82х4000 для Лив!

Пишет Елена Дмитренко, 26.09.2018 14:19



В этом сентябре француженка Лив Санзо завершила для себя проект "82х4000 в Альпах", взойдя на Эгюй-Бланш-де-Пётерей (4107 м) и Гран-Пилье-Д'Англь (4243 м). Её напарником на этих восхождениях стал швейцарец Роже Шали.
Мне посчастливилось побывать на презентации Лив, посвящённой этому проекту, в дни женского фестиваля альпинизма в Шамони минувшей зимой. Она с горящими глазами рассказывала о своей любви к горам, альпинизму и приключениям. На следующий день мы встретились за чашкой чая, так что у меня была возможность расспросить её.


Лив Санзо (Liv Sansoz, 1977 г.р.) – легенда французского скалолазания, дважды чемпионка мира (трудность: 1997 и 1999), трижды обладательница Кубка мира (1996, 1998 и 2000), вторая в мире женщина (после Жосун Бересиарту), одолевшая категорию 8с+.
После завершения спортивной карьеры Лив посвятила всё своё время своей главной страсти – горам!


82х4000 для Лив! (Альпинизм, лив санзо, 82 четырёхтысячника альп, горы, альпинизм, шамони, альпы, проект, женский альпинизм, женщины и горы)
Фото: alpinemag.fr

- Лив, что вдохновило тебя взойти на 82 четырёхтысячника Альп?
Несколько лет назад я взошла на один из четырёхтысячников, и меня поразило то, насколько там красиво. Я подумала: почему бы мне не совершить восхождения на все оставшиеся? Я решила использовать разные средства – например, когда это возможно, использовать параплан.

- Получилось, что ты, вроде, и дома – в Альпах. И в то же время в экспедиции.
Это точно! Когда я только начинала этот проект, я думала, что из этого получится одна большая экспедиция, но на самом деле получилось 76 экспедиций. (На момент записи интервью Лив взошла на 80 вершин, ей оставалось ещё две – прим. ред.)

82х4000 для Лив! (Альпинизм, лив санзо, 82 четырёхтысячника альп, горы, альпинизм, шамони, альпы, проект, женский альпинизм, женщины и горы)
Бланш-де-Пётерей (4 112 м). © Robert Schaeli

- Параплан пригодился? Получилось слететь с каких-нибудь вершин?
Да, нам удалось слететь с Алечхорна, Дан-Бланша, с Монблан-дю-Такюль и Эгюий-де-Бьоннасе. Но когда я только планировала всё, я думала, что мы будем летать чаще, на деле всё оказалось иначе, наверху почти всегда дул сильный ветер, так что летать не представлялось возможным.

- Когда ты начала летать на параплане?
Много лет назад, но мне пришлось оставить это занятие на время, потому что я стала посвящать много времени соревнованиям по скалолазанию. Я вернулась к парапланерному спорту, когда переехала в Шамони 7 лет назад.

- Это был довольно большой перерыв?
Да, потому что довольно сложно совмещать всё сразу. Полёты на параплане требуют много времени, особенно если ты хочешь расти в этом деле, улучшать свои результаты. А мне, помимо полётов, нравилось лазать, кататься на лыжах. Очень трудно найти время для всего. Приходится делать какой-то выбор.

82х4000 для Лив! (Альпинизм, лив санзо, 82 четырёхтысячника альп, горы, альпинизм, шамони, альпы, проект, женский альпинизм, женщины и горы)
На траверсе Юнгфрау-Мёнх. © Бен Тиббетс/Salomon

- Ты ведь и в соревнованиях по ледолазанию участвовала?
Да, впервые это было в 2001 году. Ледолазание очень интересно и красиво, но не могу сказать, что это моё любимое направление. Мне, конечно, больше нравится лазать по скалам. Ледолазание это довольно сложно, что затрудняет, помимо прочего, ещё и то, что сезон очень короткий. Особенно в последнее время, когда зимы такие тёплые. Хотя этой зимой в Шамони было много снега, и было достаточно холодно, так что можно было лазать.

- Многие стремятся переехать в Шамони, потому что это место, где ты можешь встретить много скалолазов и альпинистов, осуществить задуманные проекты, найти себя и своих людей.
Конечно, Шамони – великолепное место, но у меня есть такое чувство, и, может быть, я не права, но всё же… Мне кажется, что, в основном, здесь все лазают со своими друзьями. То есть вот у меня есть друзья, я их знаю, я им доверяю, я уверена в них на 100%, и мне было бы сложно лазать с кем-то новым и участвовать с этим человеком в каком-то проекте. То есть мне кажется, что уже есть сформированные группы людей, которые делают что-то вместе. Возможно, новые люди могут объединиться с другими новыми людьми. Но те, кто живут здесь уже много лет, всегда держатся немного обособленно.
Если я, например, хочу взойти на какую-то вершину, то мне надо найти человека, который тоже захочет взойти на ту же вершину, в том же стиле. И тогда я ищу кого-то достаточно сильного для этого проекта. Это один подход. А если я изначально хочу сделать что-то именно со своими друзьями, то я обращаюсь к ним и говорю: давайте сделаем что-нибудь классное этим летом, у меня вот такие идеи, а у вас? И потом мы делаем общий проект. Это уже совсем другой подход, и он мне ближе.

- А с другими женщинами ты часто в горы ходишь?
Я много раз пробовала лазать с женщинами, и это здорово. У меня есть несколько напарниц, с которыми мне очень комфортно, у нас хороший уровень взаимопонимания. С мужчинами обычно немного комфортнее, но бывает по-разному. Если это кто-то из друзей, он не будет спрашивать готова ли я, хочу ли я пойти первой на участке, он знает, что я могу. А некоторые решают, что мне лучше не идти первой, и тогда я говорю, что могу, что для меня это не проблема. То есть существует небольшая разница, но в целом, мне нравится лазать и с мужчинами, и с женщинами.

82х4000 для Лив! (Альпинизм, лив санзо, 82 четырёхтысячника альп, горы, альпинизм, шамони, альпы, проект, женский альпинизм, женщины и горы)
Лив с Катрин Дестивель после презентации на вечере Grit&Rock, Шамони

- Поводом для нашей с тобой встречи сейчас стал фестиваль женского аутдор-кино. Как ты считаешь, нуждаются ли современные альпинистки, скалолазки, фрирайдерки в поддержке?
Я думаю, [женский фестиваль в Шамони и гранты Grit&Rock] это замечательный проект! Я думала об этом сегодня утром, мне кажется нам нужно оказывать поддержку женщинам и новичкам, чтобы у них было больше знаний и опыта.

- Десять лет назад в России организовали женский Кубок по альпинизму, затем он перерос в женский фестиваль, который ездит по разным странам мира. Существует даже премия для женских команд, «Стальной Ангел». Но и спустя десять лет в России женщины по-прежнему испытывают некоторое давление со стороны. Многие считают, что если женщин не поддерживать в альпинизме, то они перестанут наконец лазать по горам (во всяком случае сложные маршруты) и будут сидеть дома в безопасности. Я утрирую, но… Ощущаете ли вы что-то похожее у себя во Франции?
Мне кажется, что мышление очень сильно изменилось за последние 10 лет. Сейчас женщины не просто следуют за своими мужьями, зачастую именно они – организаторы и лидеры во многих сферах. Женщины хорошо лазают, могут делать всё правильно, и постепенно это всё больше принимается в обществе. Я думаю, это просто вопрос времени. То, что женщины могут заниматься ледолазанием, подниматься высоко в горы, пролезать сложные участки – всё это помогает поменять мышление людей. Даже здесь, в Шамони, найдется 1 или 2 человека, кто скажет, что женщинам не место в горах. Да, такие люди есть, но их уже очень мало, сравнивая с количеством тех, кто нас поддерживает. Конечно, женщина менее сильная, например, я, не способна нести 60-килограммовый рюкзак. Но в большинстве случаев мы хорошо со всем справляемся.

82х4000 для Лив! (Альпинизм, лив санзо, 82 четырёхтысячника альп, горы, альпинизм, шамони, альпы, проект, женский альпинизм, женщины и горы)
Грюнхорн (4043 м). © Бен Тиббетс/Salomon

- Существуют ли какие-то специальные курсы по скалолазанию или альпинизму для женщин?
- Да, у нас есть целое сообщество Lead the Climb для женщин, его деятельность направлена на то, чтобы помочь женщинам обрести большую независимость. Также есть горная академия от Salomon, в которой мы учим женщин основам безопасности, даём необходимые знания.

- В декабре в Москву приезжал Питер Хабелер, и я водила его в Пушкинский музей. Он тогда спросил у меня, как мне кажется, почему практически нет женщин-художниц. Ну и я обратила в ответ его внимание на то, что мы находились среди экспозиции, посвящённой 17-17 векам. В то время женщин не учили рисовать.
Конечно нет, в то время женщины воспитывали детей.

- Если женщин не учить альпинизму и скалолазанию, конечно, они не смогут этим заниматься.
Именно. У нас те же способности, что и у мужчин, здесь не может быть сомнений. Как я уже говорила, может, мы не можем тащить раненого мужчину, в то время как другой мужчина может. Но у нас хорошие способности, мы умны, выносливы.

- Ты много участвовала в соревнованиях, как это повлияло на тебя и на твою жизнь?
Мне кажется, соревнования учат преодолевать себя. Каждые соревнования ты сталкиваешься с определённым давлением, стрессом, сомнениями. Это научило меня доверять себе и быть сильнее, справляться с трудностями.

- А сейчас ты интересуешься соревнованиями? Смотришь их? Следишь за трансляциями?
Иногда, если я не в горах. Я стараюсь следить за ними, потому что мне интересно, куда движется спортивное скалолазание. Но сама я предпочитаю ходить в горы. Мне нравится быть подальше от толпы, быть частью чего-то важного вместе с друзьями. То, что происходит между нами там, то, чем мы делимся друг с другом в эти моменты – для меня всё это имеет огромную силу. Когда вы одни в горах посреди снегов – это невероятно. И для этого даже не нужно лететь куда-то далеко, в Непал, всё это можно найти и здесь. Однажды мы проходили маршрут, который усложнился из-за большого количества снега и плохих погодных условий, так что вместо двух дней мы провели в том месте целых четыре. Это не было запланировано, но именно это – самые лучшие моменты.

82х4000 для Лив! (Альпинизм, лив санзо, 82 четырёхтысячника альп, горы, альпинизм, шамони, альпы, проект, женский альпинизм, женщины и горы)
Финстерархорн (4274 м) © Бен Тиббетс/Salomon

- Какое восхождение в проекте далось тебе тяжелее всего?
Технически это был не очень сложный маршрут, но мне не очень хорошо давались сыпучие участки, так что наверно Монт-Бруйар был одним из таких. Там было много живых, падающих камней, поэтому было страшно. Ещё были отвесные участки, на которых было не просто.
А самым сложным для нас, наверно, был Пилье-дю-Дьябл. Мы тогда несли парапланы, рюкзаки были очень тяжёлые.

- Были дни, когда вы совершали по два восхождения в день?
Да, каждый раз, когда у нас была возможность взойти на 2-3 вершины за день, мы делали это.

- Почему ты приостановила проект прошлой осенью?
По нескольким причинам. В апреле я получила травму, и на 5 недель выбыла из строя. Было обидно, потому что май и июнь –хорошие месяцы для альпинизма, но из-за травмы я не могла продолжать. Я потянула мышцу… (показывает, где – прим. ред.). А ещё было очень холодно, - 20С, мы долго ждали помощь, всё это время я не двигалась и в итоге поморозила большие пальцы на ногах. Так что мне пришлось ждать 5 недель, я потеряла много времени. А потом я решила использовать параплан как можно чаще, но летом с полётами в Шамони есть трудности, поэтому я решила ждать осени. А в сентябре слишком сильно дуло.

- Когда ты начала проект?
В марте 2017. К моменту, когда я получила травму, мы прошли уже 38 вершин. Я расстроилась из-за травмы, но в тоже время я понимаю, что это большой проект, и много всего может произойти за это время – ты можешь разбежаться с кем-то из партнеров, потому что довольно трудно организовать всё с более чем двумя десятками человек. В январе кто-то может сказать – конечно, я иду с тобой в июле. А потом в июле ты слышишь: Нет, я не могу. Так что всегда много факторов и деталей, которые могут измениться.

- Ты никогда не ходила в одиночку?
Нет, я не хочу оказаться на леднике без верёвки. За время этого проекта я трижды падала в трещину. Но я была на верёвке. Несколько моих друзей в разное время погибли на ледниках, так что для меня здесь не может быть никаких сомнений – я не пошла бы одна.

- Ты хотела бы когда-нибудь подняться на 7000?
Вряд ли. Там очень красиво, и я бы хотела поехать в Тибет, увидеть эти горы, но на это нужно очень много времени и денег, при том что на классических маршрутах там нужно не так много лазать. А мне интереснее всего именно это. К тому же такая высота разрушает тело и мозг, это вредно. Если я ем полезную еду, забочусь о себе, зачем мне делать что-то, что разрушит мои нейроны, ухудшит мою память. В каком-то смысле такие горы гораздо сильнее, чем мы. Я принимаю это, мне нравится на них смотреть, но я знаю, что они сильнее меня.
Есть много хороших вершин высотой до 6000 и чуть выше, этого достаточно.

82х4000 для Лив! (Альпинизм, лив санзо, 82 четырёхтысячника альп, горы, альпинизм, шамони, альпы, проект, женский альпинизм, женщины и горы)
Фото: Бен Тиббетс

Некоторые из напарников Лив по проекту довольно известны. Так, 23 восхождения она совершила с Колином Хейли. А траверс Интеграл-де-Пётерей, в котором находятся последние вершины в списке Лив - с Роже Шали. Конечной точкой траверса стала вершина Монблана, откуда они улетели на парапланах.

Во время реализации своего проекта Лив не пользовалась подъёмниками, старалась не использовать авиалинии для передвижения между районами и, когда возможно, ездить на велосипеде – её личный небольшой вклад в бережное отношение к природе.



Список четырёхтысячников Альп


Материал подготовили: Елена Дмитренко, Светлана Шовковая

90


Комментарии:
1
На Кавказе четырехтысячников в два раза меньше. Интересно, кто нибудь пробовал на все подняться?

0
Да ну, на Кавказе четырёхтысячников в разы больше, чем 82.
В одной только Осетии 60 - 70 можно насчитать.
А вот подняться на все пятитысячники Кавказа вполне возможно, хотя тоже непросто, конечно.
Я знаю по крайней мере одного человека, кому это удалось (правда, за исключением горы Арарат).
Думаю, что и ещё есть такие люди

0
Увы, на Кавказе такое невозможно сейчас из-за границ....

0
Можно, с грузинской стороны. По поводу количества, я тут смотрел, похоже на правду, если считать всевозможные западные, восточные, центральные за одну вершину.

1
В районе Адырсу не меньше 15 четырёхтысячников. А а каталоге Peak finder есть только Лацга. А где Уллутау, Джайлык, Тютюбаши итд

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru