Дух Свободы

Пишет bdichga, 18.12.2009 12:42

Дух Свободы (Альпинизм, сигуниань, китай)

Возвращаясь к теме о первопрохождении двойкой из Китая маршрута по Южной стене Сыгуниан, предлагаю перевод с китайского.



Первопрохождение маршрута «Дух Свободы» по центру Южной стены Сыгуниан
Автор: Ян Дундун; фото: Чжоу Пень, Ян Дундун
Перевод: bdichga

В декабре 2008г мы с моим напарником Чжоу Пэнем в составе «Ultimate Expedition», организованной Лихунсюэ, участвовали в восхождении на вершину Яомей горы Сыгуниан. Команда выбрала маршрут по центру Южной стены, который в своё время в 2007г пыталась пройти группа из Кореи. Мы дошли до отметки в 5600м, достигнув примерно той же высоты, что и корейцы. Для нас это стало первой попыткой настоящего технического восхождения, в котором мы получили кучу бесценного опыта. В феврале 2009г мы снова попытались пролезть по центру Южной стены Сыгуниан, на этот раз с применением тактики быстрого восхождения налегке. За три с половиной дня мы достигли высоты 5950м, где в левой части скальных ступеней нависал ледник. Пока мы лезли, обвалилась его верхняя часть, и нам пришлось повернуть назад. Про это восхождение можно прочитать в статье «Южная стена Яомей: вторая попытка» на сайте Gview.

23-27 ноября 2009г мы в третий раз штурмовали этот маршрут, по-прежнему используя тактику быстрого свободного лазания налегке, почти полностью в альпийском стиле (только на спуске, проходя бергшрунд, мы использовали 100м верёвку, провешенную командой Суньбина). В этот раз, 25 числа в 18:10 мы, наконец, поднялись на Южный пик вершины Яомей (если верить нашей карте, Южный пик должен считаться главным из трёх пиков вершины Яомей). Высота на вершине по данным GPS составила 6247м над уровнем моря. Это стало первым успешным прохождением маршрута по центру Южной стены Сыгуниан, насколько нам известно, а также это первый маршрут на вершину Яомей, первопройденный китайской группой альпинистов. Мы решили назвать наш новый маршрут «Дух Свободы».


Власть обстоятельств
13 ноября в Чхенду я встретился с Чжоу, приехавшим туда 2 дня назад. Потратив день на сборы и закупки, 15го числа рано утром мы покинули Чхенду, и, миновав уезд Сяоцзинь, добрались до хижины Сю Лаояо в ущелье Шуаньчяо . Вначале мы планировали провести там два дня на отдых и акклиматизацию, и примерно 18го числа начать восхождение на Сыгуниан. 16го ноября у нас был акклиматизационный выход к подножию горы на высоту 5000м, к вечеру мы вернулись в хижину. 17го числа мы на целый день ушли из ущелья в деревню Жилонг, погулять и отдохнуть ещё немного, и, казалось, что наша подготовка завершена.

Но проверив прогноз погоды, мы поняли, что торопиться некуда: с 19 по 21 ноября не ожидалось ничего хорошего, и выходить сейчас значило лазать под снегопадами. Снег на Южной стене сильно затруднил бы нам маршрут, и мы решили использовать это время для следующего этапа акклиматизации: подождать пока погода станет лучше, затем выждать ещё пару дней, пока стает снег со стены, и только тогда выходить на гору.

Мы отправились в ущелье Дзесы, и за три дня с полными рюкзаками поднялись к лагерю у подножия горы Абби, на высоту 4900, и спустились обратно. Мы неплохо акклиматизировались, а заодно смогли посмотреть, что делается на стене Абби в снежную погоду. Летом с другим моим напарником Хэ Ланом мы уже пробовали тут новый маршрут, но в ста метрах от выхода на гребень нам пришлось повернуть назад. (Тогда я понял одну важную вещь, что небольшая команда во время восхождения не должна быть в плену каких-то сроков. Это стало одной из причин успеха на этот раз.) Вернувшись 21го числа в Жилонг, мы были полностью готовы начать восхождение 24го.

Но обстоятельства снова были против нас: прогноз погоды хоть и радовал, но ненадолго — 26го к вечеру опять всё портилось. Чтобы не пропустить красивый вид с вершины, мы решили выходить на день раньше, 23го числа.

Вечером Чжоу сказал мне: «А что если нам проскочить базовый лагерь, и за день добраться до 5200?» Его идея меня очень воодушевила. Вообще, мы планировали сначала подняться до высоты 4800м, где находится базовый лагерь; на второй день – по леднику до 5200, а на третий день, преодолев берг, приступить к технической части маршрута. Добравшись за один день до ледника на 5200м, мы экономили день, который станет нам запасным на прохождение стены.

Для осуществления нового плана Лу помог нам связаться с местными. Подъём за один день от хижины на 3200 до ледника на 5200 со всем грузом – слишком большая нагрузка, которая совсем некстати была бы перед трудным лазанием на следующий день. Местные брались донести наши рюкзаки весом около 30кг до базового лагеря, а нам оставалось только протащить их на себе всего 300 – 400м, а остальной путь пройти налегке, что позволит нам сберечь силы до того момента, когда они станут действительно нужны.
Пока мы всё это организовали, перевалило за полночь, а вставать надо было в 6 утра… Вдохновлённые и встревоженные, мы легли спать.


Вверх до 5130
Утром 23го в 8:40 мы вышли от ламаистского храма в начале ущелья. К 10 утра мы дошли до высохшего озера, от которого идёт тропа к базовому лагерю Сыгуниан. У каждого из нас было по маленькому рюкзаку с перекусом и ветрозащитой: местные вышли с нашим грузом заранее и теперь находились далеко впереди.

Через час мы их догнали, находясь уже недалеко от «бетонной дорожки» у подножия горы (на самом деле это лишь пара бетонных ступенек, выложенных в скальной трещине). Какое-то время мы шли вчетвером, и только ближе к трём часам, чуть не доходя до базового лагеря, мы распрощались с носильщиками и забрали рюкзаки.

Через 20 минут, отдохнув, мы продолжили путь. Из-за малого количества снега на леднике мы могли быстро идти, не страхуясь; лишь на последнем участке, где было несколько закрытых трещин, нам пришлось связаться.
Дух Свободы (Альпинизм, сигуниань, китай)

В 18:20 мы вышли на снежный мостик в трещине под бергшрундом. GPS на телефоне Чжоу показывал высоту 5130м. Мы не планировали оставаться здесь на ночёвку, но дальше был камнеопасный и очень энергозатратный участок, который мы решили пройти на следующий день налегке, тем более, что начинало стремительно темнеть.

Поставив там палатку, мы до 23:00 топили снег, готовя запас воды на завтрашний маршрут. Хотя это отнимало у нас часы сна (вставать надо было в 6), тем не менее, без воды на маршруте пришлось бы туго.


С 5130 на 5700
24го утром, с третьего звонка будильника мы наконец сели в покрытой изморозью палатке; часы показывали 6:25. Мы позавтракали и вышли в 8 часов. По опыту февральского восхождения мы знали, что на всей Южной стене нет места под палатку, поэтому мы взяли спальники и компактный нейлоновый бивачный мешок на двоих, ну и горючее с едой, и так далее.

В этот раз всё было не так, как в феврале: ледник был покрыт толстым слоем снега. Помимо бергшрунда на нашем пути были закрытые трещины, поэтому мы сразу связались на длину примерно 1/3 верёвки. В прошлый раз наши 8.3мм верёвки сильно потрепались, поэтому мы заменили одну из них на новую, только длиной 50м вместо 60-ти. Поскольку лагерь на 5130 располагался в левой части центрального кулуара, то нам предстояло сначала перелезть ледовую трещину, затем обойти кулуар спереди, и только потом, преодолев берг, начать лезть вверх по стене. На всё это у нас ушёл час времени. Когда мы перелезли через берг и начали подниматься вдоль фирна по центру кулуара, шёл уже десятый час.
Дух Свободы (Альпинизм, сигуниань, китай)

Перелезая берг, мы заметили белую верёвку невдалеке слева, это была верёвка команды Сунь Бина. И действительно, поднявшись ещё немного, мы увидели силуэты людей в скально-ледовом кулуаре, и даже слышали их голоса. Обменявшись с ними парой фраз, мы продолжили подъём. К тому времени, как четверо из команды Сунь Бина исчезли за гребнем, мы были уже почти на 5500м, где проходил микстовый участок: именно тут в феврале мы начали лезть с попеременной страховкой.

Сложность этого участка примерно М4 (лазание в кошках, с инструментами по 700 стене, с несколькими движениями, когда надо расклинить инструмент в трещине), длина – полверёвки. Чжоу лез первым. Пройдя этот участок, мы укоротили верёвку до 30м, и дальше полезли на одновременной. В этот раз от начала до конца все сложные участки лез Чжоу, потому что он намного сильнее меня в плане технического лазания. А когда мы шли на одновременной – в основном первым шёл я, потому что там, где я наконец был уверен в себе, Чжоу даже не задумывался. Так, не нужно было пристёгивать тиблок над оттяжкой, и это упрощало работу по максимуму, и экономило кучу времени.

Когда оттяжки у меня закончились, Чжоу снова полез первым, выйдя почти на целую верёвку, и к тому времени мы оказались на высоте 5600м, что было выше шестой верёвки лазания в феврале. Перед нами был 40 градусный фирновый склон, а слева была стена, ведущая в направлении левой границы центральной трещины. Февральское восхождение было сильно затруднено из-за камнепадов, и мы могли двигаться только вдоль этой стены, но в этот раз, видимо в связи с уровнем снега, сверху почти не сыпало. Поэтому мы могли подниматься по небольшой кромке снега под стеной, выигрывая ещё немного времени. Ещё не было четырёх, когда мы перешли понизу Южной стены влево, и над нами на высоте 5950м висела сосулька, ставшая преградой на нашем пути в прошлый раз.

Перед нами был 10метровый скальный выступ, который никак было не обойти. Чжоу полез первым, а я стоял внизу на страховке. В какой-то момент я не заметил, как середина верёвки провисла, и понял это уже, когда она безнадёжно зацепилась за большой камень внизу. Крикнув Чжоу, чтобы он остановился, я закрепил верёвку на станции, спустился освободить бухту и поднялся обратно. Вернувшись на станцию, я обнаружил там Чжоу. Оказалось, что слева от маршрута он заметил отличную площадку, образовавшуюся на снежнике у основания стены. Там можно было чуть ли не палатку поставить! Расчистив лёд от снега, он вкрутил пару буров, оставил там верёвку и спустился обратно.
Дух Свободы (Альпинизм, сигуниань, китай)

Площадка была действительно неплоха – снег, осевший после пары дней тёплой погоды, был ровным и устойчивым, так что мы могли бы спокойно улечься там вдвоём. Конечно, мы не без тоски вспомнили об оставленной внизу палатке – наша однослойная килограммовая палатка весит не сильно больше бивачного мешка. С обеих сторон мы сделали страховку на бурах и френдах, посередине натянули верёвку, и наша площадка превратилась в удобное безопасное лежбище. Больше всего восхищало то, что над нами нависал скальный карниз, защищавший площадку от камней и воды, летящих сверху. До данным GPS мы находились на 5700м, что было на 100м ниже нашей февральской ночёвки, но место было просто прекрасным, к тому же Чжоу оставил верёвку на стене, так что завтра нам нужно было только вылезти этот короткий участок, а затем до 5800м и дальше шёл простой снежный склон.


Южная стена позади
Как всегда мы поднялись в шесть, а с места ночёвки вышли около восьми. Подниматься по верёвке с помощью реверсо (исп.функцию самоблокировки) оказалось гораздо труднее, чем я думал. Всё-таки стена была очень крутой, после пары движений вначале она становилась почти отвесной. Но отрезок был небольшой, и вскоре мы уже шли на одновременной вправо-вверх по фирновому склону.
Дух Свободы (Альпинизм, сигуниань, китай)

Мы решили больше не пробовать лезть на сосульку на 5950м и обойти её по скалам на 5900. Поскольку с утра обычно не сыпет и не течёт, нам понадобилось меньше 2 часов, чтобы перейти"треугольный снежник" по центру стены (см. отчёт о февральском восхождении), и достигли основания сосульки в правой части скал на 5900. Я выбрал место для страховки, где наклон стены защищал от камнепадов. Отсюда начинается настоящее лазание. Чжоу пролез 4 верёвки, пройдя стену в верхней части скал, и мы оказались у основания снежника под ледником на верху Южной стены. На часах было уже больше двух дня.
Я полез следующий участок. Когда мы подошли к основанию ледника, я увидел над головой сосульки, свисающие со снежного карниза. Тут же мне вспомнилось описание «лазания сквозь карниз» из книги «Экстремальный альпинизм» . Ну и я так же пробурил отверстие между сосулькой и самим ледником, и начал прорывать снег дальше, чтобы пройти карниз насквозь. Конечно, это не совсем возможно.. потому что снег очень жёсткий. Я это очень быстро понял, да и Чжоу вовремя меня остановил – и всё же, это было своеобразным предзнаменованием нашей будущей ночёвки.

Мы пошли влево по краю ледника, и через несколько шагов обнаружили место, где можно было перелезть через карниз. Как только мы вылезли на юго-западный гребень, сильный ветер ударил нам в лицо, по сравнению с которым до этого у нас был полный штиль, просто как два разных мира. Я застегнул капюшон куртки, потом забил один из инструментов в снег и сделал страховку для Чжоу. Прямо перед нами была ледовая стенка, ведущая к Южному пику вершины Яомей. Тогда мы этого, правда, не знали.. А за снежником впереди нас чётко виднелся Северный пик.

Мы решили срезать путь по направлению к Северному пику, но, как выяснилось, снежник был не сплошной: на нашем пути оказалась крутая ледовая стенка, которую вообще не хотелось идти без страховки, а организовывать станции и так далее значило снова терять драгоценное время. Чжоу смерил взглядом возвышающуюся глыбу льда, и сообщил, что пройдёт её без проблем. Мы даже не предполагали, что за стеной нам останется рукой подать до Южного пика – тогда мы даже не знали, что их три – просто подумали, что так будет ближе.

Качество льда было первоклассным, по твёрдости как раз то, что нужно: и не такой ломкий, как на леднике в апреле – мае, и не слишком мягкий, как летом. А вот угол наклона стенки оказался гораздо круче, чем мы ожидали - снизу он вообще казался нам где-то около 2. На деле же, это был почти прямой лёд, без преувеличения можно оценить её в AI3, а то и 3+. Разделив стенку на два участка, Чжоу преодолел её, и при этом куда больше осторожничал, чем на участке сложностью WI6+. Потом он сказал, что во время лазания постоянно заставлял себя страховаться, потому что случись что-нибудь на этом участке – спасти его не возможно, была бы безвыходная ситуация.

Преодолев ледовую стену, мы увидели вершину во всей красе: пройдя чуть-чуть по фирновому склону, мы оказались на Южном пике; через перевал от нас виднелся Центральный пик; Северный пик был ещё чуть дальше, немного выше перевала. Все три пика соединялись между собой фирновыми склонами. Сперва я на верёвке подошёл к отколу под Южным пиком, убедился, что карниз не опасен, после чего мы оба поднялись на вершину.
Дух Свободы (Альпинизм, сигуниань, китай)

Было уже 18:10, ветер просто сдувал нас с места, и начинало темнеть. Мы решили больше не лазить по другим вершинам и начать спуск прямо оттуда. GPS показал высоту 6247м, но это было последнее, что он нам показал.. Потому что Чжоу забыл застегнуть карман куртки, и устройство выскользнуло из него, унося с собой все данные по маршруту, которые мы собирали в пути.


Ночёвка на 6130
Мы провели на вершине всего несколько минут, а затем собрались и начали спускаться. Мы планировали вернуться по следам к краю ледовой стенки, потом вкрутить пару буров и пустить меня вниз, чтобы я там сделал станцию, а Чжоу слез бы с нижней. Но чем ближе мы подходили к краю ледовой стенки, тем твёрже становился снег, к тому же стремительно темнело и ветер свистел в ушах – в общем, уже и следов этих почти не было заметно. В итоге мы выбрали не то место для спуска со стены. Спустившись пару метров по отвесной стене, я понял свою ошибку, тут же закрутил 13-тисантиметровый бур в фирн, причём довольно мягкий. Поняв, что это никуда не годится, я добавил ещё один 20-тисантиметровый, после чего изо всех сил закричал вверх: «Я выбрал не то место для спуска! Здесь спускаться нельзя! Поднимись чуть наверх, вернись туда, откуда мы вылезли, и спускайся оттуда! А я потом приду к тебе траверсом!»

Но ветер на леднике был просто дикий.. Когда мы поднимались, нам насыпало полные капюшоны снега и ледовой крошки, и Чжоу сверху никак было не услышать, что я ему прокричал. Он проверил несколько раз, и решил спускаться ко мне. Я выбирал верёвку снизу и заодно умирал от страха. Когда я сказал Чжоу, что мои два бура вкручены в фирн, да к тому же, я не счистил плохой лёд сверху – он занервничал ещё больше. Сейчас я думаю, что лучше было ничего уже не говорить.

Казалось, что прошла целая вечность – хотя на самом деле всего несколько минут - пока Чжоу, наконец, спустился эти несколько метров по отвесному льду, и пристегнулся, отвесившись на верхнем буре. Мы решили оставить бур там, и просто встегнуть верёвку в карабин и спускаться. Чжоу спустился первым, меньше чем через полверёвки оказавшись на земле. Перед тем, как спускаться, я понял, что не получится выщелкнуть 120см петлю из карабина, и пришлось оставить её тоже. Таким образом, мы оставили там бур, карабин и ещё петлю вдобавок.

Ещё один урок на спуске… Во время спуска вдоль снежного карниза на границе гребня и стены, мы поменялись, и Чжоу снова пошёл впереди. Он очень осторожно выбирал место, где наступить, к счастью, следы здесь шли гораздо чётче тех, что наверху. Я выдавал ему верёвку, стоя на карнизе, и через некоторое время он начал резко выбирать. Стало ясно, что он уже сделал станцию, поэтому я вырыл ледоруб из снега и начал спускаться.

Когда я перелез карниз, вернувшись с гребня на Южную стену, ветер, свистевший всё это время в ушах, прекратился, и в одно мгновение всё стало тихим и спокойным. Пройдя несколько шагов вправо, мы вернулись к тому месту, где я экспериментировал с «лазанием сквозь карниз». К этому времени уже совсем стемнело, спускаться по сыпучей Южной стене дальше в такой ситуации было очень опасно. К счастью, у нас была с собой горелка и газ, и мы решили ночевать прямо там. Во время подъёма, на станции чуть ниже, GPS Чжоу показывал 6130. Теперь он был потерян, поэтому будем считать это высотой нашей теперешней ночёвки.

Чжоу наладил горелку и стал топить снег, а я продолжил копать в карнизе пещеру. Когда первая порция воды была готова, мы поменялись, и он стал копать дальше, пока я грел вторую. Когда вода закипела во второй раз, снежной пещеры уже хватало на то, чтобы мы поместились в ней сидя.
Дух Свободы (Альпинизм, сигуниань, китай)

Мы уселись в пещере, закрутив в жёсткий фирн под нами один бур и забив в дно пещеры инструмент для страховки. Пусть это было не совсем надёжно, но по-другому никак. Поставив горелку посередине, мы вновь натопили снега, и, прямо запивая горячей водой, немного поели – у нас были шоколадки, сухофрукты и рыбные ломтики. Потом мы выключили горелку и стали отдыхать.

Хотя почти не было ветра, и сосулька, свисающая с карниза, образовывала полузакрытое пространство, всё равно это была труднопереносимая ночёвка. Мы несколько раз меняли положение, но поспать удобно всё равно так и не удалось, и каждый раз вот-вот падая в сон, мы тут же начинали замерзать, и всё, что оставалось - заставить себя снова проснуться, подвигать пальцами ног и потереть коленки. Снимая перчатки, чтобы достать воды из-за пазухи, я посматривал заодно на часы, и убеждал себя, что от этой ночи осталось ещё чуть меньше…

Наконец, небо начало просвечивать сквозь ледовые пальцы сосульки – это значило, что мы пережили ночь. Мы снова нагрели воды, доели всё, что оставалось, и начали спускаться. Пройдя по снегу до конца, и спустившись ещё на три верёвки вниз, мы вернулись к «треугольному снежнику». Оттуда мы спустились к скальному выступу над нашим лагерем на 5700м, а ещё через полверёвки мы наконец вернулись к снежной площадке, где мы оставили бивачный мешок, спальники и часть еды. Ещё не было 12ти дня.


Возвращение
Ещё один участок вниз от площадки на 5700 – и мы оказались в нижней части центрального кулуара, откуда продолжили спуск. На тот момент мы уже пролезли 9 участков вниз, включая 4 верёвки от 6130 до 5700, и 1 верёвку лазания по ледовой стенке с вершины. В этот раз у нас вышло всего 14 верёвок донизу, тогда как в феврале на спуске с 5950м получилось 17 участков, несмотря на то, что тогда мы использовали 60-ку, а в этот раз у нас была верёвка 50м. Количество участков стало меньше потому, что мы спускались на большие дистанции: так и скорость выше, и вероятность попадания в камнепады или водопады становится меньше.

Во время спуска поток воды по правому (восточному) кулуару становился всё сильнее, и шум течения, и грохот летящих камней окончательно нарушили её спокойствие. С разницей всего лишь в один день, Южная стена стала совершенно другой. Мы невольно порадовались так верно принятому решению идти на день раньше.

Перелезая через бергшрунд, мы воспользовались верёвкой, оставленной Суньбином. Хотя конечно, это совсем не входит в понятие "чистого альпийского стиля", мы особо не переживаем по этому поводу. Альпийский стиль – это же не мемориальный дворец какой-нибудь, а способ восхождения, стремящийся к лёгкости, скорости, справедливости, только и всего.. В нашей ситуации, если бы мы ради красного словца побрезговали верёвкой, провешенной через берг, боюсь это выглядело бы чересчур манерно.

Спустившись к лагерю на 5130, мы обнаружили несколько камней вокруг палатки, которых раньше там не было. Похоже, что камни стали сюда доставать - хорошо, что с палаткой было всё в порядке. Мы перетащили палатку на ледовый мостик в другом месте трещины, где вокруг не было следов от камней, и закрепили её хорошенько. Расстояние от гребня было приличное, и можно было там спокойно отдохнуть. На самом деле, за всю ночь мы не услышали ни одного звука падающих камней, но и спали мы, надо сказать, как убитые – Чжоу потом говорил, что за 13 часов (мы спали с 9 вечера до 10 утра) он не проснулся ни разу.

27го ноября, только ближе к 12 дня мы собрали лагерь и вдоль верёвки Суньбина (маршрут нашего февральского спуска) спустились с ледника, к сумеркам дойдя до пересохшего озера. Ещё до начала ущелья нас встретил Лу с группой носильщиков. Мелькание фонариков в ночи и смех Чжоу потихоньку возвращали в прежний мир… С третьей попытки, наконец, мы покорили Южную стену.


Послесловие
С одной стороны, это восхождение можно считать удачным, ну а с другой, в нём обнаружилась масса проблем по части лазания, работы на маршруте, взаимодействия, оценки, тактики, снаряжения, ресурсов и многих других. Нам есть куда расти, есть над чем стараться во многих направлениях, чтобы в итоге сделать восхождения более чёткими и эффективными.

Вместе с этим, этот маршрут расширил границы нашего мира, и дал возможность задуматься о других, ещё более интересных вершинах. Долина Шуаньчяо, равнина – это ещё не конец восхождений. Новые вершины, новые маршруты? Gongga Shan? Другие семитысячники? Кто знает, может быть удастся пройти в альпийском стиле ещё более долгие маршруты, на ещё большие высоты? Год назад, когда мы случайно встретились с Ли Хунсюэ, впервые подступились к непреодолимой, мистической Южной стене Сыгуниан, мы даже не могли представить себе такого. А сейчас, мы уже готовы экспериментировать дальше.

Спасибо Ли Хунсюэ, мы всегда будем его помнить. Спасибо Gview Equipment за постоянную поддержку и помощь. Спасибо нашему другу Ванке, который помогал во время восхождения в феврале. Спасибо Менчхун за поддержку по связи и снаряжение. Спасибо Лу, Лаояо, Юаньаргэ и всем местным, помогавшим с вещами. И, наконец, спасибо всем, кто о нас беспокоился и помогал нам.
Маршрут «Дух свободы», начало которому было положено в мае 2008г, был наконец пройден. Цель, к которой мы стремились – свободное высокоэффективное лазание с минимумом снаряжения. Это восхождение - только начало на пути новых достижений в альпийском стиле. Теперь надо идти дальше.

109


Комментарии:
3
Ксюх, титанический труд, огромное тебе спасибо!

3
!!! Спасибо за перевод!

3
СПАСИБИЩЕ!!!!!!
Мои +10 :)

И просьба - а разбейте абзацы, пожалуйста, так будет легче читаться. Пасип:)

1
Отличный перевод! Читается на одном дыхании. И ребята красавцы.

1
Кся, ты жжешь :)

6
Обалдеть! я очень рада, что вам понравилось))))

1
Порадовало "Спасибо нашему другу Ваньке" :)))
Спасиб еще раз ;)

1
Ксю, это было клево! )))

0
Потрясающе, спасибо. Получил истинное удовольствие.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru