Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".

Пишет Tom, 08.04.2007 02:35

По воскресеньям ведь можно отвлечься от гор и поговорить о РИСКовых людях. Я думаю, что один разворот журнала РИСК должен быть посвящен неординарным личностям, жизнь которых проходила на грани авантюры, была сдобрена мистикой и обросла многочисленными легендами. И это не всегда были альпинисты.
Ниже просто отрывок из воспоминаний графа С.Ю.Витте о его двоюродной сестре - Елене Петровне Блавацкой.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


Теперь я остановлюсь несколько на личности Блавацкой, как весьма прогремевшей одно время теофизитке и писательнице. Я помню, что когда и познакомился в Москве с Катковым, он заговорил со мной о моей двоюродной сестре Блавацкой, которую он лично не знал, но перед талантом которой преклонялся, почитая ее совершенно выдающимся человеком. В то время в его журнале «Русский вестник» печатались известные рассказы Блавацкой «В дебрях Индостана», и он был очень удивлен, когда я высказал мое мнение, что Блавацкую нельзя принимать всерьез, хотя, несомненно, в ней был какой-то сверхъестественный талант.

Когда Ган умерла, дед мой Фадеев взял обеих дочерей к себе на Кавказ. Вскоре Желиховская вышла замуж за первого своего мужа Яхонтова, псковского помещика; Блавацкая вышла замуж за Блавацкого, Эриванского вице-губернатора. Тогда меня или не было на свете, или же я был еще совершенно мальчиком, а потому Блавацкую в то время не помню, но, по рассказам домашних, я знаю следующее: вскоре она бросила мужа и переехала из Эривани в Тифлис к деду. В то время одним из самых больших и гостеприимных домов в Тифлисе был дом Фадеевых. Фадеев жил вместе с семьею Витте и занимал громадный дом, недалеко от Головинского проспекта, в переулке, идущем с Головинского проспекта на Давидовскую гору, название которого я не запомнил.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


Жил он так, как живали в прежнее время, по времена крепостных, большие бары. Так, я помню, хотя я был совсем мальчиком, что одной дворни (т. е. прислуги) у нас было около 84 человек,— я помню отлично даже эту цифру,— громадное большинство этой дворни были крепостные Долгорукой... Когда Блавацкая появилась в доме Фадеевых, то мой дед счел прежде всего необходимым отправить ее скорее в Россию к ее отцу, который в то время командовал батареей где-то около Петербурга.

Так как тогда железных дорог на Кавказе еще, конечно, не было, то отправка Блавацкой совершилась следующим образом: дед назначил доверенного человека — дворецкого, двух женщин из дворни и одного малого из молодой мужской прислуги; был нанят большой фургон, запряженный четырьмя лошадьми. Вот каким образом совершались эти дальние поездки. Блавацкая была отправлена с этой свитой до Поти, а из Поти предполагали далее отправить ее морем в один из Черноморских портов и далее уже по России. Когда они приехали в Поти, там стояло несколько пароходов, и в их числе один английский пароход.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


Блавацкая снюхалась с англичанином, капитаном этого парохода, и в одно прекрасное утро, когда люди в гостинице встали, они своей барыни не нашли: Блавацкая в трюме английского парохода удрала в Константинополь. В Константинополе она поступила в цирк наездницей, и там в нее влюбился один из известнейших в то время певцов — бас Митрович; она бросила цирк и уехала с этим басом, который получил ангажемент петь в одном из наибольших театров Европы, и вдруг мой дед после этого начал получать письма от своего «внука»)— оперного певца Митровича; Митрович уверял его, что он женился на внучке деда— Блавацкой, хотя последняя никакого развода от своего мужа Блавацкого, эриванского губернатора, не получала.

Прошло несколько времени, и мои дед и бабушка, Фадеевы, вдруг получили письмо от нового «внука», от какого-то англичанина из Лондона, который уверял, что он женился на их внучке Блавацкой, отправившейся вместе с этим англичанином по каким-то коммерческим делам в Америку. Затем Блавацкая появляется снова в Европе и делается ближайшим адептом известнейшего спирита того времени, т. е. 60-х годов прошлого столетия,— Юма.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


Затем из газет семейство Фадеевых узнало, что Блавацкая дает в Лондоне и Париже концерты на фортепиано; потом она сделалась капельмейстершей хора, который содержал при себе сербский король Милан. Во всех этих перипетиях прошло, вероятно, около 10 лет ее жизни, и, наконец, она выпросила разрешение у деда Фадеева приехать снова в Тифлис, обещая вести себя скромно и даже снова сойтись со своим настоящим мужем — Блавацким. И вот хотя я был тогда еще мальчиком, помню ее в то время, когда она приехала в Тифлис; она была уже пожилой женщиной и не так лицом, как бурной жизнью. Лицо ее было чрезвычайно выразительно; видно было, что она была прежде очень красива, но со временем крайне располнела и ходила постоянно в капотах, мало занимаясь своей особой, а потому никакой привлекательности не имела.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


Вот в это время она почти свела с ума часть тифлисского общества различными спиритическими сеансами, которые она проделывала у нас в доме. Я помню, как к нам каждый вечер собиралось на эти сеансы высшее тифлисское общество, которое занималось верчением столов, спиритическим писанием духов, стучанием столов и прочими фокусами. Как мне казалось, моя мать, тетка моя Фадеева и даже мой дядя Фадеев — все этим увлекались и до известной степени верили. Но эти занятия проделывались более или менее в тайне от главы семейства — моего деда, а также и от моей бабушки — Фадеевых; ко всему этому довольно отрицательно относился и мой отец. В это время адъютантами фельдмаршала Барятинского были граф Воронцов-Дашков, теперешний наместник кавказский, оба графа Орловы-Давыдовы и Перфильев,— это были молодые люди из петербургской гвардейской jeunesse doree*); я помню, что все они постоянно просиживали у нас целые вечера и ночи, занимаясь спиритизмом. Хотя я был тогда совсем еще мальчик, но уже относился ко всем фокусам Блавацкой довольно критически, сознавая, что в них есть какое-то шарлатанство, хотя оно и было делаемо весьма искусно: так, например, раз при мне по желанию одного из присутствующих в другой комнате начало играть фортепиано, совсем закрытое, и никто в это время у фортепиано не стоял.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


Теперь, как кажется, ко всем этим спиритическим действиям общественное мнение Европы, а также и у нас в России относится как к шарлатанству; тогда же этим очень увлекались, и Юм, который был, конечно, точно так же не что иное, как ловкий и талантливый фокусник, считался весьма знаменитым человеком, а Блавацкая, будучи сотрудницей Юма, конечно, заимствовала от него все приемы и спиритические тайны. Впрочем, к сожалению, в последние годы у нас в Петербурге, по-видимому, начал опять процветать своего рода особый спиритизм, т. е. неврастеническое верование в проявления в различных формах и в различных признаках умерших лиц, и этот спиритизм, к сожалению, даже имел некоторые печальные последствия в государственной жизни.

В этот период своей жизни Блавацкая начала сходиться с мужем и даже поселилась вместе с ним в Тифлисе. Но вдруг в один прекрасный день ее на улице встречает оперный бас Митрович, который после своей блестящей карьеры в Европе, уже постарев и потеряв отчасти свой голос, получил ангажемент в тифлисскую итальянскую оперу. Так как Митрович всерьез считал Блавацкую своей женой, от него убежавшей, то, встретившись с нею на улице, он, конечно, сделал ей скандал. Результатом этого скандала было то, что Блавацкая вдруг из Тифлиса испарилась.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


Оказалось, что она вместе со своим мнимым мужем, басом Митровнчем, который также бросил оперу, удрали с Кавказа. Затем Митрович получил ангажемент в киевскую оперу, где он начал петь по-русски, чему учила его мнимая супруга Блавацкая, и, несмотря на то что Митровичу в то время.уже было, вероятно, под 60 лет, он тем не менее отлично пел в Киеве в русских операх, например, в «Жизни за царя», «Русалке» и пр., так как при своем таланте он легко мог изучать свои роли под руководством несомненно талантливой Блавацкой. В это время в Киеве генерал-губернатором был князь Дундуков-Корсаков. Этот Дундуков-Корсаков знал Блавацкую еще в молодости, раньше чем она вышла замуж за Блавацкого, потому что в то время он командовал на Кавказе (где жила и Блавацкая) одним из драгунских полков (Нижегородским). Какие недоразумения произошли между Блавацкой и Дундуковым-Корсакокым — генерал-губернатором Киева, я не знаю, но знаю только что в Киеве вдруг на всех перекрестках появились наклеенные на стенах
стихотворения, очень неприятные для Дундукова-Корсакова. Стихотворения эти принадлежали Блавацкой.

Вследствие этого Митрович со своей мнимой супругой Блавацкой должны были оставить Киев и появились в Одессе. В это время в Одессе уже проживала моя мать со своей сестрой и детьми, в том числе и мною (мои дед, бабушка и отец уже умерли в Тифлисе), так как я и брат были там студентами университета. Тогда я уже был настолько развит, что мог вполне критически отнестись к Блавацкой, и, действительно, я составил себе совершенно ясное представление об этой выдающейся и до известной степени демонической личности. Уехав из Киева и поселившись в Одессе, Блавацкая с Митровичем должны были найти себе средства для жизни.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


И вот вдруг Блавацкая сначала открывает магазин и фабрику чернил, а потом цветочный магазин (т. е. магазин искусственных цветов). В это время она довольно часто приходила к моей матери, и я несколько раз заходил к ним в этот магазин. Когда я познакомился ближе с ней, то был поражен ее громаднейшим талантом все схватывать самым быстрым образом: никогда не учившись музыке, она сама выучилась играть на фортепиано и давала концерты в Париже (и Лондоне); никогда не изучая теорию музыки, она сделалась капельмейстером оркестра и хора у сербского короля Милана; давала спиритические представления; никогда серьезно не изучая языков, она говорила по-французски, по-английски и на других европейских языках, как на своем родном языке; никогда не изучая серьезно русской грамматики и литературы, многократно, на моих глазах, она писала длиннейшие письма стихами своим знакомым и родным с такой легкостью, с которой я не мог бы написать письма прозой; она могла писать целые листы стихами, которые лились как музыка и которые не содержали в себе ничего серьезного; она писала с легкостью всевозможные газетные статьи на самые серьезные темы, совсем не зная основательно того предмета, о котором писала; могла, смотря в глаза, говорить и рассказывать самые небывалые вещи, выражаясь иначе,— неправду, и с таким убеждением, с каким говорят только те лица, которые никогда, кроме правды, ничего не говорят.

Рассказывая небывалые вещи и неправду, она, по-видимо му, сама была уверена в том, что то, что она говорила, действительно было, что это правда,— поэтому я не могу не сказать, что в ней было что-то демоническое, что было в ней, сказав попросту, что-то чертовское, хотя в сущности она была очень незлобивым, добрым человеком. Она обладала такими громаднейшими голубыми глазами, каких я никогда в жизни ни у кого не видел, и когда она начинала что-нибудь рассказывать, а в особенности небылицу, неправду, то эти глаза все время страшно искрились, и меня поэтому не удивляет, что она имела громадное влияние на многих людей, склонных к грубому мистицизму, ко всему необыкновенному, т. е. на людей, которым приелась жизнь на нашей планете и которые не могут возвыситься до истинного понимания и чувствования предстоящей всем нам загробной жизни, т. е. на людей, которые ищут начал загробной жизни, и так как они их душе недоступны, то они стараются увлечься хотя бы фальсификацией этой будущей жизни.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


Я думаю, что знаменитый Катков, столь умный человек, человек, который умел относиться к явлениям жизни реально, вероятно, раскусил бы Блавацкую, если бы он с нею сталкивался. Но, насколько у Блавацкой был своеобразный и великий талант, служит доказательством то, что такой человек, как Катков, мог увлекаться феерическими рассказами «В дебрях Индостана», которые печатались в его журнале,— рассказами, которые он считал безусловно выдающимися и необыкновенными. Впрочем, мне и до настоящего времени приходится иногда слышать самые восторженные отзывы об этих рассказах, которые печатались в «Русском вестнике» несколько десятков лет тому назад.

Конечно, цветочный магазин, открытый в Одессе Блавацкой, после того как прогорел ее магазин по продаже чернил, также был закрыт по той же причине, и тогда Митрович, которому было уже 60 лет, получил ангажемент в итальянскую оперу в Каир, куда он и отправился вместе с Блавацкой. Отношение его к Блавацкой было удивительно; он представлял собою беззубого льва, вечно стоявшего на страже у ног своей повелительницы, уже довольно старой и тучной дамы, как я уже указывал выше, ходившей большей частью в грязных капотах. Не доезжая до Каира, пароход совсем у берега потерпел крушение. Митрович, очутившись в море, при помощи других пассажиров спас Блавацкую, но сам потонул.
Е.П.Блавацкая в "Воспоминаниях" графа С.Ю.Витте. Серия "Рисковые люди".


Таким образом, Блавацкая явилась в Каир в мокром капоте и мокрой юбке, не имен ни гроша. Как она выбралась оттуда — я не знаю. Но затем она очутилась в Англии и стала основывать там новое теософическое общество и для вящего подкрепления начал этого общества она отправилась и Индию, где изучала все индийские тайны. Это пребывание в Индии, между прочим, и послужило темой для указанных ранее статей «В дебрях Индостана», которые она писала, конечно, для того, чтобы заработать некоторое количество денег. По возвращении из Индии она приобрела уже много адептов и поклонников в своем новом теософическом учении, поселилась в Париже и была там главой всех теофизитов. Вскоре она заболела и умерла.

Но теософическое учение осталось в различных частях света; еще в настоящее время во многих местах имеются теософические общества и еще недавно в Петербурге издавался теософический журнал. В конце концов если нужно доказательство, что человек не есть животное, что в нем есть душа, которая не может быть объяснена каким-нибудь материальным происхождением, то Блавацкая может служить этому отличным доказательством: в ней, несомненно, был дух, совершенно независимый от ее физического или физиологического существования. Вопрос только в том, каков был этот дух, а если встать на точку зрения представления о загробной жизни, что она делится на ад, чистилище и рай, то весь вопрос только в том, из какой именно части вышел тот дух, который поселился в Блавацкой на время ее земной жизни.

Ссылки от CHUM -
http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/f/fe/Hpb.jpg
На Яндекс.Картинки
На Google.Image
http://www.blavatskyarchives.com/hpbphotos.htm

68


Комментарии:
0
Жизнелюбу Томчику - намастэ и благодарность от уважающих личность и сущность Елены Петровны Блаватской. Говорить и думать о ней можно, что угодно. Но неоспоримо одно, - что это была Личность с большой буквы, талантливая на проявления Жизни, во всём её многообразии. И Человек с Миссией. Про такую сейчас можно было бы сказать - Человек-Индиго!

1
Вчера ночью, или, вернее, сегодня утром, пошел выключить комп. И тут взгляд упал на "Воспоминания" С.Ю.Витте. Том 1, наиболее потрепанный, именно из-за наличия в нем главы о Елене Петровне.
И решил эту главу послать на Риск. Думаю, кто о Блавацкой знает, улыбнется, кто знать не хочет, пожмет плечами, а кто-то, возможно, заинтересуется сей незаурядной личностью.
Спасибо CHUMу, прислал ряд ссылок на фото, для оживления повествования. Я ночью уже искать был не в силах. Вот, вставил.
В Сети много материалов о Е.П., есть ее книги. Я, признаюсь честно, осилить их не смог...

0
Виталий, спасибо. Правда в генеалогии я слегка там запуталась. Но подробности интересные.
В те времена, когда я еще училась на режиссуре и работала в театре, в среде питереской богемы не прочесть Блаватскую считалось невежеством :) Так же как и Розу Мира Андреева. Хотя согласна, что ее книги читались с большим трудом. Рерих мне все-таки был ближе.

-1
Виталий, ждем теперь рассказ про Шнейдлю Суру Лейбовну Соломониак (она же Софья Ивановна Блювштейн, она же Сонька-Золотая-Ручка) Знатная была экстремалка....

0
Опять - спасибо за фотографии. Ирония про экстрим в образе Соньки уместна ли здесь? ЕПБ - помимо прочего ещё и Путешественница была весьма не слабая. В своё время читал взахлёб её Разоблаченную Изиду, Тайную Доктрину и др. книги как детективы, только лучше. Хотя и у Рерихов не всё понятно, но - по Духоразумению, которое не у всех развито в должной мере. Это уже классики. Хотя в современных условиях предпочтительнее книги Нила Дональда Уолша из серии "Беседы с Богом", они написаны нормальным языком, это парадигма нового Сознания для новой Жизни.

0
"...Лондонское общество психических исследований взялось провести экспертизу сверхъестественных способностей основательницы теософского движения и получило все тот же результат: все ее чудеса – мошенничество, обман, ловкость рук!
С. Витте подчеркивал:
«Она обладала такими громаднейшими голубыми глазами, каких я ни у кого в жизни не видел. И когда она говорила неправду, эти глаза страшно искрились, меня поэтому не удивляет, что она имела громадное влияние на людей».
«Разоблаченная» Елена Блаватская после этого отправилась в Европу – и с тех пор ее нога никогда уже более не ступала на землю столь любимой Индии...
Во время своего скандального разоблачения она познакомилась со старшим братом русского философа Сергея Соловьева, писателем Всеволодом Соловьевым.
«Чтобы владеть людьми, необходимо их обманывать, – советовала ему Елена Петровна. – Я уже давным-давно поняла этих душек людей, и глупость их доставляет мне громадное иногда удовольствие… Чем проще, глупее и грубее феномен, тем он вернее удается».
Соловьев назвал эту женщину «ловцом душ» и безжалостно разоблачил ее в своей книге. В результате его усилий перестал существовать парижский филиал Теософического общества…
Неуемная Елена Блаватская основала Общество спиритов и объявила себя медиумом. Все это смелое предприятие провалилось, когда клиенты обнаружили в доме длинную перчатку, набитую ватой, которая использовалась как рука, «освобожденная от телесной плоти». «Нет религии выше истины», – утверждала этот медиум, и тут же попирала свое утверждение новым обманом легковерных.
Еще в те годы в Европе подозревали, что Блаватская являлась русской шпионкой. У нее же не было денег, чтобы затеять против обвинителей судебный процесс. А может, и желания тоже? Во время своего посещения Одессы в 1872 году Блаватская обратилась к начальнику III Отделения с весьма интересным посланием:
«...я хорошо ознакомилась со всей Западной Европой, со всеми выдающимися личностями политиков разных держав, как правительственной, так и крайне левой стороны... Занимаясь спиритизмом, прослыла во многих местах сильным лидером... каюсь в том, что три четверти времени духи... отвечали моим собственным – для успеха планов моих – словам и соображениям. Редко, очень редко не удавалось мне посредством этой ловушки узнавать от людей... их надежды, планы и тайны... Я играла все роли, способна представить из себя какую угодно личность...».
К чести руководителей III отделения, они не приняли предложения Великого Теософа..."

География и у Сони была ничего себе. В Индию, она, правда, не успела добраться. Зато ее обожала вся Россия - от матросов до губернаторов. Соня, можно сказать, была символом экстрима в России :)

0
Специально для lalena : - профанировать можно, что угодно. А опровергателей тоже хватало во все времена. Спасибо, что напомнили эту фактуру. Это не ново в истории духовных течений. В Теософском обществе в Адьяре, под Мадрасом (Ченнаем) вам и не такие подробности расскажут. Только не в них суть. А нашу великую соотечественницу там очень уважают за тот импульс пробуждения, который она передала Индии.
Я 6 лет прослужил опером угро, и знаю не по книжкам, как привлекаются люди к негласному сотрудничеству. И если спецы отказались от такого "подарка", то возникает вопрос - а был ли он? Люди "пробуждаются в сознании" через страдания, или через осознание. Выбор за каждым.

0
Читала Блавацкую.Она Человек талантливый.Но все это для меня новость.

0
Читали? И хорошо. Не нужно интересоваться личной жизнью великих. Иначе выяснятся подробности о которых и знать бы не хотел. Главное их труды.

0
Ну и сплетник же этот граф!

Е.П.Блаватская не была медиумом.
Представитель общества психических исследований через 100 лет принес Е.П.Блаватской извинения.
Подробнее см. здесь:

Невежество против Е.П.Блаватской. Хроника столетней войны
http://lib.roerich-museum.ru/node/393

0
Автор данного материала , скорей всего религиозный фанатик , либо профан-материалист.Если Блаватская была авантюристка и обманщица, зачем она тогда так много писала о морали, раскрыла так много восточных тайн .Она могла бы и без этого неплохо дурить людям головы, не распинаясь в объяснениях . Я думаю что критика в её адрес сфабрикована и в некоторых местах нагло притянута за уши. Облить грязью человека , дабы выглядить самим лучше, это в порядке вещей у некоторых людей.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru