньевич, могла ли группа Землянникова пройти траверс Безенгийской стены в межсезонье?

– Нет. Потому что спортивная квалификация этих горных туристов не соответствовала поставленной задаче. Маршрут в зимнее время более чем серьезный. Помимо слабой технической подготовки (несоблюдение правил техники безопасности) в тактическом плане они допустили ряд промахов, которые и привели к трагедии. После потери палатки не вернулись назад. Надеялись, что смогут обеспечить себе ночлег в снежных пещерах. Но после Джангитау их ожидали голые скалы. Авантюра чистой воды. Они делали все, как партизаны, не поставив в известность спасателей. Делали безответственно, не думая о возможных последствиях, а значит, и о судьбе спасателей, вертолетчиков.

– Между горным туризмом и альпинизмом огромная пропасть?

– Пропасти нет, это разные виды спорта, как фигурное катание и конькобежный спорт. Разные системы подготовки спортсменов. Общие навыки – работа с веревкой, передвижение по льду. Альпинисты совершают восхождение на конкретную вершину, цель горных туристов – пройти определенный маршрут по перевалам.

Редкие спортсмены могут успешно совмещать два направления. А то, что предпринял Землянников, – детский эпатаж взрослого человека, который не желает подчиняться существующим правилам горовосхождения. Правила эти писались кровью. Очень жаль, что не для Максима Землянникова.

Андрей ВОЛКОВ
Родился в Архангельске, 46 лет.
Совершил более 160 восхождений. В том числе:
11 восхождений на семитысячники СССР.
3 восхождения на восьмитысячники: Эверест – 1992 год (8848 метров), Нанга-Парбат – 1997 (8125 м), Чо-Ойю – 2002 (8201 м).
Номинант премии «Золотой ледоруб» за первопрохождение Северной стены Чангабэнг в индийских Гималаях – 1998 (6864 м).
Доктор технических наук. Президент Федерации альпинизма России.
Женат, трое детей.

47


Комментарии:
-14
Показать комментарий

17
Да ну, а если бы, там полегла еще и куча спасов, их снимая. Нет дорогой здесь никанает лозунг типа "о погибших хорошо или ничего", НС надо разбирать а не создавать героев из каждого погибшего по собственной глупости. И интересно какое место в высказывании Волкова вас неустроило?
И еще насчет спасов, что ни им в эти горы ходит, вы в этом уверены? А кто-ж, тогда ребят снял.

14
2 Semin. Вы не правы. Да, ПАМЯТЬ погибших надо чтить. Но, это не значит, что не должно их критиковать. можно и нужно разбираться в ошибках. Не для того, чтобы поглумиться над памятью. а для того, чтобы другие не допускали тех же ошибок. Я не хочу обсуждать и отвечать вам на фразу, что Макс погиб в "бою". Вы и сами это слово взяли в кавычки. Но однозначно одно - он по определению был НЕ ПРАВ! Любой альпинист/турист не важно, который погиб в горах - он по определению не прав! Если он погиб (любой альпинист/турист), значит он допустил ошибку!
Да, простят меня мои друзья, погибшие в горах, да простит меня мой муж... и светлая им всем ПАМЯТЬ! Но они ВСЕ допустили ту или иную ошибку. И если бы вы внимательно изучали отчеты по НС вы бы это понимали. Даже при случайной ситуации всегда есть человеческая ошибка. Просто так ЧП с летальным исходом не бывает. Это не бой, где пуля - дура.
И в данном случае, Макс, как руководитель, не только сам подставил под удар себя и оставил своих детей сиротами, но и как руководитель подставлял под удар всю группу, а именно тех же Настю и второго Макса. И нельзя говорить, что он в своих действиях прав. Иначе это дает повод и всем остальным потом повторять те же самые ошибки и так же бездумно рисковать своей и чужой жизнью.
Да, память она свята. Но человеческая жизнь - более свята!

-10
Показать комментарий

3
ходили и будут ходить, погибали и будут погибать.
самонадеянность не лечится, а регистрация в ксп не предохраняет от срыва.

1
Я читал много статей про данный случай, но так и не понял, зачем они пошли наверх после гибели руководителя?
Может кто-нибудь объяснит.

0
Они спускались к нему (а он упал на 500 метров), затем поднимались обратно на гребень. Не на склоне же им со стороны Грузии сидеть.... :-/

4
Я считаю, что это очень грамотная и профессиональная статья. тем более что Руслан Карманов - не специалист в альпинистской теме. Но, молодец, разобрался. Я ему даже позвонила в редакцию и поблагодарила. Утверждение Semina, что "высказываться о погибших в горах в таком тоне, как в этой статье - нельзя" - это просто эмоции человека, который знал погибшего. Совершенно согласна с Ириной, что любая смерть в горах - результат какого-то просчета. Суперэкстремальный "героизм" чаще всего - следствие ошибки. Сначала человек создает себе препятсвия "не по росту", а потом их преодолевает. Везет не всем. А уж в данном случае... После публикации объяснительной записки барышни тут и обсуждать нечего.

1
Действительно, статья на удивление грамотная и я бы сказал осторожная: журналист умеет вовремя остановиться, что случается не каждый раз. Мне ,например, очень неприятно, когда сравнивают горы и войну, типа "пошел как в бой" Ведь никто не хочет погибать, все хотят вернуться. И по-моему как раз кощунство изображать ситуацию с в стиле: "несмотря на потерю бойца (командира) отряд с потерями отступил. Но он еще вернется..." Кто-то и-з великих действующих альпинистов сказал фразу, с которой я согласен на все 1000% - Альпинизм высоких достижений- это антиэкстремальный вид занятий: в идеале все должно происходить достаточно рутинно.

0
А я лично не понимаю откуда следует что "спортивная квалификация этих горных туристов не соответствовала поставленной задаче". Вижу чрезмерную упертость на поставленной задаче, но оснований для категоричных обвинений не вижу (ну кроме самой аварии конечно). На основании чего такой вывод можно было сделать ДО аварии?

2
Не всегда НС в горах результат какого-то просчета.Хотя чаще-да.А в данном случае-запрограмирован.Жаль детей,семью.
Спасибо за статью.Профессионально во всех смыслах.Спасибо.

4
2 Lll: Вообще Волков, чью цитату Вы привели, вывод сделал уже после. И если все так, как описано в статье (продолжение маршрута после разделения группы, потери палатки, отсутствие касок, страховки) - боюсь, он прав. Как бы ни было жалко ребят.

0
В том то и дело что после выводы делать легко "Раз была авария, значит их квалификация была недостаточна". Это можно сказать про Букреева, Хрищатого, Скиннера... Это не аргумент. Как это можно было сказать ДО аварии?

Разделение группы произошло ДО выхода на маршрут, Журналисты бессовестно спекулируют включая акклиматизацию в маршрут.

5
И тем не менее выход на маршрут после того как прозвенел первый "звоночек" - помороженные пальцы и отступление половины группы - было огромной даже не тактической, а стратегической ошибкой!!! Хотите с этим поспорить?

Впрочем, я не собираюсь никого судить. Очень хорошо, что Настя и Максим выжили. Очень хорошо! Судя по статье, это "выжили" им досталось дорого (я не имею в виду спасработы и огромные силы и деньги, затраченные на их спасение)...

2
2 Lll: Не совсем так, имхо. Не "раз была авария...", а просто - недостаточна. То, что разделение произошло еще до выхода на маршрут, имхо, мало что меняет.
Кстати, и до аварии часто это можно сказать. Я часто вижу лыжников и бордеров, которые лезут на черные трассы или за флажки, хотя им и на красных еще кататься и кататься. Причем недостаточность их подготовки видна еще до того, как они первый поворот сделают. По манере держаться, по репликам, по некоторй нервности - да много по чему. "Да тут всего 45 градусов!" - хотя реально и 30 не наберется.
Я не хочу ни в чем упрекать ребят, тем более что я лично с ними не знаком. Да и не изменишь уже ничего. И мне очень жаль, что так случилось. Но у меня все-таки сомнения, что все написанное высосано из пальца журналистом. А раз так - лучше бы нам всем лишний раз задуматься, а что у нас самих-то? Все в порядке?
Сейчас быть экстремалом модно, целая индустрия работает на это. Стильно, красиво... только люди, которые массово повалили в экстрим (я сейчас не об этой группе говорю) не всегда задумываются о подготовке, которая им требуется. И хорошо, что статья довольно жестко расставляет акценты - если хоть один задумается, куда он лезет, и то слава богу

1
Если я легко катаю красные, это не значит что я смогу проехать черную, НО если я никогда не выеду на черную, я ее никогда не проеду.

У человека был опыт нескольких пятерок, расти вверх практически некуда, только вширь- повторять пройденное. Он попробовал вверх :(

2
Я не хочу спорить теоретически. В данной трагедии есть несколько моментов, которые я считаю ошибками. Меня они заставили задуматься.

1
Я не возражаю против ошибок, я возражаю против "заранее все было ясно". Согласитесь, ситуация отличается от ежегодной "Чайники на Эльбрусе".

16
Э... я турист, и достаточно хорошо знал Максима. Очень жаль, что он погиб, и слава богу, что хоть двоих удалось снять живыми. Статья очень хорошая и правильная, и под тем, что сказал Андрей Волков - готов подписаться. Если с чем и не согласен - то это в вопросах квалификации спортсменов в туризме и альпинизме, но это совершенно другая тема.
Подготовки ребят для зимнего траверса стены было не достаточно - и это очень мягко сказано, и это можно было сказать до выхода без обсуждений. Для зимнего траверса стены нужно было сходить зимой хотя бы пяток маршрутов "простых", т. е. не протяженных траверсов уровня 5А-5Б, сходить хотя бы один (но это очень мало) серьезный траверс летом (и желательно не на Кавказе, а что-нибудь на уровне 6000 м на Памире, Тянь-Шане), после чего можно было бы начинать задумываться о зимнем траверсе стены, и то с большой оглядкой. Если это кому не понятно - разговор просто теряет смысл.
И еще. Где-то понять "упертость" команды после того, как их осталось трое, я могу (понять - но - не принять). Но понять причину продолжения маршрута после того, как унесло палатку? Тут уж возникают мысли о фатализме - если человеку суждено завтра умереть, он все для этого сделает.
Во время остановиться - это и есть то основное, что дается с опытом.

5
Последней строчкой Джулия можно закончить дискуссию.
В ней всё ...

1
Идивительная по адекватности статья. Даже странно. Я бы добавил к двум мнениям (А.Джулия и дяди Коли). Для Semin и других. Ну, откройте ежегодники советского альпинизма, почитайте о траверсах Безенгийской стены - и о том, какие это были команды, и о том, сколько забросок было, и об уровне (опыте) участников, и о том, сколько дней у них уходило (летом), и о том, как они траву руками гладили, спустившись...
И сравните, так, для себя.
А о психологии поведения в горах, "боях" и прочей лабуде, почитайте в INet имеющиеся интервью Туркевича.
Хотя, как я понимаю, всё это Вам - бесполезно. Не лечится...

0
2 trose - а вот вопрос ежегодники советского альпинизма в сети есть - почитать ? или вдруг у кого в электронном виде? ну вдруг?

1
Как насчет ежегодников, не знаю... А вот "Побежденные вершины" найдутся...

1
Есть все Ежегодники, но оцифровано еще мало, редко кто их сейчас читает...
Но к концу года, надеюсь, мы их все выложим. Толстые, много альпинизма тогда было.

1
Здорово, Виталий:-), будем читать!!!

7
... расскажу ... , можно ?
Там - же. Только попроще было, - не зима.
И путь подъёма у нас простой : Ляльвер, Чюрлёниса ...
Снимали погибших.
Ребят на Гестоле молнией побило.
Ночью гроза, ураган. Одну памирку разорвало, у второй "серебряное" покрытие снежной крупой, как наждаком стесало. Переждали вшестером в одной.
Сопровождаю погибшего на троссовом с Чюрлёниса на Безенгийский ледник. Снега по пояс, вроде всё просто, уже чуть - чуть осталось, а тут ...- стоп ! Подо мной отвесная скала, под ней рантклюфт. Куда ? А тросс бежит потихонечку под собственным весом, - сверху не видно,- выдают. Если сорвусь,- от рывка станцию вырвет! Радиостанций тогда таких не было. А тросс всё бежит ... Повезло - левее желобок заснеженный разглядел.
Так я как гребанул ! Откуда и силы взялись ! Это долго рассказывать, а на деле всё быстро получилось.
Только это не всё! Радиостанций нет! Как предупредить?! Второй пошёл, уже двоих сопровождает, мол по протоптанному легче. Досталось ему!
Этот второй сейчас начальник ПСС Адыгеи. Он помнит. Такое не забудешь!
К чему я это ...
Тогда не зима была ...

6
Интересно, а для чего вообще ребята с собой рацию тащили? И еще запасные аккумуляторы к ней.
Из статьи не видно, что у них были какие-то плановые сеансы связи. Значит "привезли рацию из Москвы" на всякий пожарный случай.
Получается, что сначала они спасателей нах посылают, но в уме все-тки думают: Если че, вызовем по рации и нас спасут.
В этом и есть всё наше русское .... предусмотрительность.

И самое главное - оно работает!

1
Они привезли 2 рации - одну оставили сторожу в Безенги, но на связь выходили не регулярно.

1
Значит все же была какая-то связь...
Но выручила, как в кино, счастливая случайность.

Поэтому и столько шуму вокруг события. Все мы любим интересное кино.
Думаю, пора задуматься о написании сценария.

-5
Нет слов...
Одни герои, другие сироты. Подскажите, как оценить поступки идущих в горы и тех кто оценивает идущих в горы?
Жизнь это прекраснейший подарок каждому из нас и что?...

1
2 DVE :
Всех на шлейку! на работу- домой- работу- домой- работу- домой- на кладбище.
И будет всем щастие!

0
А альтенатива- на кладбище сразу :-(((

0
Я лично знаю Максима Быкова с раннего детства, хорошо знаю его мать, они соседи на дачном участке. Вчера был там (на даче), узнал об этом происшествии. Сегодня нашёл этот сайт, узнал подробности. Это не героизм, это безрассудство, а Река и Гора такого не прощают. Хорошая статья, в своём большинстве правильные комменты. Присоединяюсь.

0
Спасибо, что Вы оценили статью. Надо поощрять широкую прессу, которая ГРАМОТНО пишет про альпинизм. Это всем только на пользу. Кстати, послезавтра в "Советском спорте" выйдет статья этого же журналиста о первом советском восхождении на Эверест в 1982 году.

0
Поддерживаю, за 10 лет- это первый случай грамотного подхода журналиста к горной теме. До этого могу только вспомнить Александру Парахоню (она была литературным редактором у книг Бершова). А до этого, наверное, только Визбор. Вот такая преемственность :-((

6
А я, как дядя Коля, - на спасах и в альпинизме уже давненько. И все время удивляюсь людскому безрассудству.
Тоже расскажу.
Сидим как-то под перевалом в базовом лагере - с горы только слезли. Перевал над нами примерно метров двести - стеной снега со льдом, но в обход этой стены есть тропа, на которую с перемычки попасть несложно - походи по седловине, и найдешь. Попиваем чаек и видим, как на перевальном гребне, как раз над стеной, появились трое. И один из них садится на пятую точку, ледоруб -подмышкой и с надува - вниз! Крутизна там такая, что уже через метров десять его начало вертеть и покатился он кубарем. Ну, скальный отвес ниже он миновал благополучно, однако после выката минут пять лежал. Мы уж подхватились, чтобы с медикаментами бежать туда, но встал... Остальные двое весьма благоразумно спустились по тропе. Через полчаса они были у нашей базы - лицо потерпевшего было залить кровью: рассек щеку ледорубом, пытаясь задержаться. Хотелось основательно по этому случаю высказаться, но мы, увидев компанию поближе, потеряли дар речи: потерпевший оказался женщиной, а спутники - мальчишками лет по пятнадцати. Оказалось - мама, сын и друг сына. Мама демонстрировала смелость, решительность и мастерство... Ну что тут сказать... Понятно, что на глазах у детей могла бы продырявить себя ледорубом и банально помереть. Я уже не про то, что до тропы ой как далеко, и пришлось бы упираться на транспортировке долгонько... Меня поражает бессмысленный риск этой женщины. Может ее и оправдывает желание доказать сыну, что она может заменить ему и отца, если понадобится, но не таким же способом! Только напугала детей ... А таких примеров у меня в запасе целый мешок - это самый рядовой. Почему-то люди часто забывают слова Воланда о том, что человек отличается от Бога тем, что он внезапно смертен. Альпинизм, горный туризм - суровые виды спорта, мы ходим в горы, чтобы приспосабливаться к их условиям, и, найдя компромисс, получаем спортивную радость (если говорить о спорте, не имея в виду комплекса всех тех ощущений, которые мы там испытываем). Заметим - не горы к нам, а мы к ним идем и приспосабливаемся. И говорить "а... гора? Та я щас легко - одной ногой туда сгоняю и вернусь..." - сильно самонадеянно даже по отношению к единичке «бе».
А статья хорошая. Заметьте: журналист не навязывает свою точку зрения - он приводит мнения опытных людей, много бывавших в горах, видевших не раз смерть близко и рисковавших во имя спасения других. К их мнению надо прислушаться, а не пытаться обвинять их в пренебрежении к памяти о мертвых. У спасателей психология отношения к этому такова, что людям, которые никогда не вытаскивали трупы молодых здоровых ребят, погибших по собственному недомыслию, ее не понять, как не понять и некоторой категоричности спасателей в оценке таких обстоятельств. И то, что спасатели чаще выступают в роли этаких трупоносов, вина не их, а тех, кто игнорирует их компетентные советы и предупреждения.
С интересом читаю комментарии, но не люблю их типа "одобрямс" или не "одобрямс". А здесь зацепило, потому что последнее время сильно на слуху модное словечко "экстрим". Решил высказаться, потому как тема очень злободневна, и надо ее не забывать. Ведь и экстрим экстриму - рознь.

2
... 26 января 2008 спасатель Адельби Ахкубеков получил премию "Своя Колея" имени Владимира Высоцкого
на "Первом" Канале "За мужество и профессионализм, за готовность всегда прийти на помощь терпящим бедствие".

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru