В обьятъях широкой улыбки

Пишет Valery Semenov, 31.01.2010 19:05

В обьятъях широкой улыбки (Альпинизм, рассказ)


Мне очень нравится мой дом, мама говорит, что он слишком высоко стоит, но мне так нравится, правда! Особенно приятно стоять в обжигающих лучах солнца, босиком на голубом льду.

"Ух, ты! Хулиганьё! А ну, не медленно вытри свою мордашку!" - так часто говорит мне мама, она хорошая, но такая строгая!!!
Сегодня я снова смотрю на солнце во все глаза, а по ножкам так и бегут мурашки от растаявшего льда. Ой! Скользкий какой! Ой-ё-ёёё! Я один раз так плюхнулся! Так! Ещё чуть-чуть и я бы укатился в яму без дна! Мне тогда здорово досталось от мамы.
А ещё, мне нравится по долгу смотреть в эти самые ямы, слушать их нее дыхание - Ма говорит, что это ледяная река течет, но я-то ведь слышу дыхание. Правда! Порой Темнота внутри ямы мне улыбается и тогда я кидаю ей камешек или льдинку, она ведь тоже хочет играть.
А ещё! А ещё! Мне нравится смотреть на людей! Правда, я их редко вижу, но они такие забавные. Как начнут взбираться куда ни попадья! Прям вот так вот, как хвать! Хвать! И ползком на животике и опять хвать! Прям по центру ледяной глыбы, как хвать, хвать! И так закричит истошно, как покатится в яму с темнотой!
Мама называет их альпинистами, и не без гордости говоря, что редко кто из них добирается до нашего ледника, до моего домишки, а уж моего отца, чья голова вечно выше облаков и вовсе не видели.

Не давно старая карга из ямы, что на окраине ледника, так ругалась на меня! Ух! Столько новых слов узнал! Но вы, не подумайте, я как и учил меня папа, уши затыкал и ничегошеньки не слышал, только вот она пообещала, что разрушит мою ледяную башенку и будет она в длинной яме! А эта башенка! Знаете что?! Это перо Ангела! Вот так! Я как припустил к башенке, а вдруг она и в взаправду! В яму!
А скользко тогда было, ух! Я как заправский альпинист на брюшке хвать, хвать! Ох! Ох - хо-хо-хо! Мамуля-я-я! Хватай, хватай меня!!!
В общем плюхнулся я в яму!
- Эх, дружище! Давненько я тебя не видела!
- А?! - я даже перепугался немножко. - А! Это ты!
Темнота улыбалась мне, самой из широких своих улыбок - во всю яму! Вот оно как! А я ей!
- И тебя тоже… Эх.
- А что меня? - поинтересовался я, скорее из приличия, чем из любопытства, я всё-таки воспитанный(так тоже думает мама, ну… у меня мама много чего думает)
- Как что? В яму заточили!
- Да нет! Я к башенке спешу, а тут яма под ногами, я и плюхнулся!
- А! А вот меня старуха сюда спрятала и только на ночь выпускает! Представь себе! Я! Темнота! Такая большая и должна ютится в этой яме!
- Да уж, тесновато у тебя...
- А я про что! А ночью и поиграть не с кем, ты всё спишь! - И немножко погодя темнота поутихла, успокоилась. - Правда людей вчера видела, немножко совсем, но
- Правда?! Альпинистов?!
- Альпинистов, альпинистов! Кто сюда ещё сунется! Темнота внутри ямы взъерошилась, нахохлилась вся, она очень не любит когда её перебивают.
- Одного..., ну так, почти... попался в яму, я его как со всех сторон обняла, улыбнулась ему, думаю вот, пришло и мне счастье!
- Ох! Поздравляю! Целый альпинист!
- Э! Да куда уж, целый?! Хоть бы дослушал, голубчик!
- Что??! - Я был удивлён и испуган одновременно. - Не уж-то не целый?! Как же так?!
- Вот опять перебиваешь! Говорю тебе! Пороли мало тебя!
- Альпинист! Что же?! Что же он?! Говори! - Я не на шутку взволновался, кулачки сжались, щёчки обиженно надулись. - Зареву! Сейчас, сейчас! Зареву!
Но темнота была спокойна и неприступна, она только улыбалась своей мечтательной улыбкой, будто вспоминала, смакуя ванильное пирожное.
- Ты бы видел его! - По прошествии некоторого времени сказа Темнота, всё так же витая где-то в облаках. - А как он двигался! Мгновенно быстро и невыносимо долго, "вися" в моих объятьях; ритмично, будто танцевал со мной, порою словно скользил по голубой вертикали. Это движение жизни! Это движение силы! В тот момент, я была уверенна: он с может, пройти везде и всюду! Этот сгусток тепла в голубых объятиях льда. Разве такое возможно? Ведь он всего лишь человек!
- Это альпинист! Он может!
- Ты знаешь, теперь я тоже так думаю. Вот, посмотри что он выронил.
Мои пальцы обнимали рукоятку какого-то инструмента, как старого друга. Будто, даже не знаю... продолжение моей руки, со стальным клювом на конце( хромированной сталью, над которой работали лучшие умы человечества, двойным изгибом рукоятки, что заботно обрезинена, с идеальным балансом и маленьким весом, линзы не скалывает и прочие, прочие прелести...)
- Ты знаешь...?
- Что? - Темнота внимательно смотрела на меня, как-то по новому. Так, как если бы перед ней стоял он, тот самый, грация силы.
Мы улыбались друг другу, самыми широкими улыбками, нами было все уже решено и понятно.
А я...
Я по новому взглянул на нашу яму.
Она...
Она была изящно сложна...

61


Комментарии:
3
Изящная вещица, рассказ читается с интересом.
Подработать бы грамматику и синтаксис ближе к правильному русскому.

Иллюстрацию лучше ставить в конце повествования, а то она звучит во время всего рассказа и навязывает (навязывает!) читателю зрительный образ.
Если так задумано - браво!

1
Спасибо, грамматику вроде подправил...А картинку убирать не охота(больно уж хорошо смотрится сидящий на краю трещины), хотя она и вправду навязывает. Ямы - это ледниковые трещины, поэтому и была поставлена картинка, что бы это лучше раскрыть, так как в тексте это плохо просматривается(мнение первого читателя).

3
Спасибо!

1
Спасибо Валера!

1
Красиво!

2
...оскал у скал неоднозначен
улыбка ледника мрачна...

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru