Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини.

Пишет lorinson, 24.12.2016 19:47

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)

1976 год. В осуществлении задуманных планов на походы по Памиру - это был неудачный год. Маршруты были пройдены частично, не было и отчетов. Но по-своему они были интересны. Дали каждому участнику богатый опыт для последующих путешествий. Это уже история.

Второй поход «Памир-76» начался в 19 часов 7 августа от клуба туристов «Янтарь» (г. Томск-7).

В течение года до начала похода уточнялся маршрут, создавалась группа, проводились тренировки, готовилось снаряжение. С составом группы были проблемы, одни отказывались раньше, другие ближе к выезду. Окончательно группа определилась в следующем составе: Курочкин Николай – руководитель; Грель Валерий; Шурыгин Игорь; Панков Валерий; Волчков Анатолий; Столицын Николай; Головещенко Николай.
Руководителем совместно со всеми участниками был подготовлен и утвержден маршрут похода: к. Ляхш - к. Кандоу – пер. Бель Кандоу (н\к) – ледник Сугран – заброска на слияние ледников Сугран и Шини-Бини - хр. Петра Первого с перевалами ККТ (2Б, 4750) и Пешеходный (2А, 4300) – ледник Шини-Бини - пер. Шини-Бини (5100, 3Б) - поляна Сулоева - лед. Москвина - пер. Птичий (5400, 3Б) - лед. Бивачный - лед. Федченко (метеостанция) – пер. Терсагар – Алайская долина – г. Ош. На метеостанции планировалась встреча с группой Скорикова Юрия, которая собиралась подняться на пик Коммунизма с лед. Бивачный ( Часть 1. В пещере под пиком Коммунизма. ).

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
Из дневника Валерия Панкова:
8 августа в 20-30 местного времени участники похода приземлились в аэропорту Душанбе.
Когда открылась дверь в самолете, дохнуло таким жаром - Сахара. На улице +34 градуса, а уже вечер, что же днем будет. Получили свои вещи, сдали их в камеру хранения, наняли такси и поехали на турбазу Варзоб. На следующий день в аэропорту приобрели билеты до Ляхша на 10 августа. И отправились на такси отметиться в КСС. Там нам сообщили неприятные новости – на леднике Беляева разбились шесть московских туристов. При подъеме с ледника Беляева на Памирское фирновое плато сорвались с гребня. Вся команда КСС уехала на спасательные работы, остался только один инструктор. Он нас проинструктировал, зарегистрировал, подписал маршрутную книжку, и мы с ним распрощались.

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
10.08.
В 13-10 самолет АН-2 с нами на борту вылетел из аэропорта и взял курс на кишлак Ляхш. Летели два с половиной часа с короткой остановкой в поселке Джаргиталь. В кишлаке Ляхш выгрузили вещи, стаскали все в тень деревьев, заварили чай. Подъехала машин Газ-54, договорились с шофером за 25 рублей, что довезет до моста через реку Мук-Су, налили у него бензина в наши емкости, загрузились и поехали. Кишлака мы не видели, он где-то в стороне от аэродрома. До моста через реку Мук-Су доехали за час, дорога – рытвины, камни. Через мост машины не ездят, только ходят люди и животные. Река ревет и бесится, вода желтая. Вещи разгрузили и по частям перетаскали на левый берег реки километра за два от моста. Лагерь устроили на песчаной отмели реки в зарослях облепихи.

11.08.
После завтрака, согласно плану, начали заброску продуктов и снаряжения в последний кишлак Кандоу в долине Мук-Су. Все собрали продукты, упаковались, и ушли вверх по долине. Меня как дежурного оставили в лагере. Работы много, разложил галет по мешкам, пропитал касторовым маслом все трикони, подготовил всё к обеду. Жара стоит несусветная, сушь. К часу дня вернулись ребята, и сразу потребовали чай. У меня уже была горячая вода на компот, но пришлось заварить зеленый чай. От жары и перегрева организма спасает только чай, пьем его много, со вкусом. Волчков Толя нарубил веток и сделал шалаш, в нём мы и спасались от жары до 6 часов вечера. Пока светло, собрали все оставшееся вещички, и пошли по знакомой уже тропе. По пути видели лису, которую гнала собака, наверное, из кишлака Мук.
Долина реки Мук-Су в этой части очень сухая, но там, где есть вода, а это боковые притоки, богатая растительность. В долине, вверх от кишлака Ляхш, развалины нескольких кишлаков, один только обитаемый – это кишлак Мук. Он расположен на древней террасе над рекой, метров 200 по высоте, и ведет в него тропа для людей и ишаков. За час с небольшим, подошли к серьезной речке – Шигазы. К вечеру через неё не перейти, надо переправу отложить до утра, такое общее решение. Остановились на ночевку. Настроение бодрое, все идет по плану.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)

12.08.
Встали рано, солнце ещё не показалось из-за гребня гор, и сразу стали собираться для переправы. Мы с Курочкиным Николаем первые в паре вошли в воду. Вода страшно холодная. За пять минут, что переходили реку, ноги зашлись до ломоты. Сложили вещи на берегу и назад. После завтрака перенесли через реку все остальные вещи. Пока собирались продолжать свой путь, подошла группа туристов из г. Кемерово, они идут из кишлака Ван-Ван.
В девять часов двинулись вперед. Рюкзачки этак килограммов по 35. Солнышко уже жарит вовсю. Идем то вверх, то вниз, но в основном вверх. Подошли к заброшенному кишлаку Девсиар, развалины глинобитных жилищ. Растут яблони, усыпанные яблоками, мелкими, но вкусными. Для туриста дармовой харч - радость. Дошли до верхнего кишлака Кандоу, а его нет, но несколько деревьев указывают его местонахождение. Притащили продукты и снаряжение. Местные жители косили сено. Покосили им сено, они нас напоили чаем, выпили два чайника, сфотографировались с ними, и пошли назад за остальными вещами.
К семи вечера снова поднялись в Кандоу.
В сумерках в наш лагерь пришли двое, или киргизы, или таджики, бабаи бородатые, старый и молодой. Начали с нами торговаться по найму ишаков до перевала Бель – Кандоу. Торговались долго, выпили два чайника чаю, но ни до чего не договорились. Три ишака 50 руб., спирт, 15 м. веревки. Согласны. Нет. Начинается второй раунд – три ишака и лошадь 70 руб., и все остальное также. Согласны. Они нет. Третий раунд. Послали их подальше, что они и сделали, а мы пошли спать. Завтра сами попрем свой вещички на перевал Бель-Кандоу. Это травянистый перевал без категории, 3200м через отрог из долины Мук-Су в долину Сугран. Вдоль берега прохода нет – прижимы, и реки не дают никаких шансов.

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
13.08.
Уж был денек, попотели мы в этот день. Поднимались от кишлака на перевал в лоб почти, шесть часов. Тяжело очень, солнце печет, пить неимоверно хочется. С утра, собираясь, полагали, что сделаем две ходки, но когда взошли на перевал и к 16 часам спустились в свой лагерь, то о второй попытке подъема не было и речи, все были сыты по горло. Все оставили на перевале, прикрыли, чем смогли. Спальные принадлежности унесли почти все, осталось по одной пуховки на троих. Спали ночь без комфорта, изрядно подмерзли.

14.08.
Сегодня идти значительно легче. За три с половиной часа дошли до родничка под перевалом, в котором воды на нашу кастрюлю. Вчера он нас очень обрадовал. Здесь и перекусили. Начальник выдал приказ – идем до вещей на перевале, догружаемся, и идем до вечера, т.е. в намеченный базовый лагерь у ледника Бырс. Все дружно согласились, на перевале догрузились и побежали вниз. Долина Суграна выше долины Мук-Су, поэтому спуск короче.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
Несколько слов о долине Сугран. Долина очень красивая. Верховья её опоясаны белоснежными вершинами, справа прямо в долину впадает ледник Бырс. Этот ледник относится к прыгающим ледникам, как ледник Медвежий. Долина сухая, жаркая, но не смотря на это, растительность в долине разнообразная. Река Сугран очень многоводная и бурная, у моста входит в узкий и глубокий каньон. Грохот воды оглушительный, смотреть вниз страшно. В этом месте через каньон с берега на берег переброшены несколько бревнышек, и подсыпаны камешки – это мостик, метра четыре. По одному, перешли каньон, и вдоль берега пошли дальше к террасе, возвышающейся над рекой на 300-350 метров. К пяти часам поднялись на террасу и вошли в березовую рощу, известную своей уникальностью. В роще организован базовый лагерь грузинских альпинистов. Есть площадка для вертолета. Здесь в березовой роще и мы решили делать свой базовый лагерь. Грузины уже заканчивали свои восхождения.
На прошлогодней сухой листве, под сенью берез, быстро поставили палатки, вскипятили чай. Сегодня уже пятая кастрюля. Куда только лезет? Погода начала портиться, верховье ледника Сугран заволокло тучами, погромыхивает гром. Ужин приготовили на костре, это в целях экономии бензина, и посидеть у костра в горах очень здорово.
Грузинские альпинисты, наши соседи, сделали траверс 14 вершин в хребте Петра первого. Две вершины были покорены впервые, им дали названия «25 съезд КПСС» и «Дружба народов».

15.08.
Сегодня последний день работы по заброске оставшихся вещей в базовый лагерь. Далее до вечера подгоняли снаряжение, упаковали и прятали продукты на вторую часть похода. Завтра выходим на 5-6 дней для акклиматизации. Погода испортилась, накрапывает дождь.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
16.08.
Ночью шел дождь, монотонно стуча по крыше палатки. Спалось под стук дождя изумительно.
Группа вышла в восемь часов. Мимо лагеря грузин пошли вверх по долине Суграна. На древней морене ледника Бырс растет смешанный лес. Очень красивое и приятное место, шли как по парку. В лесу встретили группу латышей, две пары. После Бырса встретили трех грузинских альпинистов. Как они шли, нога за ногу, еле-еле. Шли в свой лагерь, но не дошли. Вдруг загудел вертолет, сделал над ними круг, летчик указал куда идти и посадил вертолет на речной отмели. Забрал часть грузин и улетел, но вскоре опять прилетел за остальными. Хорошо им, разъезжают как на такси. Дошли до речки Гульчат, и на отдыхе прослушали лекцию от руководителя о золотом корне, которого здесь растет очень много. Обедали у небольшого тура, в котором нам была оставлена записка от Карелова Н. руководителя группы туристов из Академгородка. Курочкин Коля с ним имел контакт в Новосибирске.
После обеда прошли около часа и начали спуск на ледник Сугран. Спуск метров 200, это ледник так протаял, а когда-то был, наверное, на уровне долины. Спускались осторожно, камни живые. Дальше по леднику, переправились через поток, вытекающий из-под ледника Шини-Бини (перевод: Сядешь-Поймешь), и поднялись на ровную площадку. Это, практически, место слияния ледников Сугран и Шини-Бини. Здесь встретили группу Карелова. Они делали заброску под перевал Летавета, и дожидаются ещё своих товарищей. Последовал приказ становиться на ночлег. Только поставили палатки, пошел дождь.

17.08.
Проснулся без пяти пять, не спится, и начал готовить один завтрак. В семь вышли. Пересекли ледник Сугран, и подошли к леднику на перевал ККТ.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
Идем на перевал ККТ (Калининский клуб туристов) 4750м 2Б. Красивый ледник, классический, вначале шли по боковой левой морене, затем, ближе к обеду, вышли на чистый лёд. После обеда прошли три небольших и несложных ледопада, поле трещин, а затем последовала команда - встаем на ночлег. До перевала осталось не более двух часов работы. Высота 4600 м. Два молодых и борзых Коли пошли на разведку пути на перевал, а мы все по палаткам, пусть молодежь потрудится. А мы сочиняли песню:
Э-гей-гей Шини-Бини,
Э-гей-гей Фортамбек,
Э-гей–гей хали-гали,
Э-гей-гей девок нет.
Пришли ребята, по их словам, подъем 1,5 – 2 часа, сложностей особых нет. Ужинали долго и медленно. У Игоря горняшка, болит голова, рвота, не ест.

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
18.08.
Утром встали в 5-40, за бортом мороз, - 5 градусов. Суп для завтрака сварили вечером, утром стали есть, а он прокис. Пришлось вылить, опыт не удался. Вышли в 7-20, снег твердый, идти хорошо. Прошли небольшой ледопад, вышли на плато под перевалом, и в 8-20 были под взлетом на перевал. Взойти на перевал первыми удостоили чести двух молодых туристов, двух Колей – Столицына и Головещенко. Это их первый перевал на Памире. Под звуки туша, исполняемого всеми нами, они торжественно вышли на перевальную седловину. В туре была записка киевлян. От имени руководителя похода и профсоюза, я поздравил всех со взятием первого перевала и вручил по шоколадке.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
В 9-00 начали спуск с перевала. Вначале по скалам, а затем по крутой сыпухе. Плавно вышли на ледник, который оказался открытым, ровным, трещин на нем совсем мало. С этого ледника спустились в долину Девлохан. Ледник Девлохан глубоко внизу, метров 300-400, но красивый, как река течет, глаз не оторвать. По левому склону долины пошли вниз, вот они контрасты гор. Два часа назад были на снегу и льду, а теперь идем по травке, кустики мелкие путаются под ногами. У ручейка нарвали дикого лука, стеблей ревеня, всё это к обеду. Обедали на берегу маленького озерца, расположенного за древним моренным валом. Отдыхали два с половиной часа, дальше пошли только в три часа дня. Путь прямо вверх на следующий перевал Пешеходный, 4300м 2А.
Переходя канаву, я споткнулся, рюкзак перевернул меня через голову, в результате ободрал щеку, ушиб бровь, оборвал большой ноготь на левой руке. Пока обмывался и бинтовался, народ ушел далеко вперед. Догнал их у осыпи, по которой начинается подъем на перевал. Остановились на ночлег в 17-30 на ровной полке, высота около 4100м. Сегодня высота уже не дает себя знать как вчера, акклиматизировались вполне. Снова пошел дождь со снегом, для Памира это не характерно.
Очень красиво верховье ледника Девлохан. Его окружают высокие остроконечные заснеженные пики. Сверху ледник просматривается как река, делающая пять изгибов. Срединная морена ледника зеленая, а края серые, кое-где проглядывается чистый лед. Погода не дает возможности заснять всю эту панораму, облака закрывают вершины.
Настроение в группе бодрое, пруха появилась у всех. Грель Валера как выдаст что-нибудь, так за животы хватаемся. Палатки поставили у ручейка, он так хорошо журчит по камням.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)

19.08.
Ночью пошел снег, густой, мокрый. Засыпал палатки, рюкзаки, покрыл всё толстым слоем. Утром, часов в шесть, начальник походил вокруг палаток, поскрипел ботинками вокруг, видимости ни какой. Последовал приказ – спать дальше. С удовольствием ему последовали. Снег шел до десяти утра. Позавтракали в палатках и в 10-30 вышли. Полезли на перевал прямо в лоб, по крутой каменистой осыпи. Видимости почти нет, только внизу иногда проглядывается ледник. Вдруг из тумана, послышался звук мотора, и появился вертолет, пролетел над нами два раза и скрылся в сторону ледника Сугран.
Почти за два часа поднялись на гребень хребта. Искали тур, но не нашли, возникли сомнения, на этот ли мы перевал вышли. Но выяснять не стали, получили свой шоколад и вниз. Все затянуто облаками, не видно ни одной вершины. Далее спускались по скалам, а затем по крутому и опасному кулуару. За час спустились до травы, отдохнули и по крутому желобу сошли на ледник Сугран. Наверное, это не тот перевал, потому что нет ни какой логики в прохождении такого перевала. Через перевал Пешеходный, по литературным источникам, женихи из долины Мук-Су таскали невест из долины Дарваза. А через наш этот перевал вряд невесту перетащишь.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
На леднике Сугран остановились обедать у невысоких пологих сераков. На обеде многие долбили камни, добывали кубики пирита, которых здесь очень много в основной породе. Отдохнув, при удивительно хорошей погоде, за два с половиной часа по открытому леднику дошли до места, откуда начали свой путь в акклиматизационное кольцо три дня назад. То, что намечали пройти за 5-6 дней, прошли всего за три дня. Это место слияние двух ледников, как нельзя лучше приспособлено для базовых лагерей и места для забросок. Рядом с нашим местом, пока ещё не занятым, стояли чуть в стороне две палатки, как оказалось, киевлян.
Подвели итоги по результатам прохождения акклиматизационного кольца. Можно абсолютно точно сказать, прошли хорошо. Поднялись до 4750 м., затем спустились до 3000 м., и вновь на высоту до 4300 м., и далее спуск до 3100 м. Организм каждого участника вполне адаптировался к высоте. Настроение у всех бодрое, самочувствие хорошее. Единственное плохо – погода. К вечеру опять все затянуло облаками, временами идет дождь. И опять нам с Грелем здесь дежурить.
В это дежурство давали показательные выступления – как надо обращаться с примусами, с печкой «Спончь», с кастрюлей «Манька». Некоторая публика никак с этим инвентарем не может освоиться.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
20.08.
В лагерь березовой рощи грузин пришли в полдень.
Расположились на старом обжитом месте. Порыскали по грузинской помойке – кое-что подобрали, сахарок полмешка, муки, масло подсолнечное, большой таз и ведро, две ложки. Все в хозяйство. Развели большой костер, нагрели воды и устроили постирушку. Затем в двух ведрах грели воду и мылись в большом тазу, поливая друг друга из детского горшка. Завхоз распределил продукты, готовимся завтра выходить на основной маршрут. Мимо прошла группа из Ростова. Погоды нет, холодно, летят снежинки. После ужина устроили фейерверк, сжигали весь мусор в грузинском лагере и свой, очистили поляну. К ночи стало ещё холоднее, летят уже не снежинки, а снег. Может это к хорошей погоде на завтра?

21.08.
Утром завхоз огласил окрестности руладой «О, роза», на мотив из мультфильма «Ну погоди!». Под эти вопли и тронулись в путь в 8 утра. Ход хороший, погода солнечная, но холодно, осень надвигается. Идем сегодня быстро, у всех нормальная рабочая форма. В начале первого остановились на обед у последнего ручья перед спуском на ледник Сугран. Только разожгли костер и поставили воду для чая, снизу послышались голоса, а затем поднялись двое мужиков. Это оказались новосибирцы, которых мы встречали раньше на леднике Сугран. Идут вниз, у одного нарыв на большом пальце ноги, страшно смотреть, другой его сопровождает. Предложил вскрыть нарыв, но мужик отказался. Вместе пообедали, выпили две кастрюли чаю, поговорили и разошлись. Речку перешли легко, сегодня холодно и воды мало. В три часа дня были на знакомом месте. Хорошо возвращаться на старые обжитые места.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
После кофе с молоком началась перетруска вещей, продуктов, мелкий ремонт, шитье. Шьемся уже одиннадцать дней, и никак не можем все зашить. Погода не балует, холодно, по верхам облака и снежные заряды. Вечером, часов в семь, подошли к нам двое киевлян, бородатый мужик с девушкой. Девушка заболела, и он её сопровождает сверху. Постелили в нашей палатке и устроили Таню, так её зовут, до прихода их основной группы. Вызывает тревогу отсутствие группы латышей. Они уже третий день в верховьях ледника Шини-Бини, а там все время непогода. Не пришлось бы их оттуда вытаскивать. В сумерках пришла остальная часть группы киевлян. Все смурные, молча поставили палатки, и девушка ушла от нас к себе.
В девятом часу только стали засыпать, в палатках киевлян началась ругань и вопли девчонки Тани. Её ругали, она плакала в голос. Видимо у них в группе разлад из-за того, что девушка не может идти так же, как парни. Мы не вмешивались. Все же женщин брать в сложные горные походы не стоит, тяжело им здесь. Это Памир.

22.08.
Сегодня начинаем основную часть похода. Хватит ходить по долинам, пора браться за серьезные перевалы. Рюкзаки несколько потяжелели, но ход неплохой. К обеду вышли к открытому языку ледника Шини-Бини.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
После обеда идем вверх по леднику. За час с небольшим, преодолели первый ледопад. Ледопад суровый, но красивый. Как-то встряхнулись все сразу. Ночлег решили обустроить на пологой части ледника, на его срединной морене. С левого склона долины все время идут камни, стучат очень громко, нервируют, но мы в безопасной зоне.
За чаем несколько поспорили о тактике взятия перевала Шини-Бини, но быстро успокоились и разошлись спать по палаткам. Сегодня красивый желтый закат, полюбовались, пора не затух. Это, наверное, к хорошей погоде на завтра. К высоте уже привыкли, как-то стало комфортнее, сегодня набрали прилично, дошли до 4700 метров.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)

23.08.
Утром звезды были просто изумительны, крупные, яркие. Луна всходила из-за хребта как белый пузырь с тонким серпом по краю. Последняя фаза луны. Все встали в пять утра, не спится, впереди перевал. Холодно за бортом, ветрено, морозно, около – 12 градусов. Все долго копошились в палатках, но, в конце – концов, оделись и стали выползать по одному. Утренний ход самый хороший, не жарко, тишина.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
Подошли ко второму ледопаду, осмотрелись, и полезли вверх. Но поторопились, залезли в такие развалы, что поняли, пути дальше нет. Пришлось спуститься вниз и уйти в сторону на правую боковую морену.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
После 16 часов встали на морене лагерем. Перевальная седловина Шини-Бини уже видна, но не вся, только край. Снежный гребень закрывает остальную панораму перевала. Начальник с Колей Столицыным ушли на разведку, а мы занялись каждый своими делами. Прошли сегодня немного, но по нашим планам все идет нормально. Дошли до высоты около 5000 м.

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
24.08.
Утром было очень холодно, поэтому выходили по мере того как собирались. Минут за сорок поднялись под перевальный взлет. Взлет довольно крутой, высотой метров 150-200, внизу бергшрунд, обычный снежный склон, подмороженный с утра.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
Перед бергшрундом остановились, и первым пошел Столицын Николай с веревками. Бергшрунд легко преодолел, вылез наверх, навесил две веревки, спустился за рюкзаком.
По одному все поднялись на более пологую часть подъёма, и минут за сорок, все были на перевале Шини-Бини.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
То, что мы увидели с перевала, превзошло все наши ожидания. Прямо перед нами огромной глыбой вздымался пик Коммунизма – высочайшая вершина СССР, 7495 метров над уровнем моря. Основанием пику служит Памирское фирновое плато.
Остальные вершины, словно мальчишки рядом с отцом, возвышаются над фирновым плато и обрамляют пик со вcех сторон. Слева от пика цепь высоких вершин и пик Корженевской – 7104 метра. Панорама изумительная. И все эти заснеженные пики, и хребты на фоне фиолетового неба. Погода позволила нам любоваться этими видами. Мы больше часа молча, смотрели на все это, и каждый думал о чем-то, о своем. Вот оно сердце Памира прямо перед нами. Сняли записку группы Карелова Н., они прошли перевал со стороны ледника Турамыс.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)

Дежурные приготовили чай, мы поели, поздравили друг друга с взятием перевала, получили шоколадки. Можно и спускаться, время второй час. Вот где допустили тактическую ошибку, все проявилось позже. Спуск очень сложен и опасен, скалы разрушенные, камешки пролетают, посвистывают. Получил камнем по ребрам с правой стороны, но не очень сильно, как кулаком, но все же неприятно. Прошли с десяток веревок по скалам, и свободным лазанием, и спортивным спуском, и две веревки спускались дюльфером. Долго выдергивали веревки, но выдернули. Оставили два скальных крюка и петлю.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
Вот и солнышко спряталось за хребет, стало темнеть. До ледника ещё очень далеко. Будет, это точно, холодная ночевка. Наша связка – Курочкин Коля, Волчков Толя, Грель Валера и я, выходили к желобу, рассекающий перевал как бы на две части, скальную и ледовую, когда начало темнеть. Первые надели кошки ещё в сумерках, и перешли желоб, а я подошел уже в кромешной темноте. Какие кошки, рук не видно. Закрепил веревку в камнях, а ребята на своей стороне желоба проверили крюк и веревку. Знал, что буду падать. Так и получилось, спустился в желоб, а он метров пять шириной и борта чуть больше метра, сделал два шага и полетел. Веревка не подвела, растянулась и выбросила меня с рюкзаком вверх как из рогатки. Полтора-два метра пробежал вверх и всеми когтями уцепился за камни, ребята меня за шиворот вытащили на полку, где сидели. Несколько минут приходил в себя, не мог отдышаться. Потери минимальные – разбита губа и оборвались пуговицы на штормовке. Группа оказалась разделена на три части. Курочкин в трещине на леднике, на веревку ниже нас, мы трое на скальной полке, рядом с этим желобом, ещё трое на скалах перед желобом, на две веревки выше. Ребята выдернули к себе веревку, чтобы ночью не перебило камнями. Ниже нас ледовый склон на 4-5 веревок.
Ночевка предстояла сидячая и холодная. Так и ночевали. Ребята наверху пристегнулись к веревке, и по мере возможности спали. Курочкин сидел в трещине, это и спасало его от камней, которые ночью шли довольно часто. Мы трое разместились под скалами, которые нас закрывали от падающих камней, на узкой, в две ладони полке, и под ногами такая же полка. Надели на себя все теплое – пуховки, шапки, рукавицы. Одеяла пуховые подстелили под себя, сняли трикони, и укрыли ноги. Подготовились нормально к холодной ночевке. Вот так с 20ч вечера до 6 утра.
Только устроились, как с пика Ошанина, который напротив нас, с самого верха, пошла лавина. Лед и снег падали на ледник с высоты около двух километров. Грохот был ужасный, все осветилось, трение снега вызвало нереальное мертвенно-белое свечение. Закрученные струи льда и снега неслись вниз и сверкали. Все это продолжалось около двух минут. Смолкло и погасло, а по спине побежал ручеек от увиденного, хотя нам ничего не угрожало.
Всю ночь не спали, так как были не привязаны, и во сне могли упасть вниз метров на двести. Чтобы не спать пели песни, изучали звездное небо, моё хобби любителя астрономии пригодилось, рассказывали всякие истории. Волчков Толя сидел ниже нас, между ног вбил ледоруб, и варил три раза за ночь в миске крепкий чай, это нам очень помогало, чтобы не заснуть. Тяжелее всего стало перед рассветом. Тело одеревенело, ноги чужие, и все стало нереальным. Часов у нас не было, время определяли по звездам – один час 15 градусов, ошиблись минут на тридцать. Перекликались несколько раз. Раза три вверху лопались скалы и мимо нас по желобу и через нас по скалам над нами падали камни. Утром из своего рюкзака выгреб кучу мелких камней, он не был защищен скалами, получил удар по колену, не сильный. Во время камнепадов, сна как не бывало. Все имеет начало и имеет конец, вот и ночь закончилась. Повезло, ночь была теплой.

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
25.08.
Лишь только небо засветилось, сразу стали готовиться к спуску. Размяли затекшие ноги, руки, обули трикони, кое-как собрали рюкзаки. Первым пошел вниз Грель, веревки 80 метров, спортивным спуском, быстро. За ним моя очередь. Остановились около Курочкина на трещине. Изредка камешки со свистом пролетают, но все обходится. Толя сбросил нам ещё две веревки, и снова вниз пошел Грель. Солнце уже осветило скалы над нами и камни пошли чаще.
Мне пришлось следить за камнями, а Курочкин страховал Греля. Как только начинали лететь по склону камни, кричал – «камни» и прятался в трещину. Грель Валера внизу прикрывался рюкзаком. Затем вниз пошел я, 80 метров пробежал моментально, хорошо камней не было. На снежном склоне мы с Грелем выкопали ямки, поставили рюкзаки выше и прятались от камней. Камни некрупные, мелочь. Крупные шли по желобу. Ледяной склон заканчивался обрывом метров пяти, а дальше осыпь и ледник. Веревки как раз хватило до осыпи. Спустили свои рюкзаки, следом сами на карабине, дважды через веревку. Спустился за нами начальник, и мы бегом из-под обрыва вниз на ледник Турамыс. Все остальные ребята спустились также. Вот и пройден перевал Шини-Бини. Потери небольшие – две каски, лыжная палка, пиала, так по мелочам.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
На леднике поставили палатки, позавтракали и спать. Спали до шестнадцати часов крепко после бессонной ночи. Подкрепились и бодро вниз по леднику. На леднике много трещин, ледопад, все прошли без проблем, и к восьми вечера вышли на травку к ручейку. Мне что-то нездоровится, разболелась голова, знобит, видимо от нарыва на мизинце правой ноги. Попросил за меня подежурить, а сам залез в палатку. Как только согрелась вода, Курочкин обработал мне нарыв на мизинце и лезвием бритвы вскрыл, крест-накрест. Было больно, но что делать. После ужина приготовили очень хороший глинтвейн, выпили по кружке.

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
26.08.
Утром Грель Валерий подежурил один, меня не стал тревожить. Долго собирались, чистили перышки. Рана на мизинце чистая, сменил повязку, идти стало значительно легче. За два перехода дошли до поляны Сулоева Валентина, где всегда останавливаются альпинисты. На поляне увидели домики и большую палатку. Это оказалась база медико-биологической экспедиции Таджикской Академии наук. Изучают влияние высоты и экстремальных условий высокогорья на организм, работают с крысами. Альпинисты тоже к этой работе подключены. Встретили нас приветливо. Мы расположились ниже базы на ровной поляне. На поляне могила В. Сулоева, известного альпиниста, он умер под пиком Коммунизма, от пневмонии.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
Место очень красивое, кругом белоснежные вершины. С плато часто, через 1-2 часа гремят лавины. Высота 4200 м. Видны макушка пика Коммунизма, пик Корженевской и много других вершин. На поляне тепло, хорошо. Побеседовали с начальником экспедиции Белкиным В.М. , он нам сообщил неприятные новости. Через реки Мук-Су, Сель-Дара и Сауксай нет никаких переправ, ни мостов, ни люлек. Вот тебе и раз. Наш маршрут как раз проложен через эти реки. Встал вопрос – что делать? С выходом на метеостанцию просматриваются два варианта.
Первый – через перевал Кашал-аяк и далее на ледник Географического общества, с выходом в поселок Ванч.
Второй – с метеостанции вылететь вертолетом.
На первый у нас не хватит времени и продуктов. На второй, маловероятно, что сможем заказать вертолет, заброски на метеостанцию уже закончены. Если и прилетит, у нас денег не хватит.
Долго обсуждали ситуацию, предлагались разные варианты, вплоть до возвращения в кишлак Ляхш через два перевала на ледник Бырс, но все нереально, ни по времени, ни по нашей подготовке. Решили сделать радиальный выход на плато под пиком Корженевской и на перевал Птичий (Четырех) на тот, который собирались проходить. Затем вернуться на поляну и вертолетом второго сентября улететь в поселок Джаргиталь. С Белкиным В. переговорили на предмет вертолета, он пообещал посодействовать, тем более они эвакуируют экспедицию.
На вечер нас пригласили к восьми часам на ужин. Естественно приглашение приняли, обрадовались, сварили глинтвейн, взяли чая пачек несколько и пошли в гости. В экспедиции три девушки, готовят и кормят всю команду, постарались они на славу. С хозяевами проговорили до одиннадцати вечера, они расспрашивали нас и рассказывали много и интересно о работе на плато, о международной альпиниаде, о многих других событиях на Памире.
В темноте едва нашли свои палатки. Под грохот лавин с плато уснули.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)

27.08.
Утро ясное и холодное, на траве иней. В половине девятого начали потихоньку выползать из палаток. Вскоре услышали шум мотора, и через несколько минут на поляне приземлился вертолет. Пока шла разгрузка и погрузка, а мы помогали в этой непростой работе, ибо высота. Белкин В. М. переговорил с командиром вертолета и все устроилось. Второго сентября прилетит вертолет, и нас заберут с поляны. После этого сообщения, мы реально можем идти в радиальный выход под пик Корженевской.
Что мы и сделали. В начале двенадцатого, оставив лишни вещи в палатке кают-компании, двинулись в путь. По склону над ледником Фортамбек идет тропа, по ней и пошли. Тропа постепенно спустилась к леднику. Ледник в средней части покрыт мореной, а справа и слева – волны застывшего льда от двух до четырех метров высотой. Разбрелись, кто куда. Но идем бодро, рюкзаки легкие.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
К половине седьмого пересекли ледник Фортамбек и поднялись на зеленую поляну под стеной пика Корженевской у левого края ледника Москвина. Здесь летом была база альпинистов. На поляне полный бардак, ящики деревянные, банки пустые, мусор. Однако в каменной хижине нашли и продукты, что нам понравилось очень. Место, где мы разбили лагерь, очень красивое. Прямо перед нами стена пика Корженевской, пик Четырёх, пики Ворошилова и К. Цеткин, и северная стена пика Коммунизма, от которой начинается ледник Вальтера. Закатное солнце окрасило все вершины в розовый цвет, постепенно переходящий в призрачно-белый цвет снегов. Не верится даже, что это с тобой происходит.
Ужинали за столом, отгородившись от ветра с ледников ящиками и старым брезентом. Завхоз нашел где-то фонарь «летучая мышь», засветил его. Костер горит, греет и освещает, все из ящиков. Живём как белые люди. Долго сидели у костра, когда ещё представится такая возможность.

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
28.08.
Утром пересекли ледник Москвина.
Мы с Толей поднялись на высокий бугор и просмотрели дальнейший путь. После обеда шли дальше, но наш путь оказался непростым, особенно проход в ранклюфте ледника.
К вечеру вышли в карман ледника на ровную морену, здесь и остановились на ночлег. Было решено, завтра подниматься двумя связками. Первая связка на перевал Птичий, вторая связка в седловину 5850 м. и , возможно, на пик Четырёх.

29.08.
Утром я и Валерий Грель отказались от подъема на седловины из-за неважного самочувствия. Все ушли, а мы ещё часа два поспали. Затем встали, попили чаю и стали наблюдать за второй связкой, как она поднимается. Вскоре они поднялись на седловину и скрылись из виду.
Отдыхали целый день, лечились. На осыпи рядом с лагерем нашли несколько небольших друз горного хрусталя желтоватого цвета. В два часа пришли ребята с седловины 5850 м. На пик Четырех не стали подниматься, подъём очень сложный.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
В четыре часа пришли Курочкин Николай с Шурыгиным Игорем. Они взошли на перевал Птичий, сняли записку. Все очень довольны.
Показали ребятам друзы хрусталя, и все потом до вечера на осыпи искали хрусталь. Нашли несколько великолепных образцов.
По нашим планам за два дня спустимся до поляны Сулоева, а потом вертолетом в Джаргиталь. На ночь пришлось выпить снотворное – высота 5300 м.

30.08.
Вот и лето заканчивается. Утром очень холодно. Ночью Головещенко стонал, жаловался, что ему очень плохо. Подстыл несколько. Подлечили таблетками. Вышли в девять часов, и за три с половиной часа по знакомой тропе дошли до поляны «Зеленая гостиница», где уже останавливались. Игорь Шурыгин несет с собой друзу хрусталя, этак килограммов на десять, здоровяк.
Полудневка, как всегда сплошная суета – варим кисель, печем лепешки, стираемся, моемся в большой ванне, которая оставлена на поляне. Дров много, ящики всякие и хлам. Погода отличная, солнце жарит. Кругом пики, ледники, северная стена пика Коммунизма, где ещё такое увидишь.
Приготовили богатый ужин. Любовались закатом, ярким, желтым. Долго сидели у костра, беседовали. Всем стало грустно, завтра поход заканчивается.

31.08.
Утром не торопимся, часам к двум все равно будем на поляне Сулоева. Не спеша собрались, выпили чаю на дорогу, и в девять тронулись в путь с «Зеленой поляны».
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
За час спустились на ледник Фортамбек, пересекли его почти перпендикулярно течению, это наиболее простой путь, и по ранклюфту пошли вверх. Это оказался самый нудный путь за весь поход. Буквально протискивались между крутым склоном и краем ледника. Грязно, пыльно серо. По ручью поднялись на террасу, и вышли по тропе на поляну. Разбили лагерь на своем месте, окопались. Не успели еще, и собраться с мыслями, прозвучал горн, это приглашение на обед. Мы с удовольствием приняли его. После обеда, нас семерых мужиков попросили помочь по хозяйству, надо консервировать хозяйство экспедиции. Мы с удовольствием согласились.
Закатили бочки с бензином наверх, на высоте 4200, это что-то. Начали собирать мусор на поляне, а его, ого-го. Запалили костер, чтобы сжигать мусор, и это было что-то. Бросали в костер всё, и добросались. Начали рваться ампулы, пузырьки из аптечек, а потом так рвануло, что мы полегли. Но все обошлось. До темноты убрались, поляна стала более-менее чистой. Вечером начали подготовку ко дню рождения Греля Валерия (Папы Греля). Вымылись все в душе, причесались.
Мы с Толей дежурили. Накрыли стол в кают-компании, приготовили бутерброды с маслом и икрой, была припасена, открыли банки с паштетами, сварили глинтвейн. Главный повар башкирка Зифа, 180 см роста, приготовила жаркое из мяса сурков. В восемь вечера начался ужин. Игорь Шурыгин поздравил Греля Валеру с днем рождения – 35-летием, вручил скромные, но от души подарки. Поужинав, пели песни, беседовали, рассказывали разные истории из жизни бродяг туристов и экспедиции. И всё это под пиком Коммунизма, черт те как далеко от нашей повседневной жизни. Разошлись уже в полночь. Лето закончилось, звезды по-осеннему яркие и холодные.

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
01.09.
С утра, после завтрака, на который мы пришли по горну, началась обычная лагерная жизнь.
Собрали свои вещи на завтра, и пошли наверх в кают-компанию. Около палатки сидели новые ребята, только что поднялись с ледника Фортамбек, группа альпинистов САВО (Средне-азиатский военный округ). Утром они начали спускаться с Памирского фирнового плато по ребру Буревестника и вот к вечеру уже здесь. Скорее им чай, что мы и взяли на себя.
Группа пришла с ледника Гармо, где три недели вытаскивала труппы погибших московских туристов на вертолетную площадку. Один из погибших был сыном друга Долгих – члена Политбюро, поэтому и таскали. Простых бы оставили там, где погибли. Они военные – приказали и действуй. В поощрение - восхождение на пик Коммунизма, а затем довести до конца эвакуацию погибших. Ребята уже три месяца в горах. Один из них томич, оказались даже общие знакомые. Проговорили до десяти, потом пошли спать. Днем погода была пасмурная, но к ночи облака разошлись и вызвездило.

Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
02.09.
Утро ясное, погода летная, вертолет должен прилететь, тем более альпинисты по рации сообщили, что они на поляне. Встали около семи, дежурного начали теребить, чтобы готовил кофе. Прилетел вертолет.
С первым рейсом покинули поляну трое сотрудников МБЭ и Шурыгин Игорь. После завтрака прилетел снова вертолет. Этим рейсом улетели еще четверо наших.
Пока на кухне пили чай, вновь прилетел вертолет. Теперь наша очередь – Толи и моя. С нами еще летят больной альпинист и киношники. Вертолет приподнялся и опустился – перегруз. Командир командует мне, так как я заходил последним, выходи. Кричу Олегу, давай баллон выбросим, он весит около 80 кг. Выбрасывай! Откуда силы взялись, махом выбросил. Вертолет поднялся метра на три и полетел вниз к леднику Фортамбек. Над ледником провалился метров на сто, дух захватило, и полетел среди гор.
Неудачный 1976 год. Часть 2. Холодная на Шини-Бини. (Горный туризм)
Прощайте плато, поляна Сулоева, пик Коммунизма, команда МБЭ. В иллюминатор вертолета просмотрели свой путь, сверху все проще, кажется. Вот и Бырс, Сугран, Бель-Кандоу, долина Муксу – как будто вновь все прошли, но очень быстро.
Через сорок минут приземлились на аэродроме Джаргиталя. Сильный ветер, песок и пыль. Встретили ребята, и в домике МБЭ накормили арбузом. Через час на Ан-2 вылетели в Душанбе.
Вот и закончился круг, здесь начинали поход, здесь и закончили. Вечером пошли в ресторан аэропорта, отметили очень скромно окончание похода.

-------------------------------
Фотографии: Панкова Валерия и Столицына Николая
(фото подписаны - видно, если навести на них мышку)

83


Комментарии:
5
Отличный рассказ.

1
Крутейший рассказ! Просто супер.

0
На фото "яровский" рюкзак!?

0
Похож, но мне кажется, не он. Яровский, все таки, был большой рюкзак, и широкий.

1
Замечательно! Как будто опять там побывал...Слайды хорошо сохранились! А что за история с гибелью московских туристов на леднике Гармо...кто-нибудь знает?

1
Это две группы московского "Локомотива" по 6-ть человек. Они хотели подняться на ПФП. Одной руководил Пащенко, другой Романов. Одна группа поднималась по "пути Шрамко", вторая по ребру пика Куйбышева. В группе Пащенко в результате трёх последовательных срывов погибло трое, в том числе и руководитель. В группе Романова тоже трое из-за обвала части ледового гребня между пиками Крошка и Трезубец.

0
Спасибо Никита! Не слыхал и не читал...

2
Никита, "другой Романов" это Юрий Романов. Не путать с другим известным локомотивцем, Германом Романовым. Впрочем, молодежи эти имена все равно ни о чем не скажут...


0
И да, тот самый бездонный яровский рюкзак, которому так не хватало стягивающих "фитилей" абалаковского... боковая шнуровка их никак не заменяла...

1
Спасибо большое за рассказ! Очень круто!

0
Спасибо за рассказ! Был в тех местах в 77, 84, и 88-ом, а теперь как будто опять там побывал. Только одно уточнение: фото помещённое в 12.08. скорее относится к 22.08. - это похоже конечная морена ледника Шини-Бини. И начинать спуск с перевала Шини-Бини во второй половине дня - это смертоубийство. Неужели они не читали описание перед походом? Хотя с ледника Шини-Бини все перевалы поганые. Турамысы тоже не слаще - камни свистят как пули у виска, их даже увидеть не успеваешь.

0
Может быть, та фотография, к месту положения никак не была обозначена. Узнаю.
Какие описания перевала перед походом читал руководитель, уже сложно узнать, его давно уже нет. Была ли тогда возможность найти хорошие описания перевалов, тоже сложно сказать.

1
Получается, нужно было оставаться на ночевку на перевале и утром рано спускаться. Похоже именно про эту ошибку они упомянули в дневнике.


0
Добавила еще один кадр всей команды в сборе, предположительно это на перевале ККТ

1
Спасибо автору за историю.
Маленькая поправка - слайд с фото п.Москва и 30-летия Сов.госуд. (третий снизу) помещен в зеркальном виде.

0
Поняла, попробую перевернуть

0
если что - шлите - мигом перевернем.

0
Почему в зеркальном? пик Москва слева, 30 лет справа. По-моему всё верно.

1
это я уже перевернула


Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru