«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев

Пишет liana, 04.02.2010 17:42

Сокращенная (из-за журнального формата) версия рассказа вышла в "РИСК онсайт" 41 в рамках конкурса "Север- страна без границ". Жутко жалко было резать текст. Теперь вы можете прочесть оригинал.
Напоминаем, что прием фотографических, поэтических и прозаических произведений на конкурс ПРОДОЛЖАЕТСЯ.
Желающих выиграть главный приз - путевку на знаменитую гонку Фьяллравен Классик становится все больше.
Присоединяйтесь.
:-)

«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)




Глава 1. Две встречи



В один осенний питерский день оказался я на площади Тургенева. За мою более чем пятнадцатилетнюю врачебную практику мне часто приходилось бывать в разных уголках города, но это место мне нравилось особо. Здесь сохранился прежний уникальный Петербург: скромность, но красота фасадов домов и скверов, неторопливость проходящих мимо людей; чувствовалась особая, ни с чем не сравнимая питерская умиротворенность.

Пациент, к которому я приезжал на дом, шел на поправку, я покинул его в хорошем расположении духа. Дела на этом закончились, я собирался немного прогуляться по Садовой или каналу Грибоедова. Однако, тяжелое свинцовое небо имело на этот счет иные планы: холодный ветер и моросивший мелкий дождь моментально заставили меня отказаться от затеи с прогулкой и попытаться найти укромное местечко с горячим кофе и такими же горячими ароматными пышками. Тут я сообразил, что нахожусь всего лишь в паре шагов от офиса моего давнего знакомого Сергея Добрего. Мы часто сидели в его кабинете, пестревшим различными трофеями и атрибутами его многочисленных походов и путешествий.
- Заходи, дорогой, - раздался его голос в трубке телефона, - у меня как раз есть время, чтобы с тобой пообедать и перекинуться парой новостей.

Я застал Сергея в сборах в новое путешествие. На сей раз он отправлялся в Антарктиду с целью строительства бани из клееного бруса на станции Новолазаревская. Сказать честно, не был похож Сергей на полярника. Высокий рост, широкие плечи, белоснежная улыбка, элегантный деловой костюм – он больше походил на голливудского актера, воплощающего образ успешного землевладельца дикого запада или спортсмена - олимпийца. Но серьезность подготовки, о которой он мне поведал, не оставляла никаких сомнений в успехе его предприятия. Мы договорились, что по приезду он обязательно пригласит меня к себе и расскажет о том, как прошло внедрение неотъемлемых элементов цивилизации в стране пингвинов.

Через полгода я снова услышал его голос в своем телефоне.
- Приходи 26-го марта в особняк Румянцева, что на Английской набережной, дом 44. Я делаю доклад о своей поездке и особенностях организации культурно-массового досуга с использованием бань и саун в условиях вечной мерзлоты.
Учитывая величественность выбранного места, я оделся подобающим образом: белая рубашка, темно-серый костюм, бабочка. И не прогадал – мероприятие было посвящено вступлению в должность нового генерального консула США в Санкт-Петербурге. Во время доклада Сергея я понял для себя две вещи: первое – теперь в Америке окончательно поймут, что русских не сломить ни чем, коли они уже и бани в Антарктиде научились строить; второе – во всех экспедициях обязательно принимал участие врач, а я, не считая студенческих походов, ни разу в этом качестве никуда не привлекался. Это было, как мне показалось, существенным недочетом в моей биографии, и я решил как можно быстрее заполнить данный пробел.

Официальная часть мероприятия закончилась, под волшебный голос Марины Капуро участники продолжили общение, разбившись на небольшие группы. Среди почтенных людей в деловых костюмах меня привлек высокий брюнет лет сорока пяти с большими черными усами и такой же черной стильно смотревшейся щетиной. На нем были широкие походные штаны, светлая клетчатая рубашка, серые сандалии. Его образу не доставало яркой широкополой шляпы, которую он непременно снял в гардеробе, и тогда в нем, без боязни ошибиться, сразу узнавался бывалый путешественник.

- Ты знаешь его? – спросил я Сергея, минутой ранее перекинувшегося с мужчиной парой фраз.
- Конечно, это же известный путешественник Вадим Васильев.
Я подошел к Вадиму, увлеченно отвечавшего на вопросы о ледяных ветрах Северного полюса.
- Простите, любезный, - спустя пару минут вклинился в разговор я, - расскажите нам о своих ближайших планах, и есть ли возможность принять участие в ваших путешествиях в качестве практикующего врача?
- Вот, кому покоряются горные вершины! – заблестели его глаза.

«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Глава 2. Подготовка



На следующий день в шесть часов вечера я сидел в офисе Вадима, мы обсуждали мое участие в ближайшем походе - треккинговой гонке Фьяллравен Классик, что ежегодно проводится в шведским заполярье. Треккинг – это спортивная ходьба по горам. Правилами гонки устанавливался маршрут длиной 110 километров, который участники должны были преодолеть за минимально возможное время. Все, кто укладывался в 72 часа, то есть проделывал заданный маршрут менее, чем за трое суток, получал золотую медаль; уложившиеся за четверо суток – серебряную, за пять дней – бронзовую. Остальные в качестве приза получали укрепившееся здоровье и массу положительных эмоций.

- На самом деле в правилах Фьяллравен Классик нигде не сказано, что команда обязательно должна иметь своего врача, но дополнительная безопасность еще никогда никому не вредила, – философски начал Вадим.
- Иногда нас сопровождал доктор, но в более суровых маршрутах, - вторил ему Евгений Орлов, также как и Вадим, посвятивший походам большую часть своей жизни. Среднего роста, плотного телосложения, с большими светлыми усами и небрежно расчесанными волосами, Евгений обладал уверенной речью и выражал всем своим видом надежность опытного попутчика.
Удивительное сходство суждений Вадима и Евгения расходилось лишь в вопросах рыбной ловли. Здесь взгляд Вадима затухал, лицо же Евгения, наоборот, наполнялось эмоциями: активно жестикулируя, он мог часами рассказывать, как водил 16-ти килограммовую щуку на Ладоге или десятками вылавливал форели на каменистых порогах быстрых финских рек.

- Я готов идти как участник, - произнес я, увлеченный рассказами своих новых знакомых и уже принявший для себя решение ехать. Врач внутри меня был побежден спортсменом.
- Вот тебе перечень необходимого снаряжения, одежды и личных вещей. Что не найдешь у себя, подскажем где купить или взять в аренду. Выезд пятого августа в девять утра, за месяц до старта еще раз соберемся всей командой, обсудим накопившееся вопросы, - Вадим выдал мне бумаги, и мы расстались так, словно знали друг друга не первый год.
Три месяца пролетели одним мигом, и вот я снова оказался в комнате, где со стен на меня смотрели уставшие, но довольные лица путешественников и заснеженных полярников. Кроме меня, Вадима и Евгения, присутствовали Алексей Соболев и Евгения Тепина. Несмотря на то, что и Алексей, и Женя были почти вдвое моложе Вадима и Евгения, смотря на них, я ничуть не сомневался, что нахожусь в обществе опытных путешественников. Подтянутые, экипированные, влюбленные в экстремальные виды спорта, живущие в постоянном движении, они излучали уверенность в неминуемом успехе нашего теперь уже общего дела. Алексей, как Вадим и Евгений, год назад уже участвовал в этом соревновании. На сей раз он намеревался одолеть дистанцию бегом.

Кроме пяти собравшихся человек также в команду вошли супруга Евгения Лиза и их дочка Люба, Сергей Добрего и его дочка Александра. Единственный российский участник не из Санкт-Петербурга Олег Зайцев должен был приехать из Тулы в наш город в день выезда.
- Начнем! – произнес наш командир, перелистывая ежедневник на чистую страницу, - места в машинах есть на всех. Среди нас, конечно, присутствуют личности, которые уже раза по три то регистрировались, то снимались с соревнований, но с ними мы решим все вопросы отдельно. Едем через Финляндию, с ночевкой в палатках, к вечеру второго дня – прибытие к месту старта в заполярный шведский город Кируна.

Далее Вадим расписал участников по палаткам, все вместе определили необходимое количество газовых горелок, посуды, канистр для воды, еды в дорогу, проверили наличие личных вещей: спальников, ковриков, одежды, обуви, рюкзаков, треккинговых палок, фотоаппаратов и прочее и прочее. Отдельное внимание обратили на паспорта с шенгенскими визами, страховки, деньги.
- У всех есть? – строго спросил Вадим, - тогда до встречи в среду, 5-го августа, в девять ноль-ноль, на Выборгском шоссе у метро Озерки.
- Последний вопрос, - я протянул Вадиму руку, чтобы попрощаться, - почему на логотипе фирмы Фьяллравен, организующей соревнования, изображена лиса.
- На этот вопрос отвечает знаток Орлов, - Вадим был как всегда оригинален и голосом ведущего разыграл сценку из известной телепередачи.
- Фьяллравен – это полярная лиса, редкие экземпляры которой сохранились на севере Швеции. Для фирмы это символ единства ее продукции с природой, экологией, - ответил Евгений.
- Это еще и знак того, - добавил Вадим, - что в одежде и экипировке фирмы Фьяллравен любой путешественник почувствует себя на тропе, словно быстрая хитрая лиса.
Вечером я позвонил своему старому приятелю Никите Андреевичу Тархову.
- Дружище, поезжай, пожалуй, ловить семгу под Мурманск без меня.
- Да ты что? – удивился Никита Андреич, - ты же меня целый год упрашивал взять тебя с собой!
- Знаю, мне очень жаль, что двадцатикилограммовых гигантов вы будете таскать без меня. Как-нибудь в следующий раз! Я участвую в треккинговой гонке.
- Да это же не менее интересно! Обязательно расскажи, как вернешься! А на Колу мы с тобой через год съездим.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)


Глава 3. Как мы добирались до места старта



Видавший виды Лэнд Ровер был загружен под потолок, но в опытных руках Вадима шел резво. Традиционные серые питерские тучи сопровождали наш отъезд из города, а накрапывающий дождь вселял лишь еще большую уверенность в успехе нашей поездки.
Мы выехали впятером: я, Вадим, Женя, Алексей и Олег. Наш тульский компаньон, которого мы увидели в первый раз, выглядел как заправский бегун – стайер: он был среднего роста, немного худощавого, но крепкого, мускулистого и жилистого телосложения; взгляд больших глубоко посаженных глаз, говорили о том, что Олег был уже сосредоточен на показании максимального результата. Также, как и Алексей, он планировал пробежать 110 горных километров и ставил задачу приблизиться во времени к показателю двенадцати – тринадцати часов. Он передал в распоряжение Вадима еду, которую взял с собой, и мы с удовольствием набросились на свежие тульские пряники, коих оказалось в большом количестве.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)


В финском городе Миккеле, в который мы планировали прибыть к обеду, мы должны были встретиться с Сергеем и Сашей Добрего. Семья Орловых уже находилась в Швеции, с ними мы встречались в Кируне – на месте старта.
Границу пересекли достаточно быстро, часа за полтора: машин было не так много; и наши, и финские таможенники рылись в вещах без особого энтузиазма. Погода стала улучшаться: тучи ушли, выглянувшее солнце стало наверстывать упущенное за первую половину дня, доводя состояние погоды до стадии жары. Вскоре мы остановились на обед у живописного тихого озера, искупались, ощущая на себе удивленные взгляды потревоженных местных уток, созвонились с Сергеем, договариваясь о месте встрече в Миккеле. Через час с небольшим на центральной площади этого затерянного в глубине страны городка Вадим представил команде двух участников, присоединившихся к нам в самый последний момент: Сергея и его дочь Сашу. Если бы не рассказ Сергея, о том, что Саша вместе с ним побывала в Антарктиде, то мой глаз вряд ли признал бы в этой хрупкой девушке любителя дальних переходов с тяжелыми рюкзаками и переменчивой погодой. Но за юной и робкой внешностью скрывался сильный волевой характер, рассудительная и увлеченная натура.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Я пересел в машину Сергея, и мы продолжили маршрут гордой колонной из двух внедорожников серебристого цвета: впереди шел Лэнд Ровер Вадима, сзади – Тойота Лэнд Крузер Сергея. Мы проезжали Финляндию насквозь, по диагонали, с юго-востока на северо-запад, с минимумом остановок, поэтому обычные разговоры, сопровождающие поездки в Финляндию – о стране Суоми и ее жителях – отошли на второй план, то есть, их просто не было.
Вечерело, мы остановились на ночлег у берега озера, в паре километров от трассы, поставили палатки, искупались. Было удивительно, что вода теплая, ведь мы двигались на север, и чистая, что уже не удивляло: с экологией здесь всегда было все в порядке. Наш скромный ужин украсили несколько жареных подосиновиков, найденных нами поблизости.
Подкрепившись, мы с Сергеем и Сашей пошли рыбачить. В озеро впадала быстрая речка с каменистыми порогами. Пока Сергей забрасывал спиннинг и вытаскивал окуней, я просматривал фотографии, сделанные за день. Оказалось, что на всех снимках присутствовала вода: реки, озера. И это, действительно, отражало второе название Финляндии - «страны тысячи озер». Пойманных окуней мы отпускали: наша цель - форель. Сумерки опустились быстро, форель ловиться не желала, а окунь, еще разок попавшись на блесну, и также радостно, как и его предшественники, отпущенный, уплыл. У нас была фотоохота.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Когда мы возвратились с рыбалки, все уже спали. Легкий теплый ветерок доносил душистый аромат сосен и мха, невдалеке шумела речка. Как же можно спать в такую прекрасную ночь! Однако, нельзя забывать, что через день у нас старт в соревнованиях, поэтому уже сейчас надо отдавать должное режиму. Я протиснулся в палатку через узкий, но достаточный, чтобы в него пробраться, вход. Прикрыв вход в палатку антимоскитной сеткой, я осмотрелся: на земле был расстелен мой коврик, на нем лежал спальник и наваленные в кучу вещи – подушка. Я отметил про себя: первое – не холодно, второе – нет насекомых. Тут я поймал себя на мысли, что эта поездка не вызывает у меня воспоминаний и ассоциаций с турпоходами и турбазами в период СССР – так сильно все изменилось: рядом стояли огромные внедорожники, в которых мы везли все необходимое и даже больше, чем могло потребоваться в дороге; на мне – удобное теплое кинетическое белье (здесь, будь мой рассказ телепрограммой, могла бы удачно разместиться реклама фирмы «Сэтила»); устройство палатки – продумано до мелочей: есть даже место для очков. Сон охватил меня еще до того, как моя голова опустилась на импровизированную подушку.
Утром меня разбудил Вадим.
- Пошли купаться.
Я высунул голову из спальника – за пределами палатки на мху и листьях черники стелилась изморось, воздух был наполнен утренним туманом.
- Шутишь? – недоверчиво пробурчал я.
- Сейчас самое купание – гарантирую, что вода теплая.
Мы подошли к озеру, с его лазурной глади в лучах восходящего северного солнца поднималась испарина. Я быстро разделся – холодно – и плюхнулся в воду, где было действительно теплее. Ранний подъем и бодрящее купание придали мне сил и энергии на целый день.

Мы позавтракали, собрали палатки, вещи, продолжили путь. И на второй день пребывания в Финляндии погода стояла чудесная: ясное небо, солнечно, дул легкий теплый ветерок. Наш маршрут лежал строго на север. Вскоре стали появляться первые изменения климата и природы: корабельные сосны и ели сменились тонкими или невысокими деревцами, стали чаще встречаться смешанные и лиственные леса вместо могучих хвойных, озер стало значительно меньше, вместо них простирались равнины с полями и лугами.

Проехав город Оулу, мы приблизились к Ботническому заливу, на берегу которого, у кемпинга остановились на обед.
- Ботанический, - серьезным тоном, но явно шутя, произнес название залива Сергей.
- Какой-какой? – удивился Вадим, но улыбка Сергея заставила его расслабиться.
Мы пошли купаться. Ботнический напоминал своего брата – Финский залив: такие же камни, песок, водоросли, неглубокий берег. Солнце высоко парило в чистом небе – было жарко, на мелководье вода была теплая и чистая, поэтому наши водные процедуры затянулись.
Пообедав, мы продолжили путь, приближаясь к шведской границе. Небольшой мостик через почти высохшую речку оказался границей, разделявшей два государства. Сразу за мостом, словно маяк, расположилась ИКЕА, чтобы все могли безошибочно догадаться, что въехали в Швецию.
Вскоре мы свернули от Ботнического залива направо и снова стали двигаться строго на север. Через час на горизонте появились первые горы, дорога начала идти то вверх, то вниз – холмы, пейзаж вокруг: более редкий и низкий лес, кроме озер начали встречаться болота. Я задремал.

Мой сон был прерван внезапной остановкой. Мы достигли полярного круга. У дороги располагался магазин сувениров, мы сделали пару фотографий и поехали дальше. До места назначения было еще около двухсот километров. Вдоль дорог и по самой трассе вольготно гуляли олени, замедляя наше движение. Один олень был особенно красивый – белый, с большими разветвленными рогами и длинными грациозными ногами. Неожиданно небо заволокло тучами, разразившимися сильным дождем, который едва не испортил нам настроение – кому хотелось участвовать в соревнованиях в такую погоду. Дождь поливал дорогу минут десять, а после – появилась большая яркая радуга, и мы снова приободрились.

Пока ехали, мы обсудили, наверное, все, что только относилось к теме нашей поездки: путешествия, отдых, спорт, туризм, рыбалку. В багажнике Лэнд Крузера у Сергея находился полный набор рыболова: спиннинги, блесны, снасти. Не боясь ошибиться, я мог предположить, что, когда Сергей встретится с Евгением, им вдвоем будет что обсудить!
Уже темнело, когда мы подъехали к кемпингу в Кируне – месту регистрации участников соревнований. Сами собой наши разговоры утихли – все находились в ожидании, волнении перед официальной процедурой и размещением на ночевку.
Заехав на территорию кемпинга, мы встретили машину Евгения. Он радостно приветствовал нас, в то время, как две его попутчицы вынимали из глубин вишневого универсала несметное количество больших и маленьких кулечков, пакетов, сумок, рюкзаков и так далее: перед походом надо было разобрать вещи. Не успели мы выйти из машин, как, бросив разбор вещей, к нам с радостной улыбкой подбежала дочь Евгения.

- Люба, - она протянула свою ладошку, другой рукой убирая с лица длинные светлые волосы.
- Лиза, - вторила дочке мама, пытаясь выбраться из окружения вещей.
Обе выглядели довольными и счастливыми, а схожие цвета одежды – голубые куртки и светлые штаны – создавали впечатление сплоченной команды, что органично вписывалось в наш боевой спортивный настрой. Две красавицы–блондинки были стройны и подтянуты, и по их словам уже не раз принимали участие в подобных походах.
Теперь российская команда была полностью в сборе в составе десяти человек, наступило время официальных церемоний. Пока мы шли к зданию администрации, я прикинул, что являюсь наиболее слабым звеном в команде: мой опыт пеших походов сводился к небольшому переходу в Скалистых горах славного американского штата Колорадо пару лет назад, в то время, как остальные участники серьезно и регулярно уделяли внимание треккингу. Однако, моя общефизическая подготовка, в купе с решительностью и боевым настроем, должны были компенсировать недостаток опыта, и я не должен был подвести команду.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Глава 4. Ночь в кемпинге и старт



В спортзале местного не то колледжа, не то летнего лагеря прошла регистрация и получение всего необходимого: книжки участника, в которую необходимо было ставить отметки на всех промежуточных пунктах, карты местности, еды: сухих каш и обедов, хлеба; газа для горелок.

Мы разбили палатки на территории кемпинга, поужинали и легли спать. Утром нас ждал ранний подъем и разбор вещей: что-то надо было оставить в машинах, что-то – отправить на финиш, а самое необходимое – взять в рюкзаках с собой в дорогу. Еще до конца не проснувшись, мы сели в автобус, отправлявшийся на место старта, в город Никкалуокта, что в часе езды от кемпинга. Мы ехали мимо озер, живописно расположенных на фоне возвышающихся над ними гор; вдоль дороги в большом количестве росли подосиновики. По приезду мы сели завтракать. Утром в кемпинге все собирали вещи спросонья и впопыхах, поэтому на вопрос: «Где чай?» прозвучал закономерный ответ: «В пакете с надписью «носки»!».
У каждого нашлось немало вещей, которые были необязательны в походе. Хорошо, что была возможность отправить их в контейнере в Абиско, к месту финиша. После этого, говоря о бесполезности какой-либо вещи, точно так же, как профессор Преображенский отправлял «Переписку Энгельса с Каутским» в печь, мы говорили: «В Абиско ее!».
Вадим и Женя, назначенная Вадимом замом по продуктовой части, начали упаковывать всю имевшуюся еду по шести мешкам. Название «обед №1» получил мешок, еду из которого мы планировали съесть в обед на первый день; «ужин №1» - на ужин в первый день; «завтрак №2» - на завтрак во второй день и так далее вплоть до мешка с названием «обед №3». Ужинать на третий день мы намеревались уже после финиша в отеле.

После завтрака и упаковки вещей, в приподнятом, боевом настроении мы пошли к организаторам гонки на место старта отмечаться в книжках участников. Книжки были устроены таким образом, что фамилия и имя участника указывались как на первой, так и на последней странице. Здесь некоторые участники решили прибегнуть к использованию командной тактики: Саша заполнила свою книжку, указывав на первой странице «Саша», в то время, как на последней уже имелась наклейка «Sergey». Ничего не оставалось, как на книжке с наклейкой «Sasha» сделать все наоборот, то есть написать на первой странице Сергей.
- Полагаю, эта хитрость поможет нам в гонке, - улыбнулся Сергей.
Мы взвесили рюкзаки; это была необязательная процедура, но рекомендовалось нагружать не более 15 килограмм. Мой рюкзак весил именно столько, у рюкзаков девушек вес был поменьше. Вещи Алексея, который одолевал трассу бегом, оказались менее четырех килограммов, в то время, как сумочка Олега, повешенная на безмен, с трудом заставила стрелку отклониться от ординара – ее вес был не более четырехсот грамм.

Мы сфотографировались всей командой. Нет, не всей. Олега, который более других с самого начала поездки был сосредоточен на гонке, мы уже потеряли из виду. Вскоре откололся и Алексей – у них была индивидуальная программа. Остальные восемь человек шли одной командой.
В ожидании старта, мы отрегулировали длину треккинговых палок, а Евгений еще и успел дать интервью шведскому радио. Всем участникам были выданы косынки яркого малинового цвета, как опознавательный знак участника гонки; у всех групп косынки были разного цвета. Мы стартовали во второй группе, первая ушла на трассу с рассветом – в три часа сорок шесть минут. Всего в гонке принимали участие 2215 человек, разбитых на восемь групп. Таким образом, если деление было равным, то вместе с нами стартовали около 280 человек. И вот без десяти минут девять все собравшиеся наблюдали, как с импровизированной сцены выступила исполнительница народной саамской песни, затем прозвучала приветственная речь директора, или как здесь его называли архитектора, гонки и, наконец, был дан сигнал, означавший старт гонки.

Глава 5. Первый день пути



Словно дождавшись сигнала на старт, из-за облаков выглянуло солнце. Стартующие выстроились в длинную шеренгу и начали растягиваться по трассе. Наш путь лежал по тропе, проложенной по заполярному лесу: низкая береза, более походившая на кустарник, мох, из которого на каждом шагу гордо возвышались оранжевые шляпы подосиновиков. Тропа вела нас к горам, видневшимся прямо по курсу, но, чтобы достигнуть предгорья, требовалось пройти значительное расстояние. Камни, которыми была усеяна тропа, таили в себе скрытую опасность: надо было постоянно смотреть под ноги, чтобы не оступиться и не споткнуться.

Алексея и Олега к этому моменту уже и след простыл, они унеслись вместе со стартовым сигналом. Впереди и сзади нас плотной толпой шли другие участники. Изредка то мы, то, наоборот, нас обгоняли, но проблем с перестроением не было. Новым для уха явился постоянный стук палок о камни, какофония беспорядочных то звонких, то глухих звуков, к которой вскоре привыкаешь и уже не обращаешь на это внимание, как на нецензурные выкрики фанатов на стадионе во время футбольного матча.
Вскоре мы столкнулись с еще одной особенностью треккинга. Все встречающиеся нам на пути люди – в основном это были туристы, не принимавшие участие в гонке, но шедшие теми же маршрутами, только навстречу нам, - приветствовали нас, выкрикивая: «Хей!». Дабы соблюдать приличие, мы тоже кричали: «Хей», что стало самым распространенным словом, произнесенным нами в следующие три дня.

С самого начала мы стали строго придерживаться разработанной тактики: ходьба в течение 40 – 45 минут со средней скоростью около четырех километров в час, потом остановка на 15 – 20 минут. Вадим взял на себя роль ведущего, за которым должна была следовать команда; Евгений шел замыкающим, не давая группе растягиваться, поддерживая заданный Вадимом темп. Первые километров десять мы прошли в плотной группе стартовавших вместе с нами участников.
- К обеду толпа растянется и рассеется по трассе, - пообещал Вадим.
На одном из привалов мы обнаружили невдалеке от тропы озеро, в котором решили искупаться. Вода в нем была чистая и теплая, но вход был существенно затруднен каменистым берегом. Осторожно зайдя и окунувшись, я попытался встать, но ноги провалились в вязкое топкое дно, поднимая муть со дна. Мы быстро искупались и продолжили путь. На привалах вдоль дороги мы обнаружили огромное количество не только грибов, но и ягод: черники, голубики, шикши. Первые две мы с удовольствием собирали и ели, а третья оказалась безвкусной.

- Шикшу лучше всего не есть, а только выжимать из нее сок и выплевывать, - посоветовал Вадим, - сок похож на яблочный, немного терпкий.
Часто тропу пересекали горные речки. Наклонившись, можно было зачерпнуть рукой или кружкой холодную, прекрасного снежного вкуса воду. Через речки – перекинуты мосты: через большие широкие реки – навесные металлические мосты, через маленькие ручейки – деревянные подмостки. Кроме того, в труднопроходимых местах проложен деревянный настил. Однако, приходилось удивляться, почему в некоторых случаях настилы накрывали несложный рельеф, а в некоторых, таких как заболоченные низины, сплошные острые камни, речки с бродом ниже уровня воды, организаторы гонки не догадались или специально не обеспечили нужную помощь.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

До обеда мы прошли 16 километров. Тактика принятия пищи была разработана за завтраком: мы достали пакет с соответствующей надписью «обед №1», горелки с газом, посуду, пакет с надписью «носки», расстелили клеенку. Мы набрали в кастрюли воду из ручья и поставили их на огонь. Все расценили обед, как вполне вкусный и питательный.
Еще через три километра нас ждал первый промежуточный пункт отметки, на котором мы сделали привал, поставили отметки в книжки участников. Следующий пункт предстоял нам через 15 километров, но до него мы в первый день не добрались. Через 12 километров мы остановились на ночлег возле горного перевала и красивого озера. Прямо на месте выбранной нами стоянки во мху росли ягоды, к трем сине-черным чернике, голубике и шикше присоединилась сочная оранжевая морошка. Среди представителей грибного сообщества подосиновики сменились белыми и моховиками. Шагов в двухстах от нас неторопливо перемещалось огромное стадо оленей, особей 100 -150. Рогатые шли не спешно, останавливаясь, обнюхивая землю, пощипывая мох. Мы искупались в озере, дно которого было усыпано острыми камнями. Об один из них я порезал колено, рана была небольшая, но острая, кровь быстрым ручейком заструилась по ноге. В первый раз нам пригодилась аптечка.

Мы расставили палатки и принялись готовить ужин. Орловы на троих в отдельной кастрюле варили нечто из пакетика с надписью «паста», выданного на старте организаторами гонки. На вид получившаяся каша из макарон и овощей казалось вполне съедобной, но даже неприхотливый Евгений отодвинул от себя тарелку.
- Гадость, - произнес он.
- Наливай, глядишь лучше пойдет, - посоветовал Вадим.
Первый день пути можно было охарактеризовать как трудный, но выносимый. Весь день был солнечным, жарким, что добавляло нам проблем с жаждой и опасением обгореть. Из наиболее существенных проблем к концу дня мы выявили следующие: на ступнях к вечеру появились мозоли, плечи докрасна были натерты лямками рюкзака, ладони с непривычки натерлись о рукоятки палок.

Но в целом настроение было отличным. Горный чистый воздух облегчал дыхание, кровь обильно насыщалась кислородом. Великолепные виды гор, речушек, озер и долин придавали ярких красок в получаемые ощущения. За тем мы сюда и шли, чтобы насладиться этой свободой. Ни в каком другом месте на свете, как в горах, не ощутишь вокруг себя столько безграничного многовекового пространства, радующего глаз и перехватывающего дыхание.
Усталость не чувствовалась, боевой настрой был не потерян, все были уверены в том, что к концу третьего дня мы обязательно дойдем до финиша, выполнив, таким образом, намеченный план гонки и получив золотые медали.
Я удивлялся стойкости команды: при ходьбе мне было реально тяжело – от пятнадцатикилограммового рюкзака затекала спина, на ступни, начавшие покрываться мозолями, было больно вступать, лямки рюкзака терли плечи, мучила жажда. Но я даже не пытался жаловаться, что не только не подобало молодому человеку, но и было противопоказано в команде, нацеленной на результат. А ведь я понимал, что и другим участникам не сладко: Сергей, даже не поужинав, ушел спать в палатку; Женя крутила рулоном лейкопластыря вокруг ступней, остальные пытались максимально расслабить ноги, давая им как можно больше покоя и отдыха.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Маршрут трассы был проложен таким образом, чтобы солнце освещало дорогу идущим как можно дольше: на западе горы были невысоки. После захода солнца с противоположной стороны в облаках появилась луна.
- Говорят, луна в облаках сулит, что и завтрашний день будет облачным, - спрогнозировал Евгений, разливая каждому в кружку пятьдесят боевых грамм специальной, общеукрепляющей настойки.
- Что ж, - продолжил развивать тему Вадим, - если без дождя, то это вполне нам на руку. Идти на солнцепеке, как сегодня весь день, очень утомительно, поэтому немного облаков нам не помешает.
- А мне нравится солнце, - как всегда просияла улыбкой Люба.
- Посмотрите, какая чудная луна, как ярко она светит сквозь тучи, - обратила наше внимание Женя, - пойду пофотографирую.
Евгений разлил последние капли настойки и нашему взору открылись два длинных белых корня, оставшихся в прозрачной пластиковой бутылке.
- Хрен, - пошутил я.
- Сам ты хрен, - обиделся Вадим, вложивший в приготовление настойки часть своей души, – это женьшеневый корень. Он прекрасно восстанавливает силы и укрепляет иммунитет.
- Если я не ошибаюсь, в медицине он может применяться и для иных целей, - заметил я, намекая на повышающие потенцию свойства корня.
- Одно другому не мешает, - продолжал защищать свое детище Вадим.
- Тогда давай их съедим, - предложил я, полагая, что не стоит давать пропадать такому ценному продукту.
- Нельзя, - Вадим тщетно пытался сдержать смех, - после того, как съешь такой корень, двенадцать часов будешь чувствовать себя настоящим мужиком. Оставь это занятие хотя бы до финиша.
- А почему именно до финиша? – удивился я.
- Сейчас ты часть команды, а после финиша – делай, что хочешь.
- Оставь для него эти корни, - предложил Вадиму Евгений, - раз хочет, пусть съест их после финиша.
- А мне потом, как капитану, выставят счет за нанесенный урон поселку Абиско? - уже в полный голос смеялся Вадим. - Хорошо, согласен выдать всем жаждущим корень в качестве приза за наш удачный финиш.
Прозвучало дружное: «Ура!».
- Вообще-то организаторы гонки кроме золотых медалей после финиша дают еще и компот, - продолжая смеяться, сообщил Вадим.
- Что? Компот? – я принял его слова за шутку.
- Очень вкусный, - заверил Евгений, после чего сомнения в наличии компота на финише исчезли.
- Давайте споем! - предложил Вадим. - Евгений, запевай что-нибудь из нашего репертуара.
- Гитара с треснувшею декой, - затянул Евгений, Вадим подхватил слова.
На лицах расположившихся невдалеке от нас на ночевку польских спортсменов выразилось недоумение. Провести бессонную ночь, слушая наши задорные песни и веселый смех, явно не входило в их планы. На всю ночь нас не хватило, ведомые по графику, мы должны были соблюдать режим, поэтому где-то через полчаса стали расходиться. Несмотря на то, что корни мы так и не съели, дух женьшеневого корня всю ночь носился в воздухе нашей палатки. Это вылилось в то, что на утро Вадим объявил, что ночью мы с ним искали некую Нину, которая привиделась кому-то то ли во сне, то ли как раз в результате принятия соответствующей настойки. Вечером Женя долго не решалась зайти к нам в палатку, в которой проводились поиски неизвестной загадочной дамы, что позволило сделать ей несколько удачных кадров ночного неба и яркой полной луны за плотной пеленой облаков.

«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Глава 6. День второй: ожидание перевала



Ночь и утро на удивление оказались теплыми, без измороси и тумана. Солнце, как и обещал Евгений, пряталось в облаках, но легкий ветерок гнал их прочь, день обещал быть ясным.
Мы позавтракали и двинулись в путь. На второй день идти стало значительно легче: организм привык к заданным нагрузкам, жары, такой, как днем ранее, не было. Из восьми человек сформировались две группы: трое – я, Люба и Саша – шли впереди, наш темп был выше, чем у остальных участников; на каждом привале мы дожидались команду, стоянку выбирали у ручьев или речек, чтобы во время привала попить воды.
Ближе к обеду мы достигли очередного пункта отметки. Здесь впервые выдавали кипяток (чай, кофе) и горячую еду – некое подобие шавермы: в белую тонкую хлебную лепешку были завернуты кусочки жареного оленьего мяса, картофельное пюре и брусничное варенье. Еда оказалась вкусной, а купленные в находившимся здесь же небольшом магазинчике яблоки дополнили наш ранний обед.

Несмотря на то, что солнце по-прежнему скрывалось за облаками, было жарко и душно. Немного перекусив, мы, однако, уже на следующем привале остановились чтобы пообедать.
- Женя, - задумчиво произнес Вадим, разбирая пакеты, - а ведь нам предстоит есть то, чем вчера вечером давились Орловы – канапасту.
- Канапаста, - медленно произнесла Женя новое для нашего уха слово, - симпатичное название, надо запомнить.
Если после старта большая часть тропы вела нас к горам, которых мы достигли к вечеру, то на второй день мы шли по долинам непосредственно между высоких и скалистых гор. Иногда тропа уходила вверх, иногда – вниз. Мы то поднимались, то спускались – проходили через увалы, но крутых подъемов и спусков пока не было.
- На нашем пути будет один резкий подъем, мы достигнем его сегодня вечером, - сообщил Вадим, - это горный перевал, около получаса надо будет идти круто в гору. На верху перевала лежит снег, там ветрено, холодно, но красиво. Экономьте силы - если все растратите на трассе в течение дня, подъем будет тяжелым.

Это было существенным замечанием, поскольку на второй день тропа уже не представляла собой тропу в ее общепринятом понимании: по большей части приходилось идти по камням.
Пообедав, мы продолжили маршрут, идти было тяжело: стали беспокоить мозоли на ступнях; глаза находились в постоянном напряжении от того, что надо было внимательно смотреть под ноги; палками было трудно упираться о камни – руки тоже работали в полную силу. Но были и положительные тенденции: плечи привыкли к лямкам рюкзака и уже не натирались; ладони тоже привыкли к рукояткам треккинговых палок и также не вызывали болевых ощущений. В целом, второй день показался легче первого: тело привыкло к нагрузкам, было не так жарко. По-прежнему вдохновляли чудесные виды гор, речек, озер, водопадов и долин, мимо которых мы постоянно проходили. Беспокоила только одна большая и развивающаяся проблема – мозоли. Несколько слоев лейкопластыря не сдерживали постоянное образование новых и увеличение уже натертых мозолей, ступать становилось больнее с каждым шагом.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Вскоре мы приблизились к одному из самых сложных участков трассу – перевалу. Его высота была не велика – 1140 метров, в Швеции горы вообще не велики: самая высокая точка – гора Кебнекайсе высотой 2111 метров. Мы проходили невдалеке от нее в первый день гонки. Однако, нам предстояло на коротком отрезки трассы резко подняться вверх около полукилометра. Мы начали подъем: тропа круто забрала вверх, мы опирались палками, как вторыми ногами; если бы не они, то пришлось бы ползти; именно в эти минуты почувствовалась вся тяжесть пятнадцатикилограммового рюкзака; дыхание моментально сбилось, устали руки, в работу включились колени, которые до сих пор были задействованы несущественно, и мышцы живота. Несмотря на все эти трудности, мы шли в достаточно быстром темпе, минут через 15 – 20 открылось второе дыхание, остаток подъема ощущался легче. На верху перевала мы остановились отдышаться. Рядом лежал снег, мы прошлись по нему, потрогали руками, попробовали на вкус: снег оказался вполне обычным снегом. Над перевалом и за ним показались грозовые тучи.
- Вполне возможно будет дождь, - снова спрогнозировал Евгений.
Все его прежние прогнозы сбывались, но очень не хотелось, чтобы сбылся и этот.
Мы пошли дальше, спускаясь вниз, дорога была ужасная – сплошные камни, острые, неровные. Вскоре мы достигли очередного пункта отметки. Тропа становилась все более безобразной: сплошные острые камни, иногда залитые водой, грязью или болотной топью. Невозможно было не оступиться, ноги моментально промокли. На привале я поменял носки, ногам стало немного легче. Далее по ходу движения мы натолкнулись на еще одно серьезное препятствие – не было моста через широкую горную реку, все камни которой находились под водой. Мы долго искали брод, но так и не нашли его, переходя по воде. Ноги снова оказались мокрые.

К вечеру тучи еще более сгустились, мы остановились в поисках ночлега. Вадим пошел искать место для установки палаток. К концу дня сил почти ни у кого не осталось, поэтому никто не помогал ему в этом, и все молча согласились с выбором капитана.
- Молодцы! - отметил нашу безынициативность Вадим.
Место, выбранное им, оказывается чрезвычайно красивым: несколько горных рек, впадавших в длинное озеро, холмы, со всех сторон окруженные горами. Вдали шел одинокий олень, кричали птицы, из мха пробивались грибы и ягоды. Легкий прохладный ветерок доносил приятный горный воздух.

За второй день мы прошли 34 километра, что немногим более 31, пройденного нами за первый. В сумме получалось 65 километров, то есть, выходило, что за третий день нам предстояло пройти еще 45 километров, то есть почти в полтора раза больше, чем ежедневно мы проходили в первые два дня. Я не знал, как у других, но у меня закралась мысль о если не невозможности выполнения задачи, то о ее чрезвычайной трудности.

Ноги ныли, те места на ступнях, которые еще не покрылись мозолями, были докрасна раскалены. Мы искупались, хотя на местных пляжах было не так комфортно, как днем ранее: температура как воздуха, так и воды была значительно ниже. Вадим скомандовал быстрее ставить палатки и готовить ужин – велика была вероятность дождя. И точно, только мы их поставили, пошел дождь. Ввосьмером мы загрузились в самую большую палатку – к Орловым.
Кое-как разместившись, мы сели ужинать, разлили очередные 50 грамм. Оказалось, что наделавшие днем ранее столько шума женьшеневые корни были опущены Вадимом в бутылку настойки, предназначенную для открытия на второй вечер. Снова полились шутки про непосредственное назначение женьшеневых настоек вкупе с полной уверенностью, что поселку Абиско, в котором располагался финиш гонки, придется провести непростую беспокойную ночь, когда мы туда доберемся.
После ужина Женя зашла в нашу палатку только после полученных ей обещаний Вадима и меня не заниматься снова всю ночь поисками девушки по имени Нина.
- Обещаем, - поклялся Вадим.
- Постараемся, - менее категорично произнес я, сдерживая смех.
По нашим лицам было видно, что мы приложим все усилия, дабы нарушить наши обещания.
- Что-то с трудом я вам верю… - первым раскусил нас Евгений.
Пока мы вечером ужинали в палатке, дождь прошел, стало светло, как в Питере в белые ночи, и тепло. Я долго не мог уснуть из-за горящих ступней. Евгений оказался в очередной раз прав: в нашей палатке рекой лились анекдоты и байки. В какой-то момент Вадим уже даже начал теоретизировать о возможности, коли спать не хочется, досрочно возобновить поход, что, по его словам, он однажды уже проделывал, отправившись в дальнейший путь в час ночи.
- Зеленая палатка, быстро спать! – раздалась грозная команда Евгения над живописными холмами шведского заполярья.
Пошептавшись еще с десяток минут, мы угомонились. Грела душу мысль, что вечером следующего дня нас ждал финиш. Где-то неподалеку продолжала кричать одинокая птица, тихо и размеренно шумел вечный поток чистой горной реки.

«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Глава 7. День третий: финиш



Утро, как и днем ранее, было прекрасным: теплым, с легким приятным ветерком, солнце проглядывало из-за туч. Я снова налепил несколько слоев лейкопластыря на ступни, расстроило только, что кроссовки за ночь не высохли. Оставалось надеяться, что днем, если бы все-таки выглянуло солнце, они бы подсушились. Кроме того, придал бодрости Евгений, сообщив, что последние 17 километров трассы представляли собой несложную лесную дорогу.
Мы сели завтракать.
- Снилась ли вам Нина в эту ночь? – улыбаясь, спросил нас с Вадимом Сергей.
- Я, похоже, понял, кто такая Нина, – ответил Вадим. По его взгляду, устремленному вдаль, угадывалось, что он говорит скорее серьезно, нежели с иронией. – В ней воплотился образ всех наших близких и родных, которых сейчас нет с нами рядом, но невидимую поддержку которых мы постоянно ощущаем. Это придает нам сил и заставляет быстрее идти к финишу.
Это было действительно так: уже третий день мы находились практически в полной изоляции от мира, без мобильной связи, голосов и лиц наших родных и близких; желание поскорее к ним вернуться заставляло ускорить шаг.
Пока мы завтракали ненадолго выглянуло солнце, но, к нашему большому сожалению, вскоре снова зашло за тучи. По просьбе Жени мы старались съесть все припасы, оставив еду лишь на предстоящий последний обед. С этой целью я пытался справиться с каким-то шоколадным батончиком, но его приторный вкус заставил меня оставить его в покое.
- В походе кто откусил продукт, тот его и доедает, - уверенно и безапелляционно указал мне на мой проступок Вадим.
- В правилах Фьяллравен Классик ничего об этом не сказано, - парировал я.
- Вот умник, - плюнул бодаться со мной Вадим и направил остатки злополучного кондитерского изделия в пакет с продуктами.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Мы вышли, с первых шагов я почувствовал, что не могу идти так же быстро, как днем ранее. Мозоли на ступнях мешали отталкиваться от камней, а влажные кроссовки утяжелили ход.
Потом все пошло еще хуже: через пару переходов нас накрыл ливень. Под дождем мы дошли до очередного пункта отметки, где попытались немного переждать непогоду. Евгений, как главный предсказатель нашей команды, спрогнозировал, что минут через пятнадцать дождь должен был ослабнуть. Так и произошло, и под уже не такой сильный, как прежде, но все еще накрапывающий дождь мы отправились дальше. Здесь начался полный кошмар. Дорога лежала вдоль озера, в низине и представляла собой болото. Впервые на трассе появились насекомые – мелкие мошки, сотнями кружившие над участниками, так и норовящие попасть в глаза и рот. Тропа была полна жидкой грязи, вступая в которую мы либо мочили обувь, либо скользили. Я никогда прежде не замечал за своими кроссовками предрасположенность к скольжению, хотя уже давно занимался в них спортом. А теперь я скользил через два шага на третий. Так в очередной раз, спускаясь с небольшого холма – а холмы тут, конечно же, состояли из сплошных камней, - я поскользнулся и на коленях съехал вниз. Я ушиб оба колена, распорол правую штанину и почувствовал, как из раны на правом колене потекла кровь. Доковыляв до очередного привала, на котором мы запланировали обед, я принялся обрабатывать рану. Дождь вроде бы закончился, что немного вселяло оптимизм.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)


Между тем, место, где мы расположились, было очень живописное: берег большого длинного озера, обрамленного скалами. Вода была теплая, но желания купаться под нависшими свинцовыми тучами ни у кого не возникло. Вадим выбрал это место для обеда еще и потому, что рядом с тропой находился чум, вход в который был общедоступным, надо было только подгадать, чтобы его никто не занимал. Естественно, когда мы пришли к нему, вигвам был занят.
- Это не вигвам, - рассуждал Вадим, пока мы раскладывали продукты, - это - чум, иногда его еще называют «типи».
И вот, только мы расположились, пошел дождь. На наше счастье, бунгало освободили, и мы благополучно переместились вовнутрь. Туда не проникал ни дождь, ни ветер, ни назойливая мошкара. Пока мы обедали, а носки сохли над головой Сергея, в наши апартаменты заглянул Клас Югерд, один из проводников, которые курсировали по маршруту гонки в помощь ее участникам. Мы с традиционным русским гостеприимством угостили жителя Стокгольма питерским черным хлебом, колбасой, которую днем ранее так отважно шинковала Саша, и шоколадом, а взамен получили сомнительного вида пластырь, по заверениям рейнджера, уникального свойства, способного заменить живую кожу. Я поддался на провокацию и потом несколько дней тщетно пытался отодрать эту липкую дрянь со своей пятки, пока мне не пришел не помощь камешек пемзы.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Кстати, Клас Югерд уже не в первый раз отличался за время гонки. Парой часов ранее, когда мы его обгоняли на тропе, я спросил его:
- How many kilometers till next checkpoint? – спросил его я, на что он ответил мне невозмутимым тоном: «Vier Kilometer!», после чего разразился длинной речью на чистейшем немецком языке. Я мало, что понял, да не очень то и собирался, поскольку ответ на свой вопрос я уже получил, распознав слова «четыре километра», благо каждый школьник помнит детскую считалку «Айнц, цвай, драй, фир, пейте таллиннский кефир».
Привал на обед закончился, мы двинулись в путь. С большим оживлением следовавшие за нами участники гонки ринулись занимать освободившийся шатер.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Теперь тропа лежала через многочисленные увалы, или как еще их называли «батоны», мы шли по сплошным камням, то вверх, то вниз. Идти стало очень трудно. Постепенно мы поднимались выше и выше и, в конце концов, вошли в дождевое облако. Где-то после часа ходьбы в таком режиме мы сделали очередной привал. Было видно, что у некоторых участников, таких как Саша и Люба, сил было еще предостаточно, а Женя и вовсе на привалах даже рюкзак не снимала, в то время как другие уже не так лихо неслись по трассе. Вадим третий день обещал поменять развесовку рюкзаков участников, но первый и единственный раз сделал это на очередном привале, забрав у меня часть вещей. У меня закончились сухие носки, а дождь усилился, я мог идти со средней скоростью не более полутора километров в час, больше не позволяли ступни, мозоли на которых отказывались отталкивать от камней мой центнер, включавший непосредственно мой собственный вес, рюкзак, одежду и мокрые кроссовки. Это было недопустимо медленно, учитывая, что мы шли со средней скоростью около четырех километров в час и максимальной средней достигаемой нами скоростью – шесть километров час, а на одном из участков GPS навигатор и вовсе зафиксировал рекордные девять километров в час. Хорошо было, когда кто-то шел со мной рядом, и мы общались. Это позволяло мне забыть про боли в ступнях, но едва все уходили вперед, мой ход снова сильно замедлялся. Вскоре дождь закончился, это было значительным плюсом.
Я нагнал команду на последнем пункте отметки. О, что это был за пункт, просто праздник! Здесь снова давали кипяток и – главное – блинчики с брусничным вареньем и взбитыми сливками. Наши девушки пришли в восторг, за три дня они уже почти отвыкли есть свежую вкусную пищу. Волонтерам стоило большого труда сдерживать улыбки на лицах, когда они в пятый раз подходили за добавкой.

- Поешь блинчики – очень вкусно, - сообщил мне Вадим, когда я приблизился к стоянке команды.
- Какие к черту блинчики? – выдавил я из себя, падая на землю в полном изнеможении.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Минут десять я лежал, после чего нашел в себе силы подняться, сходить поставить отметку в книжку участника и немного перекусить. Блинчики действительно оказались превосходными. Воспользовавшись помощью Вадима и Евгения, снабдивших меня парой сухих кинетических носков (тут мы снова ненадолго прерываемся на рекламу фирмы Сэтила), я был готов идти дальше.
Продолжив путь, мы вошли на территорию национального парка, где было нельзя устанавливать палатки. Таким образом, мы давали себе отчет в том, что непременно сегодня пройдем оставшиеся 17,5 километров и закончим гонку без остановки на еще одну ночевку.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Чем-то особенным природа национального парка не отличалась от того, что мы видели в предыдущие дни. Тропа пролегала вдоль озера и реки среди низких берез, почти так же, как на старте гонки, снова замаячили гордые оранжевые шляпы подосиновиков. Обещанной Евгением на последние 17 километров пути дороги не оказалось – была по-прежнему тропа, усеянная камнями, с большим количеством луж после прошедшего дождя.
Практически весь оставшейся путь со мной прошел Евгений, который как взял на себя бремя замыкающего в самом начале гонки, так его с честью и выполнял все три дня. В первый день он подгонял Любу, оставившую часть своих вещей у озера, в котором мы купались; во второй день он остался ждать отставшую Лизу, когда вечером мы с трудом одолели широкую горную реку, через которую отсутствовала какая бы то ни было переправа; на третий день пришел черед нянчиться со мной. Не знаю, дошел бы я до финиша, если бы не он: пару раз я почти отключался – нервная система израсходовала все имеющиеся ресурсы на подавление боли в ступнях, и ей становилось сложно контролировать мои потуги, направленные на ходьбу. Закончились силы, второе, третье и все последующие дыхания, морально-волевые усилия, желания не посрамить Родину и честь команды и еще тысячи причин, заставлявших двигаться. Спасали новые носки, вода из речек, которую я пил теперь уже практически постоянно.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

Километра за полтора до финиша тропа очистилась от камней, идти стало легче, мне удалось ускорить шаг, и мы с Евгением пошли в нормальном режиме. Это было чудо. За тринадцать минут до полночи мы финишировали, не намного отстав от остальных участников нашей команды, которые также разбились попарно. Это было особенностью третьего дня перехода. Если в первый день мы шли все вместе, второй – двумя группами, дожидаясь друг друга на привалах, то на третий день наше движение стало броуновским: мы то шли все вместе, то растягивались, то разбивались по два-три человека. Ноги стерли все. Но все сдали норматив с огромным запасом: из отведенных 72 часов на маршрут 110 неимоверно тяжелых километров, мы уложились в 62 часа. Все получили золотые медали и выпили чемпионский компот, преподнесенный нам сразу после финиша, под овации публики.
«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)

«110 километров до Абиско». Алексей Румянцев (Путешествия, фьяллравен классик, сэтила, север, поэзия, конкурс, фотография)


Глава 7. Ночевка в отеле и путь домой



Мы разместились в прекрасном отеле. Получив свои вещи в контейнере камеры хранения, приняв душ и переодевшись, мы все собрались в номере Вадима.
- Олег пробежал трассу за 16 часов, а Алексей – за 20, - приветствовал Вадим наших бегунов, - это очень высокий результат, мы очень рады, что у вас все получилось!
Все вместе мы сидели за узким маленьким столом, вспоминали лучшие моменты гонки, поздравляли друг друга с ее окончанием. Разошлись с рассветом. Утром был прекрасный шведский стол с видом на озеро и горы, после чего автобус доставил нас в кемпинг в городе Кируна, где мы оставили наши автомобили и вещи. Все десять человек еле двигали ногами и шутили, что мы сбежали из ортопедического отделения местной больницы.
Пообедав и зайдя в пару магазинчиков еды и сувениров, мы отправились в обратный путь. Проехав полярный круг, мы свернули на лесную дорогу на ночевку у реки. Здесь нас снова накрыл ливень. На наше счастье мы выехали на опушку леса у реки, где стояли изба, баня и туалеты. На крыльце избы была вывешена табличка, что это общедоступное место.
- Нам везет, - заметил Вадим, - точно, как чум у трассы, в котором мы обедали на третий день.
Мы приволокли из леса сухостой, напилили дров, затопили баню, пытались найти грибы, но их здесь к нашему большому разочарованию не оказалось. Подумать только, всего лишь несколько часов назад в лесу на каждом квадратном метре росло по несколько подосиновиков!
Заядлые рыбаки Евгений и Сергей не могли отказать себе в удовольствии порыбачить, предоставив нам возможность приготовить великолепную уху из пойманных ими хариусов. Баню осваивали в три очереди: сначала мальчики, потом – девочки, потом – снова мальчики. Я был в третьей группе, мы пошли, когда уже опустились сумерки, выходили из бани плюхаться в реку с фонариками на головах.
Восемь человек разместилось в доме, я с Вадимом отправился спать в палатке – когда еще доведется ночевать в палатке, под соснами, на ковре из черники и шишек, на свежем воздухе, под упоительный плеск воды быстрой речки.
С утра мы позавтракали и двинулись в путь. Настроение у всех было хорошее, хотя и чувствовалась усталость. Почти у всех болели ступни, особенно было тяжело троим водителям.
На обед мы остановились в уже известном нам кемпинге на берегу Ботнического залива. На этот раз солнце и покой сменились тучами, сильным ветром и волнами, было прохладно – купаться желания ни у кого не возникло, но все равно мы долго стояли на берегу, любуясь прекрасным видом безграничной морской зыби.
Последнюю ночевку мы провели в том же месте, что и первую – у берега небольшого финского озера. Евгений и Сергей снова не упустили случая порыбачить и, в сопровождении Саши, выловили небольшую щуку, из которой получилась прекрасная уха. Мы успели разбить палатки и приготовить ужин прежде, чем начался дождь.
Я заснул быстро. Мне снилось, будто мы только еще едем в Швецию на соревнования, мы остановились у озера на первую ночевку, я забираюсь в палатку и, засыпая, вижу сон, в котором мимо моих глаз проплывает вся картина гонки, словно я вижу ее не ретроспективой, а наоборот, предвосхищая события.
От невероятных ярких увиденных мной за ночь снов, я проснулся утром в отличном настроении, которое не покидало меня до самого дома. Ноги мои, конечно же, скоро заживут и останутся лишь удивительно прекрасные воспоминания о восьми днях, проведенных мной на фоне красивой панорамы скандинавской природы, в общении с совершенно разными интересными людьми. Кроме того, я был чрезвычайно рад, что в этой поездке не пригодились мои медицинские знания и опыт, и я выступал лишь в качестве спортсмена.
- Какие планы теперь? – спросил я Вадима через неделю после нашего возвращения.
- Готовь свой багаж знаний по выживанию во льдах, - вполне серьезно ответил он, - мы начинаем подготовку к переходу на Северный полюс. Подавая заявку, в графе «врач» я указал твое имя.


Санкт-Петербург
2009 г.

87


Комментарии:
0
Мостки делаются не для удобства людей, а для того, чтобы тундру не вытаптывали. Она очень долго восстанавливается.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru