Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали.

Пишет danissimo, 09.11.2009 22:47

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)



Вороне, как известно, Бог послал кусочек сыру, а мне он послал 2 месяца работы в Иране.
С того момента, как в моем паспорте появилась цветастая виза, я понял, что просто обязан побывать на Демавенде. Так началась эта история…
Опустим, за ненадобностью, предварительный период и перейдем собственно к истории восхождения:
Во-первых, надо сказать, что у меня была договоренность, с моими армянскими друзьями из Ирана, что они помогут мне осуществить эту затею, и они не подвели.
Во-вторых, надо сказать, что еще в России, я просмотрел имевшуюся по вершине информацию в Интернете, и считал, что ничего сложного она из себя не представляет
(об этом чуть ниже). Кстати, пользуясь, случаем, хочу выразить свою благодарность Носову Николаю, за ценные советы и информацию о горе.
Ну, а в-третьих, надо сказать, что сроки у нас были очень сжатые (2 дня), и поэтому первоначально предполагалось идти по классическому маршруту с юга, но… жизнь всегда вносит свои коррективы в наши планы, и наш случай не стал исключением.
Итак, вечером 9 сентября, я простился с русскоязычной общиной наших сотрудников и отправился в самостоятельное плавание, а вернее сказать полет в Тегеран - благо перелеты из одного конца страны в другой стоят не более 40 долларов. Наверное, потому, что билеты в офисе продаж Iran Air до сих пор выписывают вручную – экономят на оргтехнике. Собственно, если это не принимать во внимание, то наш полет ничем не отличался от российских рейсов. Час лету – и я уже в аэропорту Тегерана – Мехрабад.
Забираю свой рюкзак, выхожу к галдящей толпе таксистов. Со всех сторон крики: «Мистер, такси, Мистер, такси». Достаю из кармана листок с написанным на фарси адресом, спрашиваю – «Цандэ» (- сколько на фарси). Говорят 10 долларов, я им в ответ – 5. Нет, говорят, 10 – иду дальше. Наконец, нашелся таксист, который согласен за 7 – едем.
После, получаса езды и десятиминутных поисков нужного дома, находим нужную дверь. Звоню, открывает мужчина, явно армянской наружности – «Мистер, Сурен?» - «Йес, йес» - с облегчением скидываю рюкзак – первая часть выполнена – я в Тегеране, по нужному адресу.
Отпустив, таксиста мы переходим к знакомству. С первой минуты, этот невысокий сухощавый мужчина вызывает симпатию. Мы пьем чай, и общаемся – Сурен рассказывает про Иран, про иранские горы, показывает фотографии с видами пустынь, прикаспийских лесов, Демавенда, Аламку, других гор, говорим об Армении, где у нас есть общие друзья, о жизни армян в Иране, о Москве, Питере, о России. Мы так увлеклись, что не заметили, как полночи пролетело – смотрим на часы – 4 часа. Надо хоть немного поспать – завтра ж на «охоту» - с сожалением, заканчиваем нашу беседу и укладываемся спать.
Раннее утро. Раздается звонок в дверь, Сурен говорит – «Это мои друзья - с ними ты пойдешь на гору».
Короткие сборы, и вот мы уже мчимся по пустынным улицам утреннего Тегерана. За рулем малютки «KIA» Рубен (Рубик) – суперводитель, певец, альпинист, и наконец, просто хороший человек. Рядом с ним Храйр – «эксперт рокклайминга», повар, бывший разведчик и т.д. Ну а на заднем сиденье, вольготно расположился Ваш покорный слуга.

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Золотой Альпинист)

Мы едем в Полюр – поселок у подножия южного склона Демавенда.
Два часа езды – и мы паркуемся недалеко от статуи золотого альпиниста, указывающего верный путь. У нас по графику завтрак – мы спускаемся к речушке, возле которой уже расположились несколько персидских семейств. Пока Рубик ходит по магазинам, Храйр достает видавший виды примус неизвестного производства, газовую горелку, вспученный баллон с газом и начинает колдовать. Он сначала разогрел примус на горелке, а потом поставил на него чайник. Старый примус не подкачал, и минут через десять у нас уже готов чай. Рубик к этому времени уже принес свежий лаваш, и мы приступаем к завтраку.
Свежий лаваш с сыром, халва и чай с наслаждением воспринимаются голодным организмом.
Заморив «червячка», мы выезжаем в сторону базового лагеря. Асфальт проложен по склонам Демавенда, до высоты около 1800-2000 м, далее весьма пыльная грунтовка до стоянки машин, расположенной на высоте 2500-2600 м. При въезде на территорию стоянки стоит небольшая брезентовая палатка с развевающимся иранским флагом – «КПП».

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(КПП)
Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Стояна машин и мечеть на 2600)

В палатке прохлаждаются два субъекта с рацией, которые нехотя начинают шевеление после нашего появления. Пока они выползают из палатки, мы успеваем вытащить наши вещи и приготовиться к дальнейшему пути наверх – в базовый лагерь, но видимо рация была у них не зря – перед нами вырастает еще один парень с рацией, который начинает о чем-то беседовать с моими друзьями. Так как разговор идет на фарси, то сначала, я не вникаю в суть разговора, по причине незнания языка. Но разговор затягивается, я начинаю прислушиваться – слышу международное слово «доллари». Понятно, человек хочет денег – спрашиваю у Храйра – «За что?».
Он говорит – «За восхождение».
«Сколько нужно заплатить?» – спрашиваю.
- 50 долларов.
- За каждого?
- Да.

Эта новость стала для нас откровением – если я был готов к тому, что может быть придется что-то платить, то мои армянские друзья явно нет. Храйр решительно поворачивается и говорит мне – едем на другой маршрут. Мы забрасываем наши вещи обратно в машину, и едем вниз. Храйр с Рубиком что-то оживленно обсуждают. Через 300 метров Рубик неожиданно разворачивает машину, и мы едем обратно. Спрашиваю – «Что ты делаешь?». Храйр отвечает за него – «Мы возвращаемся!». Ну ладно, думаю, возвращаемся - так возвращаемся.
Не успели мы выйти из машины, как к нам снова подскочил собиратель денег. Теперь он уже вооружился бумагой с текстом на английском языке, в которой черным по белому написано, что восходители собирающиеся на Демавенд, должны заплатить 50 долларов. В случае успешного восхождения, можно получить сертификат об этом в каком-то офисе в Тегеране. Увидев столь серьезный аргумент, я понял, что южный маршрут нам не светит. И действительно, Храйр повторяет сакраментальную фразу – «Другой маршрут». Ну, другой – так другой, для меня нет разницы, по какому маршруту взойти, а так как сертификат мне тыщу лет не нужен – то я говорю – «Поехали». И вновь, мы едем вниз. По дороге подбираем двух курдов, которые только спустились с горы, вчера они были на вершине, говорят, что была плохая погода. Доезжаем до одного из поворотов, сворачиваем, высаживаем неожиданных попутчиков и вновь ползем наверх. Дорога здесь хуже, чем предыдущая, поэтому Рубику приходится проявлять свое мастерство. Но иногда и оно не помогает, и тогда мы вылезаем из машины, убираем с дороги большие камни, и наша «KIA» с Рубиком во главе, снова штурмует непокорную горную дорогу. Мы забрались уже достаточно высоко на соседний отрог горы, когда увидели, что дальше сможет проехать только джип или трактор. Сейчас думаю, поставим машину и дальше пойдем пешком, но как оказалось, Рубик думал иначе – он предпринял одну попытку штурма, которая окончилась неудачно. Мы с Храйром вышли на разведку – смотрим - идут два человека. Храйр берет у них консультацию – поехали вниз говорит. Я спрашиваю – «Зачем? Ведь мы поднялись достаточно высоко, здесь есть хорошее место, чтоб оставить машину». Он отвечает, что дальше очень плохая дорога.
Делать нечего – едем обратно. В этот раз мы спускаемся еще ниже – до асфальта, поворачиваем на запад. По дороге Храйр объясняет, что западный маршрут редко посещается, потому что он более сложный. Я спрашиваю про маршрут, выясняется, что он идет по скалам между двух ледников. Я говорю - «Окей – думаю, что нам нет разницы, где идти».
Пока наша машина преодолевала первую, относительно простую часть пути, было все нормально, но когда мы вновь начали штурмовать грунтовку – она начала капризничать, загорелся какой-то индикатор – «Смените какую-то хреновину». Пришлось нам остановиться. Открываем капот, снимаем крышку радиатора – идет пар, и что-то булькает. Все ясно – закипели…
Устраиваем вынужденный привал, готовим обед. Близлежащие окрестности покрыты красивыми зелеными кочками – думаю, вот хорошо как – можно удобно посидеть, но я жестоко ошибся. Эти кочки оказались сплошными колючками – они прошивают насквозь даже каримат и таки достигают цели – поэтому пришлось найти более или менее свободный участок земли и удалить оставшиеся колючки при помощи ледоруба. В дальнейшем «приятная» зелень этих кочек уже не вызывала у меня восторга…
Тем временем, наш обед уже подоспел, благо Храйр управлялся с примусом не хуже, чем Рубик с автомобилем.
Обед был великолепен – плов, омлет, чай; виды вокруг тоже были прекрасны – хребты окрестных гор, гладь водохранилища, белоснежная вершина Демавенда; и только одно обстоятельство не давало мне покоя – время – оно неумолимо бежало вперед. Было уже около 4 часов дня, а мы еще даже не встали на тропу, ведущую к приюту 4000. Потеря времени – вот, что угнетало меня.
Но Аллах, видимо, был милостив в этот день, и с началом кипения нашего чайника прекратилось кипение нашего радиатора – наша «KIA» снова готова к подвигам. Что же, нас долго упрашивать не пришлось – мы быстро закончили с трапезой и двинулись в путь. Спуск, подъем, выезд на плато, снова подъем – застреваем в валунах, выталкиваем машину обратно, паркуем – стоянка для машины найдена. Быстро собираемся, оставляем нашу верную помощницу под присмотром пасущихся овец, и выдвигаемся наверх.
Тропа вьется вдоль каменистой гряды – когда-то поток базальтовой лавы был горяч изнутри, теперь же, только снаружи – черные глыбы хорошо хранят солнечное тепло. А солнце тем временем покатилось к закату.

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(На тропе к приюту)
Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Рубик и Храйр)

По словам Храйра приют находится в 2-3 часах ходьбы, на высоте около 4000 м – нам надо туда прийти до темноты, поэтому мы стараемся не останавливаться попусту, но для пары глотков чая мы все же сделали исключение. Короткий привал подарил мне возможность сделать небольшой видеосюжет, который оказался на редкость удачным – Рубика озарило вдохновение, и мы услышали «Санта Лючию» на высоте 3500 м. Ободренные этими звуками, мы продолжили путь к приюту.
Каменистая тропа резво убегала вниз из-под наших ног, но солнце убегало за горизонт еще быстрее, и надежда выйти к приюту засветло испарилась – что ж будем искать приют в темноте. Полагаясь на знание моими друзьями тропы, я иду вверх.
Проходит час, полтора – мы уже должны были быть в приюте, но мы еще на тропе. Я уже начинаю беспокоиться за наш ночлег, но тут каким-то образом мы выходим к приюту.
Стальная дверь гостеприимно распахивается, и мы ощущаем облегчение – первая цель достигнута. По металлической лестнице поднимаемся на второй этаж, сбрасываем рюкзаки.

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Приют 4000)

Надо сказать пару слов про наше прибежище – это добротный, двухэтажный каменный дом. На первом этаже расположена прихожая, затем комната с лестницей на второй этаж и крюками на ригеле для просушки снаряжения. Второй этаж представлен одной большой комнатой прямо под крышей (мансардой), на полу толстый палас, на котором можно спать без каримата. В толстых каменных (около 50 см) стенах несколько небольших окошек со стеклопакетами, под коньком – продух, для вентиляции помещения. На полу одновременно может расположиться до 30 человек (на 1 и 2 этажах). Приют оснащен даже электрическими лампами, при включении кнопки на рубильнике российского производства они тускло засветились, правда, быстро погасли – Храйр сказал, что для их нормальной работы нужно завести генератор. Рядом с основным зданием расположен такого же типа туалет, рассчитанный на двух человек. В общем, условия весьма приличные.
Позже я спросил у Храйра про историю строительства этого приюта. Оказывается, что он построен силами местной альпинистской общественности – цемент для строительства привезли на мулах, камень взяли на месте, а вертолетом закинули только стальной прокат, профлист для кровли и окна. На втором этаже к стене прибита табличка о героях строительства на фарси. Причем, подобных приютов на склонах Демавенда несколько – практически на каждом маршруте. Мысленно благодаря строителей, мы отошли ко сну.
Спалось на удивление хорошо, даже не ощущалось, что мы на высоте 4000 м.
Утром мы проснулись поздно, часов в 7 – сказались ночные похождения. Мы наскоро позавтракали и вышли на маршрут.

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Выход на маршрут)

Надо сказать, что во время сборов, Храйр с Рубиком пытались объяснить мне, что не нужно брать с собой рюкзак, что мне не понадобятся ни кошки, ни пуховка, которую я запихал туда вместе с термосом, но я упирался, и пытался им объяснить, что я не выхожу на маршрут без этих вещей. В итоге, каждый остался при своем мнении. Потом, мой рюкзак сыграл определенную роль в нашем восхождении, но об этом позже.
Итак, мы на пути к вершине.
Маршрут начинается прямо от приюта – собственно это тропа, идущая по гребешку. Постепенно крутизна гребешка увеличивается, и через некоторое время достигает 35-40°, иногда даже нужно пролезть пару метров. В верхней части маршрута снова тропа, которая местами проходит через поля фумарол. На вершине – кратер диаметром около 70-100 м, одна из скал возвышается на три метра – это вершина, возле неё установлена табличка. В целом, маршрут примерно соответствует 2а категории трудности по нашей классификации, причем можно провести полную аналогию с Эльбрусом – пешеходный маршрут на приличной высоте (5671 м).
Первую часть маршрута мы преодолели достаточно быстро – тропа, она и есть тропа. Потом, мы вышли на скальный участок и наша скорость несколько упала. Погода с утра стояла идеальная – на небе ни облачка, немного прохладно (около -7°С), небольшой ветерок. Если бы мы знали, во что превратится это безобидное дуновение…

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Скальный участок маршрута)

Уже на скалах - там, где мы выходили из-под их защиты мы ощущали усиление ветра, над вершиной появились флаги – в душу начали закрадываться различные опасения. Опасение это усиливалось тем, что было уже около 12 часов дня, а мы еще были на скальном гребне, а вершина так и была высоко и далеко. Это одна из особенностей горы – настоящей вершины не видно на протяжении почти всего маршрута, и поэтому кажется, что вот она рядом, а оказывается, что это был просто перегиб рельефа. Эта кажущаяся близость сыграла со мной злую шутку в конце маршрута – я последние часа два-три до вершины не останавливался чтоб попить чаю – думал - потерплю до вершины. В итоге, буквально в двух шагах от вершины меня настигли тошнотворные позывы. Думаю, что тут сказались все факторы: и недостаточная акклиматизация, и обезвоживание, и возможно газы из фумарол. В общем, как только я глотнул стаканчик чаю – мне сразу же полегчало.

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Вершина)
Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Кратер на вершине)

На вершину мы вышли часов в 6 вечера, сгибаясь под порывами ветра. Ветер был такой силы, что мне казалось, что я пушинка – еще чуть-чуть и полечу. Спасаясь от ветра, мы приспустились в кратер. Мечты о фотосессии на вершине пришлось отложить – нам надо было, что есть мочи бежать вниз. И мы побежали.
За десять минут мы сбросили то, что проползли за предыдущие полтора часа. Ниже тоже был ветер, но он уже не казался таким страшным – мы спаслись. Теперь надо было успеть в приют до темноты.
И вот тут меня настигли особенности иранского альпинизма. Во-первых, сбросив первые метров 300-500, мои друзья резко снизили темп. Во-вторых, они стали спускаться по пути подъема, хотя рядом справа был отличный спусковой кулуар. В-третьих, они никак не реагировали на мои призывы «Go quickly!».
Увидев, что мои попытки ускорить процесс спуска словами не имеют результата, я решил ускорять спуск делом. Крикнув, «Come with me!» я помчался глиссером по кулуару. Двигаясь по кулуару, я убедился, что он часто используется для спуска – там была спусковая тропа. Она была припорошена снегом, и поэтому незаметна.
Ободренные моим примером, Храйр с Рубиком несколько ускорились, и пока был лифт, мы спускались достаточно быстро. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, вот и наш лифт закончился. И снова мы поползли.
Солнце уже близилось к закату, но еще оставалось около часа вечерних сумерек, я еще надеялся максимально приблизиться к приюту до наступления полной темноты. Из-за опасения потерять ориентиры в кулуаре, мы траверснули немного влево на подъемный маршрут и пошли по своим следам. Я шел впереди, выискивая наши следы, и часто останавливался, поджидая своих друзей. Храйр шел нормально, но взглянув на Рубика, я понял, что быстрее идти он просто не может. И перспектива ночных скитаний или даже холодной ночевки замаячила перед нами во весь рост. Более того, выяснилось, что у моих друзей есть компас, но нет ни одного фонарика! Мы имели только один фонарь на троих. С ним мы и продолжили спуск, когда стало совсем темно.
Мы двигались очень медленно – сначала я освещал путь вниз и спускался метров на 10-15, потом поворачивался и освещал путь Рубику с Храйром. В какой-то момент я начал опасаться того, что я промахнулся и прошел мимо нашего приюта. В тот момент я еще не знал, что меня сбила с толку наша маленькая скорость – при нормальном раскладе мы должны были спуститься гораздо ниже того места на котором мы находились. Храйр с Рубиком тоже разошлись во мнениях относительно нашего местоположения: один говорил, что надо брать вправо, другой, что влево, а я все-таки склонялся к тому, что надо идти ниже. В итоге, червь сомнений подточил меня, и я согласился поискать наш приют, траверсируя склон вправо-влево – это стало главной моей ошибкой. Как выяснилось позже – мы не дошли до заветного места каких-то 300-400 метров по высоте.
Переключив свой фонарь на дальний свет, я начал освещать окрестности. Но в темноте любой крупный камень казался домом. Несколько раз мы думали, что нашли приют, и только подойдя ближе, убеждались, что перед нами очередная скала. Наши скитания по склону закончились вполне закономерно – мы нашли выступ скалы, и стали располагаться под ним на холодную ночевку. Так глупо, я еще никогда не ловил холодную – не дойдя нескольких сот метров до надежнейшего укрытия. Сколько раз за ту ночь я пожалел, что не взял спальник я уже и не сосчитаю. А сколько раз вспомнил, что вышли мы поздно?
В общем, эта холодная стала для нас расплатой за каждую минуту потерянного времени – при подходе под маршрут вчера, за сон до семи утра, за медленный спуск.
Особенности национального альпинизма продолжились и при организации нашего бивака. У нас был один спальник, два рюкзака и моя легкая пуховка. Я думал, что мы сядем на рюкзаки, укроемся спальником и пуховкой и будем коротать эту ночь. Но вышло совершенно иначе – Рубик забрался в свой спальник, Храйр просто сел на рюкзак. Я попытался объяснить, нужно сделать по-другому, но видимо мои доводы не показались им убедительными. Что ж, я достал пуховку, надел ее под ветровку, натянул поверх поларовых перчаток пуховые и сел на рюкзак.
Ночь была на удивление тихая и безветренная. На небе зажглись звезды – красивое зрелище. Казалось, что протяни руку – ухватишься за ковш Большой Медведицы. Постепенно сон сморил меня, и я задремал, но близость космоса пронизывала своим холодом. Наверное, раз десять-пятнадцать я вставал ночью и делал зарядку – по 15-20 приседаний, ходьба на месте – на полчаса хватало. Так в борьбе за жизнь, я провел эту ночь, а под утро, проснувшись после очередного сеанса сна, обнаружил, что исчез Храйр.
Так, думаю, приключения только начинаются. Уже светало, я растолкал Рубика и спросил его, что он думает делать? Он ответил, что надо идти в приют, а Храйр, наверное, уже там.
Собрав свои вещи, мы стали осматриваться. С той точки, где мы находились, приюта видно не было. Мы стали спускаться вниз, выискивая заветный домик. Спустившись метров на сто, мы увидели наш приют ниже нас на 200-300 м и немного влево. Убедившись, что мы просто не дошли до него, я еще раз испытал разочарование от этого факта. Укорив себя за недостаточную уверенность в своей правоте, я пообещал себе в следующий раз больше верить своим ощущениям.
Но вот мы уже открываем желанную дверь и поднимаемся на второй этаж. Тут нас ждало еще одно разочарование – Храйра нет, и явно не было. Посовещавшись, мы приняли решение пока готовить завтрак, и ждать Храйра час-два. Уверенность Рубика, в том, что он не пропадет, просто поражала меня.
Мы вскипятили воды, попили чай с халвой. В ожидании нашего товарища прилегли поспать. Я поставил таймер на полтора часа. Спалось плохо, несмотря на тепличные условия – мне не давала покоя мысль о том, что мы тут лежим в теплых спальниках, а он может, лежит где-то со сломанной ногой. В общем, не дождался я звонка будильника и встал. Поставил еще кипятиться воды и тут, о чудо! Снизу раздался скрежет железного засова. Это был самый радостный момент нашего восхождения – Храйр вернулся.
Что тут было, как ты спасся, каждый лез и приставал…
Потом мы шли вниз, нас там ждала наша потрепанная KIA, палящее солнце, пыль грунтовки и асфальт шоссе, шумный Тегеран, прекрасный Исфахан, зеленый Ереван, дождливый Петербург и потом наша обыденная жизнь.
Приключение кончилось.
Мы обманули окологорных прихлебателей, но гору обмануть невозможно – она взяла с нас свою цену.

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Прощай Демавенд)
Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Тегеран, монумент Азади)
Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Вокзал, спроектированный советскими архитекторами)
Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

Путь на Демавенд, или история о том, как русский и двое армян иранцев обманывали. (Альпинизм)

(Исфахан)

P.S. извините за неважное качество фотографий - это стоп-кадры с видео.

112


Комментарии:
0
Прикольный рассказ ! Теперь понятно,где выкристаллизовался "иранский стиль" в альпинизме - на склонах нехолодного Демавенда !

2
Привет Паша!
Насчет стиля - это точно - много странностей).

0
"Странностей"...ты политкорректен как Евросоюз прям :). Один сезон на высоте с иранцами - термин резко поменяется. Хотя в базе общаться с ними приятно - очень веселые,дружелюбные люди.
За два месяца провел бы что ли школу альпинизма у них в качестве гуманитарной помощи...

1
Э-э... альпинизмом я собственно, занимался там 2 дня (читай выше).
Остальное время работал...

А в чем по-твоему мнению состоят особенности "иранского стиля"?
Как мне показалось - они непредусмотрительны.

0
конечно в Иране есть грамотные альпинисты. В это году например трое залезли (и главное - слезли !!) на Победу.Правда, общее количество участников было где-то 24.
Но, в большинстве своем у них совершенно отсутствует понятие о тактике и взаимовыручке,ответственности друг за друга. У многих альптехника стремится к 0. Что вкупе с упертостью в достижении вершины часто приводит к печальным последствиям.
Выход на штурм в 14-00 (Коммунизма) соло.Второй товарищ сидит в палатке и ни вечером ни утром не сообщает гидам (соседняя палатка) о пропаже напарника. Из трех двое упали в трещину: обрезана веревка. Двое остаются в трещине,третья участница валит вниз (Ленина). И подобных случаи - каждый сезон.

1
Параллели налицо...

1
Стиль восхождения скорее армянский, а не иранский:-))
Машину угробили на большую сумму, чем съэкономили на пермите.
Но ни риала не отдали иноверцам! :-)))

2
Что-то есть в ваших словах)) - меня посещали такие мысли (про машину) когда мы штурмовали грунтовку...

0
Интересно, спасибо.

А что с чехами на Язгулемском хребте?
Они туда выезжали этим летом?

0
Нет (не чехи а румыны). Один из них отказался ехать, в итоге экспедиция не состоялась.

P.S. про чехов - когда я был в славном городе Исфахане, то за 1 день встретил 8 чехов, причем это были три разных группы. В итоге, после того как я встречался с чехами на Кавказе, в Фанах, на Ленина - у меня создается впечатление, что это самая путешествующая нация.

0
Конечно нам хотелось для разнообразия увидеть каких-нибудь людей, и я вспоминал о чехах (о румынах, т.е.). И особенно сильно вспомнил, когда увидел СЗ гребень Холодной Стены, который они планировали идти, думая, что это 3Б. По моему гребень этот сложнее Шхары по классике (5А).


На фотке (Ивана Жданова) обвал карниза с СЗ гребня.

0
Возможно, чтоб понять - нужно сходить.
Но в любом случае, такая разница в оценке сложности - говорит о несовершенстве системы классификации (в первую очередь).

P.S. Если буду в Москве - хотел бы с вами увидеться, послушать про Памир - в порядке обмена опытом;))


0
Хороший рассказ. Как будто опять там побывал.

1
иранцы такие же разные, как и мы.
ленивы, трудолюбивы, беспечны, ответственны пр.
Уверенно называют себя европейцами. Историю изучают в свете происхождения из одного с нами источника - индо-иранского, индоевропейского пранарода. Дальше - дискутируемые гипотезы о протоариях, праариях, араттах.

Конечно, воспитание играет роль - при определении жизненных приоритетов.
Ислам, шариат формируют отношение к законам, как обязательным к исполнению. А законы для людей - не те, что составляются заинтересованной кастой (религиозной, политической, экономической, милитаристской).
То-есть, люди охотно блюдут личные правила, вырабатывая их по мере накопления собственного опыта или принимая к сведению результаты чужого.
В этот момент проявляется разница поведенческая - одни каждый поступок используют как урок, другие - как данность, в следующий раз не повторящуюся.
Одним словом: "Иншалла!"(На все воля Аллаха!).
А климатическую зону персы завоевали для потомков неплохую.
При случае траверсирую Эльбурс (Альборц на фарси).

0
Европеоидность персов и иранцев вообще, никто и не ставил под сомнение...
Просто тут речь шла о подмеченных особенностях поведения в горах иранских альпинистов.

0
Спасибо, было приятно пережить Дамаванд еще раз
в Вашей компании, виртуально. А впечатления совпадают на 90%!
Дело в том, возможно, что воспитанный исламом фатализм
не способствует детальному планированию и осмыслению опыта.
Да и занятия спортом на Среднем Востоке (и на Ближнем,
кроме Израиля) не поощряются, бессмысленное занятие, мол.

0
Адрес - Симферополь. Сейчас в Киеве.
maestrosto@bk.ru

0
С гтрой! Три года езжу в Иран, и всё время работа плотным графиком. Но когда-нибудь обязательно схожу!

1
Спасибо!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru