Грани возможного. Часть 3.

Пишет NikolaSvr, 26.09.2017 14:43

Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина)
Будильник отработал подъём. На удивление я спал и проснулся. Проснулся, а не вышел из полудрёмы тяжёлого сна. Начал шевелиться, загоняя кровь в затекшие от лежания на чуть наклонной полке части тела.


Автор: Николай Свиридов.
Фото: Кирилл Тихомиров, Сергей Бахур, Александр Ищенко (г. Владивосток).
https://www.risk.ru/blog/212568 Часть 2.
https://www.risk.ru/blog/212544 Часть 1.
Поход-восхождение на пик Исмаила Сомони (Коммунизма). Часть 3
Будильник отработал подъём. На удивление я спал и проснулся. Проснулся, а не вышел из полудрёмы тяжёлого сна. Начал шевелиться, загоняя кровь в затекшие от лежания на чуть наклонной полке части тела.
Постепенно двигательная возня давала улучшение самочувствия. Вылез на холод, набрал и начал топить снег в реакторе. Пока закипала вода, прогулялся в место именуемое гальюн. Постепенно к закипающей воде и утреннему кофе начал выползать остальной народ. Может и не к кофе, а какой другой надобности, но какая разница. Горячий кофе взбодрил ещё, можно теперь и начинать готовить завтрак. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина)
Гармония тишины. Хорошая погода, и только мы своей вознёй создаём какие-то звуковые колебания. Остальной мир вокруг застыл в своём совершенстве, и нет необходимости передавать это какими-то звуками или мелодиями. Нужно просто на это смотреть. Чувствуешь свою никчёмность рядом с семитысячными громадинами, и понимаешь, кто здесь лишний. Но мы упрямые, и просим ещё два дня, чтобы дотянуться до этих семи с половиной тысяч.
Так за хлопотами и прошло утро, пора собираться. С согласия Максима, оставляю вторую верёвку. Будем идти с одной, и та, на всякий случай. Сбросить 4 кг, когда ты за пределом - это просто праздник, теперь я точно знал, сил хватит, хватит того непонятного запаса который где-то всё-таки есть и припасён именно на тринадцатый день тяжёлого похода и четырнадцатый, восхождения.
Собрались и пошли. По контрфорсу снег перемеживался с каменными выходами и натечными наледями. Смена и чередование поверхности замедляла и без того невысокий темп. Каменные осыпи средние, в кошках нога при постановке на камни скользит, иногда застревает, но выбора нет, приходится приспосабливаться, цепляться и упираться. Выше по гребню
есть ещё несколько мест и площадок для установки палаток, но нам нужна перемычка под пиком Душанбе, и западный гребень, ведущий на пик Исмаила Сомони (Коммунизма). На это у нас есть сегодняшний день.
На одном из привалов подтянулась тройка, которая подымалась с ПФП. Это были гиды с МАЛ Москвина. Они отработали Корженевскую, провесили Бородкина, предоставив клиентам дальнейшую самостоятельность. Вернее руководство Памир-пик позволило им спортивно сходить маршрут Беззубкина, 5Б, на Коммунизма.
Наконец-то, через две недели похода мы встретили других людей, с которыми нам оказалось по пути. Обниматься не бросились, слишком уж все были суровы, встретились без лишних сантиментов.
Наши группы удивительно перемешались, каждый пошёл своим темпом. Погода продолжала нас баловать, но ветерок не давал перегреваться, наоборот, требовал нормальный термоизоляционный слой от холода.
По контрфорсу началось выполаживание. Ноги и лёгкие почувствовали уменьшение угла и обрадовались, а выше просматривалось примыкание с основному гребню. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина)
На перемычке пика Душанбе

По гребню мне оставалось пройти ещё немного, и в понижении, в мульде, уже ставятся наши палатки, суетятся гиды, со своей. Это точка сегодняшнего дня. Потом был перекус, потом ужин. Познакомились с нашими соседями: Лев Пантюхин (г. Киров), Ищенко Александр (г. Владивосток) и Черемных Артём (г. Екатеринбург). Договорились с ними о совместном завтрашнем восхождении. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Маршрут на пик Коммунизма с запада
Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Лагерь 7000 на перемычке гребня к Сомони
Утром выход в четыре, значит подъём в три. Ночёвка была тяжёлой, иногда проваливаешься в сон, просыпаешься, опять пытаешься уснуть, проваливаешься, снова тревожно просыпаешься. В три часа пришлось подыматься, лучше вставать, чем такой сон.
Всё конечно очень медленно. Вылезаешь из палатки в ночную зиму. Слышна возня в соседних палатках. Пленные на 7000 метров готовятся куда-то идти. Подключаю морально-волевые и втискиваю ноги в приготовленные пластики с бахилами и кошками. Всё, путь обратно в палатку в ещё не остывший спальник отрезан. Теперь опять надо раскачать организм всеми способами до состояния астматика второй степени. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Утренние сборы на восхождение
Психологически настраиваюсь на мотиватор - один за всех и все за одного. Все молча собираются наверх, иногда обмениваясь дежурными вопросами, каждый настраивает свой организм по личностным выработанным схемам. Наконец готов кипяток, можно глотнуть кофе. Убеждаюсь в который раз, перед восхождением, что больше ничего не лезет. Надо ещё заварить чай в
термос. Рюкзак оставляю, всё одевая на себя. Оставляю фотоаппарат, хотя потом получу за это замечание, да и у самого будет неприятный осадок, что не сунул во внутренний карман пуховки. Но отмороженные мозги, недостаточно снабжаемые кислородом, требуют минимума и возню на морозе с голыми руками отвергают. Поэтому, не беру вторые рукавицы, о чём опять буду сожалеть. Ноги мерзнут, и хотя стараюсь двигаться, но замерзают не отогреваясь. Надежда, что оттают при ходьбе при более интенсивном движении.
Кто собрался и готов дожидается остальных переминаясь с ноги на ногу. Наконец выходим, и фонариками освещая узкий гребень отправляемся в сторону чёрной громадины впереди. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Пик Ленинград, вершины хребта Петра 1 и тень пика Сомони
Ноги если и согреваются, то очень медленно. Но процесс дальнейшего замерзания ног точно остановлен. Мёрзнет рука, в которой держу ледоруб. Приходится его периодически перебрасывать в другую руку. Тройка - Лев Пантюхин, Максим и Кирилл убежали вперёд. Следующие идём я, Черемных Артём, Витя. Замыкают Ищенко Александр и Сергей, которому что-то не здоровиться сегодня, вернее идётся ещё хуже чем мне.
Прошли изломанный западный гребень до стены и начали траверс с набором высоты склона. Идём по фирну, срезая в направлении выхода камней. Уклон крутой, но не предельный, наледи переходим на передних зубьях в три такта. Перила не вешаем, верёвка у Кирилла в рюкзаке. Идём тем темпом, которым можем, с остановками, передышками. Примерно метров четыреста в час по горизонтали. Каменная громада справа, пятисотметровая стена вверх впечатляет. И хотя уже появилось солнце, оно за стеной, а мы на теневой стороне, и согреет нас ещё не скоро. Вернее, только подогреет на пару тройку градусов. И всё-таки мы идём, преодолевая шаги - полтинник за полтинником, час за часом. Вот уже передовая тройка выходит вверх на северный предвершинный гребень. Они останавливаются, отдохнуть, погреться на солнышке и подождать нас. Внушает опасения облачность,
которая не хочет рассеиваться, а наоборот сгущается. Ветер пригоняет ещё облака. Становится понятно, что ресурс времени на восхождение быстро тает. Ребята минут пятнадцать терпеливо нас дожидаются. Максим предлагает чай, отказаться невозможно, и сто грамм тёплой живительной влаги добавляют сил.
Максим с Кириллом отправляются по гребню к вершине. Ещё два человека в нескольких минутах, и я перевожу дух, вернее дышу. Подымается Витя, ему тоже достается кружка чая. Лев Пантюхин остаётся подождать своих, а мы вдвоём с Виктором уходим к вершине. Гребень острый, снежный, крутоватый, но по левой стороне гребня двойка пробила тропу.
Через полчаса подымаемся на вершину, где и встречаемся со своими. Кирилл тоже не брал фотоаппарат, у него всё-таки верёвка, и я получаю нагоняй за свой оставленный фотоаппарат. Разруливает ситуацию подошедший Ищенко Александр, он делает снимок нашей группы на свой смартфон. Всё погода заканчавается, начинается метель, пора спускаться. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Группа на вершине Сомони
Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Сергей на вершине Сомони
Навстречу подымался Сергей. Кирилл остался с ним наблюдателем. Гиды провесили нашу верёвку на верхнюю, фирновую часть спуска с гребня. Проперилил ёё, а дальше уже спускался всевозможными способами. Не гнушался и на три такта. Даже, наверное, это был самый продуктивный способ, учитывая недосып. Чуть пониже на траверсе, пошёл спиной, на фирновых участках разворачивался опять лицом. Выяснилось, что в бахилах соскальзывали кошки, именно на спуске. Наверное, надо было увеличить размер. После второго раза кардинально вмешался, снял бахилы, в кошках на ботинки пошлось нормально. Ноги уже отогрелись.
В общем, на спуске мы разбрелись. Группу гидов я пропустил. Меня бодро
обогнал Кирилл ещё в самом верху. В начале гребня в пику Душанбе сидел Максим, вместе немного подождали Витю. В пределах видимости показался и Сергей. Максим с Витей ушли, я ещё немного посидел. Начинался гребень, и вверх уже плёлся медленно, с частыми передышками. Сергея опять потерял из вида. В лагерь пришёл в 12.15 на последних морально-волевых. Залез в палатку, здесь не дуло и все дремали
Ещё через час пришёл Сергей. Ещё через час гиды ушли вниз, а мы приняли решение ночевать и занялись обедом. Потом ужином. Потом как-то спалось.
Утром погода была получше, случалась видимость в просветах, но было непонятно, сколько она продержится. Хотелось быстро собраться и уходить, но получалось слишком по эстонски. Пока по одному вылазили, пока что-то варили, пока собирались, складывали палатки - вышли в 10 часов. Вчерашних следов ушедших гидов не осталось.
Но нам вниз по контрфорсу до 6500, тут не заблудишься. Традиционно лоси убежали вперёд, а я с Витей пошли последними. Ещё оказалось, что лоси шли широким шагом, у кого длинные ноги, у кого палки, и я с ледорубом не попадаю в их следы. На глубоких местах тормозил. Витя шёл выше следом. После 6500 ушли на склон. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Спуск. На гребне пика Душанбе
Передние шли как-то вниз, пытаясь нащупать путь при плохой видимости. Получался бестолковый свал с перепрыгиванием бергшрундов и трещин. В одну попал я, но успел выкатиться вниз, в другую Витя, выбрался тоже самостоятельно.
Внизу на ПФП собрались, спуск занял три часа. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Опять на Фирновом плато. Погода не балует
Попили чая, и как-то отвлеклись на подходившую группу-сборную, руководитель из Москвы. Был мужик из Гродно, хотел закрыть барса, думаю, у него получилось, но точно не знаю. (Хотелось бы узнать имя и фамилию, может, кто подскажет). Все поздравляли нас с успешным восхождением, вести про нас уже спускались в базовый лагерь. Из-за усталости торжественности не чувствовалось, только усталость и желание посидеть подольше. Пока трындели, забыли перекусить, проговорили, а потом спохватились, время, встали и пошли. Это вниз нормально шлось, а вверх, с плато, без харчей пошлось туго и медленно. Но была тропа, что экономило частично последние наши силы.
Следующей группой, встреченной на подъёме, был российский спецназ, эти ребята были немногословны, да и на тропе не поговоришь. Замыкали пул три иностранца, одна девушка, которую вели посредине на верёвке как невольницу двое мужиков. На привале, около стоянки Восток, начали шарить по карманам, что у кого есть, но всё подчищено, а ускоренно ещё более портящаяся погода, не распалагала к потрошению рюкзака для добычи мясных продуктов. Закусив губы, на последних запасах гликогена в печени и мышцах мы поднялись на стоянку 6200 (груди). Стоянка свободна, и мы расположились на готовых утрамбованных старых местах от палаток. Сразу перекусили, а потом уже ставили лагерь и занимались другими вечерними делами. Периодически начинался снег, потом переставал.
Ночью я возвращался из запредельной зоны самочувствия. Наверное, если бы не подъём, то спал бы весь следующий день. Если кто-то не верит, что можно отлично поспать на 6200, просто сходите на Сомони (Коммунизма), я тоже раньше не верил. Хотя после Ленина на Раздельной спалось тоже замечательно. Утром, по тому, как была подзанесена палатка, стало понятно, что метелило, но всё проспали. Обрывки плохой погоды периодически закрывали солнышко, но солнечные периоды увеличивались, а облачные сокращались. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Красота внизу с ребра Бородкина
Мы пошли на спуск по Бородкина. Уже на первых перилах, навстречу снизу подымались восходители. Им то, не спалось. Чтобы не задерживаться и не паровозить, решили работать со своей верёвкой и сделали себе спусковые перила параллельно. Так и свалили рядом, пробивая спусковую тропу. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Встречными курсами на ребре Бородкина
Все идущие навстречу поздравляли нас с горой, но торжественность момента всё-таки была ещё где-то внизу. В ответ, просто дежурно благодарили и желали удачного восхождения и здоровья, что бы его хватило сходить и спуститься. Наверх отправился весь лагерь. В череде восходителей был и известный актёр Григорий Антипенко, но узнать его в одежде и маске не получилось. Да как-то было не до автографов, ни нам, не ему.
Так и валили, сбрасывая вертикальные метры по глубокому снегу. Проблемы с длинными шагами оставались. Иногда попадались участки льда. Проходил их не спеша, на три такта.
Вышли на скалы, устроили перекус по полной программе. Рядом с нами перекусывал и последний подымающийся из лагеря альпинист. Возраст не позволял ему спешить. Нашлось конечно о чём поболтать, и после перекуса каждый пошёл в своём направлении. Поддержали его баллоном газа.
Дальше спуск по камням, снял кошки. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Подушка ребра Бородкина и ледника Вальтера
Немного неуютно было на подушке, в нижней части ребра Бородкина, в ботинках. Снег от лавин спрессованный, скользкий и неровный, пришлось кошки снова надеть. Упал темп у Кирилла, ему что-то не пошлось, но причину не спрашивал, а он не жаловался. Так он стал замыкающим, из видимости я его старался не выпускать.
Собрались на леднике. Оставалось просто прийти на поляну Москвина. Максим с Витей оценили это в сорок минут. Я в три часа. В результате
они с Сергеем дошли за два часа, а мы с Кириллом за три. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) По леднику Вальтера к поляне Москвина
Я подошёл к столовой, где громоздились рюкзаки уже дошедших после полдевятого вечера. Кирилл через десять минут.
Приятно было съесть в столовой традиционный бесплатный ужин от Алишера. Но усталость валила с ног, и свалила. Спалось ещё лучше, чем на "Грудях".
Потом мы отдыхали. Наконец начало приходить ощущение того что нам удалось свершить. Наконец появилась и укоренилась мысль, что самое главное и тяжёлое этого похода позади, и теперь осталось просто доработать на хорошем взятом темпе, не заглядывая в красную зону. Отдыхали весь следующий день, восстанавливались. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) МАЛ поляна Москвина
Утром второго дня поступило предложение улететь послезавтра на санитарном вертолёте, в группе сопровождения заболевшего туриста, которого по страховке вывезут в Джиргиталь. Мы согласились, только Кирилл был не очень доволен и хотел продолжения похода по плану через перевал Курай-Шапак. Но подчинился общему решению - лететь.
Возникла необходимость сходить за нашей бочкой на леднике Фортамбек.
Следующий день Максим, Сергей и Кирилл отправились за заброской. Памир быстро не ходится, а ледники Вольтера и Фортамбек, с их состоянием, тем более. Целый день и немного от ночи понадобилось им троим, для выполнения миссии. Пришли в 22.30 с фонарями. Голодные. Ужин они поглотили моментально, но его было явно мало. И Кирилл, к неудовольствию соседних палаток ещё долго, целый час, хомячил шурша упаковками забросочных продуктов. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Вечер на Москвина. Мечта реальности
Мы улетели с заболевшим 8 августа. У ребят, сопровождавших его, получилось сходить Коммунизма и помочь спуститься своему больному товарищу, который их подождал на плече Бородкина. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Подлетаем к посёлку Джиргиталь
Ода золотой бочке.
Бочку назвали "золотой" со слов Сергея, после того, как его жена узнала во сколько нам обошлась покупка бочки + продуктов + транспортировка в Душанбе + доставка вертолётом на поляну Сулоева. Сумма получилась чувствительной для кошелька, но давала высокие гарантии и уверенность, что мы получим всё необходимое в целости и сохранности в нужном месте. Не получалось собрать и отправить продукты по приезду в Душанбе, из-за отсутствия графика полётов вертушки. Пришлось отправлять через Памир-пик во время заброски всего и всех на МАЛ, а это раньше нашего прилёта. С другой стороны, все были заранее предупреждены и готовы нести расходы
по комплектации и отправке заброски. Возня с ней началась ещё в Минске. Сначала каким-то чудом, с третьего раза удалось продукты и всё необходимое вместить внутрь. Потом найти компанию, которая взялась бы доставить такой груз. Причём выяснили, что нельзя перевозить мясные продукты, и всё мясо постоянно пришлось тащить с собой. Но мясо, это не весь груз. Офис и терминал фирмы доставщика оказался в аэропорту и потребовалась доставка бочки туда.
Правда компания сообщала о этапах транспортировки и в срок выполнив все обязательства, передала груз Памир-пику. Дальше из Душанбе сообщили, что бочка на поляну доставлена, и указали место где её выгрузили. Поэтому сомнений, что она оказалась где надо у нас не было.
Когда пришли на поляну Сулоева, бочка в прямом смысле начала нас кормить. Сначала нештяками, пожираемыми после голодного треккинга. Потом и продуктами на десятидневное восхождение. Когда выгрузили её содержимое, думаю каждый подумал, что бы было, если бы это пришлось на себе тащить :( Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Золотая бочка на поляне Сулоева
Это только первая часть истории. На Сулоева бочку перепаковали, оставив продукты, вещи и снаряжение на обратный путь. И отнесли с превеликими усилиями вниз по Фортамбеку к тропе по которой планировали возврат.
Потом бочка кормила нас восемь дней пока длилось наше успешное восхождение на пик Сомони и спуск в МАЛ. Ещё в МАЛе мы подъедали продукты из бочки с восхождения.
Потом стечение обстоятельств, ожидание санитарного вертолёта, вынудило организовать выход за бочкой и продуктами и доставкой её в лагерь. Продукты у нас уже заканчивались, и опять удачно и вовремя она начала нас подкармливать. За продукты со склада МАЛа, нам удалось нашу золотую бочку продать. Бочка нас подкормила свежими овощами, сладостями, яйцами, другой едой, которая была поглощена буквально за вечер. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Бочка кормилица и её детки
Частично, мы продолжали питаться продуктами из бочки и в Душанбе. А на деньги, вырученные за последние газовые баллоны, сходили в кино. Вот такая получилась мамка и кормилица. И действительно, потраченные деньги окупились. И я думаю, золотая бочка останется одним из значительных воспоминаний об этом походе.
Итоги вместо выводов и рекомендаций.
Пройден интересный и сложный маршрут. Грани возможного. Часть 3. (Горный туризм, Пик Душанбе, пик Сомони, пик коммунизма, ребро Бородкина, поляна москвина) Маршрут с картой
То, что задумывалось, и казалось отчасти невозможным, стало реальным и реализованным. Получилось неплохо проэкзаменовать свои умения, возможности, снаряжение и физическую форму.
Последнее время возникла устойчивая традиция - каждый год кому-то пересекать Памирское Фирновое Плато. В этом году была наша очередь.
Интересен ещё один факт. Последний раз похожим маршрутом группа из Беларуси проходила в 1978 году.
В 1978 г. успешным был горный поход VI категории сложности спартаковцев (рук. – В. Ганопольский) на Северо-Западном Памире с первопрохождением перевального пути через Памирское фирновое плато с ледника Фортамбек на ледник Беляева (Гармо) со спуском по 800-метровой скальной стене. Наградой им были бронзовые медали, а также (теперь уже – 20 лет спустя) сознание того, что никто, кроме них, не осмелился спуститься с Памирского плато (или подняться на него) по проложенному пути. Источник – «Спортивный туризм в Республике Беларусь (1949–1999)», статья.
ПФП - лед. Беляева. Туристское первопрохождение, Ганопольский В. И., Минск, 1978 г. Западнее п. Крошка, на спуск. Второе прохождение – Синявский Н. М., Москва, 1980, также на спуск. Но подъем не пройден. Памирское фирновое плато. Обзор. А. Джулий. 2015 г.
Нами оценён пройденный маршрут как пятёрка техническая. Проведено восхождение на пик Сомани по сложной, но самой прямой линии Сурган – Шини Бини - ПФП - Коммунизма. Спуск по традиционному, народному маршруту ребра Бородкина. Погода нам благоволила, просто баловала, спасибо ей.
Неплохая индивидуальная техника и физическая форма позволила всё делать в запланированные сроки, без восстановительных отдыхов и вынужденных отсидок. Наши возможности оказались сопоставимы с нашими желаниями. Приятно было, как бонус, пролететь на вертолёте с базы Москвина в Джиргиталь и полюбоваться горами Памира с высоты птичьего полёта.

47


Комментарии:
2
Простые слова, за которыми нелёгкое восхождение. Воспоминания о таком не стираются.
Панегирик "золотой" бочке - прелесть!
Спасибо за интересный рассказ и красивые фото!

0
>"Пик Корженевской и тень пика Сомони"
Из облаков (правеее "тени Коммунизма") слева направо торчат: п.Ленинград (из-за него выглядывает п.Е.Абалакова), п.Москва и п.30-летия Сов.Государства. Поправьте, пожалуста.

0
"Был мужик из Гродно, хотел закрыть барса, думаю, у него получилось, но точно не знаю. (Хотелось бы узнать имя и фамилию, может, кто подскажет)"
- это Эдуард Максимчик из Гродно, мы шли вместе, у него получилось, но не Барса, т.к. без Победы.
Привет! :)

0
Отличный поход , поздравляю вас, ребята! Буревестника тепепь нечасто ходят, так сказать экзотика.

0
Обработанные авторские фотографии по нашему походу можно посмотреть на http://kir2003.ru/?p=1698 думаю не пожалеете

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru