Ташкентский апрель.

Пишет Aibolit, 03.05.2017 08:01

Ташкентский апрель. (Альпинизм)
Зимний Чимган. Фото Григория Требисовского
Из серии: Записки альпинистского врача.
Апрель... В Ташкенте это был самый лучший месяц года. Это было время, когда ещё не наступила тяжёлая азиатская жара, когда почти из каждого ташкентского двора доносился на улицы нежный и волнующий запах сирени, когда по утрам идут короткие тёплые дожди, когда на базаре вдруг появляются в огромном количестве красные чимганские тюльпаны и дикорастущие лилии, а женщины, самые красивые в мире, ташкентские женщины, вскормленные на прекрасных продуктах с богатых ташкентских базаров, выходили на улицу голоногими и обнажали свои восхитительные плечи.



На главном перекрёстке Ташкента, улиц Ленина и Карла Маркса, стоял регулировщик с погонами старшины, мастер высокого класса. Он был невероятно смугл, и носил будёновские усы. В апреле он стоял уже без шинели, движения его подтянутой фигуры были безукоризненны, а на белой гимастёрке горели на Солнце три ордена Славы. На его голове лихо, с фронтовым шиком сидела форменная милицейская фуражка, и Сам - хозяин Ташкента и всей республики, бывший тяжело раненный младший политрук, проезжая перекрёсток в чёрном "Волгешнике", приветствовал его, всеобщего ташкентского любимца...

И летал в воздухе тополёвый пух вместе с лепестками с цветущих урючин и вишнёвых деревьев, и кружились мужские головы от красоты обнажённых женских ног и плеч. В наступающих влошебных сумерках из открытых окон ресторана "Бахор" доносился лёгкий, берущий за душу, плач саксофона, а в "Горьком парке" и в Доме Офицеров под джазовый оркестр и барабанный ударник всё увереннее танцевали рок и твист, чарльстон и блюз...

В просторном парке Дома Офицеров, где было немало укромных мест, юный, четырнадцатилетний Айболит в эти неповторимые вечера приводил сюда свою прелестную тринадцатилетнюю подругу, дочь известного в Ташкенте врача, которая обучала Айболита технике дыхания рот в рот...

Готовясь ещё с детства к медицинской карьере, Айболит уже умел остановить кровотечение и зашить простую рану, но технику дыхания рот в рот постигал медленно, постоянно требуя повторения ещё и ещё...

...Много женщин впоследствии, держали Айболита в своих нетерпеливых обьятьях за всю его не очень блеклую жизнь , но никогда более он не встречал таких вкусных и трепетных губ, как в четырнадцать своих лет...

В один из апрельских вечеров, уже проводив домой свою хрупкую и страстную наставницу, он возвращался по темным и благоухающим свежей зеленью улицам домой...

Никого не боялся Айболит в своём родном городе, который весь ходил у него в друзьях. И был секрет, почему пацаны с Кашгарки и с Заводской, бараковские отчаянные парни и тельмановские "бандюганы", все считали его за своего, хотя ни в какие разборки Айболит никогда не вступал.

Однажды его мать обнаружила у семилетнего сына кровоподтёки и ссадины по всему телу и привела ребёнка к своему школьному другу, дяде Афоне, бывшему сержанту разведроты, а ныне инструктору рукопашного боя на стадионе "Динамо", обещая платить за уроки деньгами, отложенными для обучения ребёнка игре на скрипке...

Категорически отказался дядя Афоня обучать "малого", но мать сняла с Айболита рубашку, показав побои, и, дядя Афоня, согласившись, взял с пацана слово, что тот будет вовремя останавливаться и стал давать ему ежедневные уроки, длившиеся и поныне...

И дядя Афоня, и Айболит, всё больше входили во вкус от этих уроков. Айболит оказался способным учеником, а дядя Афоня любил общение и, к тому же, его, инвалида войны, радовала небольшая прибавка к его скудному жалованью...

Айболита внезапно окружила толпа пацанов, а самый старший и самый массивный, похожий на медведя, предводитель, Вовка Мозолин, неумело и беспечно приставил к его животу свой нож...
Заученным до автоматизма движением, Айболит повернул кисть неловкого грабителя, направив лезвие ножа в область его же солнечного сплетения, прорезал рубашку, больно процарапав кожу. Остановился, ударом ладони не дослав нож под грудину...

Выронил от удивления Мозолин нож, и, сделав непростительную небрежность, опустился на корточки, и стал искать его на асфальте, решив разделаться с Айболитом чуть позже. Айболит с размахом двинул ногой и дотронулся носком своего правого туфля до Вовкиной переносицы, остановив страшный свой, самурайский удар, которым обучил его дядя Афоня, взяв с него слово применять это только в безвыходной ситуации. Этот удар ломал кости лицевого черепа по горизонтали, по срединной линии орбит, а сломанная решётчатая кость прямо и безкомпромиссно входила в вещество среднего мозга и человек мгновенно умирал, даже не осознав этого...
Их было больше десятка, этих начинающих робингудов. Они повалили Айболита, забрав деньги и сняв часы...

Непонятно, чем руководствовался Вовка Мозолин, но, потрясённый, он приказал отдать Айболиту все его деньги и часы, и отпустил с миром...

Они встречали в городе друг друга довольно часто, Айболит и Вовка, иногда они брали друг другу билеты в кино на последний сеанс и шли туда вместе со своими подругами...

Недолго продолжалась эта странная дружба между молодым, но уже довольно успешным ночным грабителем и мальчиком из приличной семьи. Волшебным летним вечером, под разбитым им же самим, фонарём, тормознул Мозолин себе на голову ташкентского любимца, смуглого старшину-регулировщика с будёновскими усами, не зная ещё, что этот гоп-стоп станет для него последним. Стальным замком сошлись пальцы фронтовика, сдавив обе сонные артерии на медвежьей Вовкиной шее и погрузили его в глубокий сон...

Остаток ночи и следующее утро провёл Мозолин запертым в подвале ближайшего милицейского участка. Утром, старшина, тщательно убедившись, что нет крови на руках у Вовки, а отец его пал смертью храбрых в начале сорок третьего года, переговорил с райвоенкомом, тоже бывшим фронтовиком. Испросив на службе короткий отпуск по личным делам, он забрал личное дело призывника Владимира Мозолина. Потом он одолжил у соседа, привезенный им с фронта, списанный американский джип, и поставленный на ход одним из многочисленных кулибиных, которых с избытком порождала эта удивительная страна. Старшина увёз на нём ещё слабого Вовку в дивизию ВДВ, под Ферганой, подальше от Ташкентских соблазнов и сдал его с рук на руки оповещённому заранее дежурному офицеру ...
-----------------------------------------------------------------------------------------
Раз в две недели, зимой, чаще ему никто не давал выходных дней, Айболит приезжал в Чимган на рейсовом автобусе, шёл на канатку, в комнатку, приготовленную для него Сарафаном. Наутро, ещё затемно, он выходил из помещения и к полудню, по "единичке Б", поднимался на вершину Большого Чимгана. К обеду спускался, открывал бутылку пива, так же оставленную для него Сарафаном и спешил к автобусу. Домой...

Они догнали Айболита на спуске с Большого Чимгана, эти четверо курсантов Ташкентского военного училища и их инструктор, его старинный приятель, Икрам. Икрам спешил встретить других курсантов с "двойки" и попросил Айболита потихоньку спустить парней вниз. Один из них, самый рослый, похожий на медведя, неожиданно сбросил свой рюкзак с гребня. С трудом удержал Айболит, пытавшегося сигануть за рюкзаком, молодого гиганта, схватив того за абалаковский пояс...

"И где же я тебя видел?"- подумалось Айболиту. " Будущие офицеры. Совсем страх потеряли. Ну, Икрамушка, спасибо, не было заботы..." - клял свою участь Айболит, - " Гусарская баллада какая-то, а этот большой - ну, прямо, Ричард - львиное сердце - задний проход".

Айболит и этот парень нашли рюкзак на сбросах у Чёрного водопада. Рюкзак лопнул по всей длине и Айболит показал этому сорвиголове, что было бы с ним, прыгни тот за рюкзаком...

Мелькнула внезапная догадка: "Зазолин?"- Курсант вытянулся- "Мозолин, Иван" . "Владимирович?" "Так точно! Вы с отцом знакомы?" "Да, ну как он?" "Служит ещё, полковник ВДВ, а давно Вы его знаете?" "Давно, - засмеялся Айболит- меня тогда целоваться учили..."

126


Комментарии:
4
Причудливы пути судьбы.
И счастлив тот, кому она даёт порезвиться в своих хитросплетениях...

4
Ах Борис, опять так сочно и прекрасно...
Прямо окунулся в прошлое. ..
Спасибо!

1
Так вот он какой, ташкентский апрель....
Душевно и волнительно!

4
Ну, Док, ну вообще! До слез, просто...

2
Наше, Ташкентское воспоминание. Сколько раз так было- сел поехал- глядь Чимган! А всё остальное уже впридачу! Спасибо Борис.

3
Мы все родом оттуда, с Чимгана, с 1Б и Бельдерсайской двойки! Это была наша альма матер...

1
Спасибо, нет слов... Впрочем, к хорошему привыкаешь быстро!

4
Да, точно до слёз прошибает.! Ну Айболит, просто издевается над читателями. С любовью издевается. И Ташкент старый точно притягивал . Когда-то в 70-х перед самолетом или поездом не помню, свернул с центра в старые улочки и нечаяно стал свидетелем ташкентской свадьбыhttps://www.youtube.com/watch?v=lDTFiaHwe9c Запомнилось!

2
Потрясающе! Читал и весь ушел туда.
Так захватывало, что еще не дочитав строчку, уже хотелось узнать, что же будет дальше в следующей! Мало того, что как жившему там, все настроения, знакомые места и люди переполнили всем этим, что избытку чувств не было куда деться, так еще и драматургия выстроена безукоризненно!
Док, спасибо за такие жизненные реперные точки!

3
Боря, как всегда тепло и мягко на душе, как будто бы мягкой лапкой по душе погладил и по памяти прошёл. Спасибо!!!

15
Ташкент, апрель, ташкетский воздух, ностальжи. Старшину-регулировщика я не застал, но рассказы о нем помню, а хозяин республики,..был курьезный случай. Монтировали мы в столице высокий объект, точнее самый высокий во всей Средней Азии, Для работы нам были выданы милицейские рации на частоте ГАИшников и конечно мы были в курсе их дел, а они наших и частенько мы друг друга посылали на... в тугаи. Первый секретарь лично курировал строительство этого сооружения и частенько к нам наведывался и вот в очередной визит сопровождавший его высокий милицейский чин пожаловался, мол монтажники в эфире матерятся, невозможно работать. Хозяин попросил рацию послушать, а в это время, что то наверху пошло не так и наш бригадир крепкий мужик 50лет, сибиряк, в прошлом боцман в совершенстве владеющий матерным языком разорялся на весь Ташкент отборнейшим матом минут 15. Это надо было видеть, как на лице интеллигентнейшего сдержаного Первого взлетали брови, растягивалась довольная улыбка, было столько эмоций, когда наверху все устаканилось в эфире наступила абсолютная тишина, гаишники молчали да и наши тоже притихли, а Хозяин оглядел всю свиту и произнес Эх! Хорошо работают, вот так надо работать, это надо записывать! А вы потерпите,а потом вспоминать будете! последняя слова были сказаны высокому милицейскому чину.

Борис Исакович! ты и меня спровоцировал! в хорошем смысле. Спасибо.

2
Ай, Рустам! Не хуже, чем у Бори! Молодец! Все-таки Вы оба-монстры, уважаю.

0
Самое главное забыл написать, О старшине много и тепло рассказывал бригадир сибиряк, возможно они пересекались.

1
Всё же крепко надеюсь на книгу Айболита!

1
Борис,пиши по чаще,читаю и вспоминаеться все, я вырос на Бешагаче, Комсольское озеро,особенно когда живешь в дали от РОдины твои рассказы берут за душу.

0
Георгий, хотелось бы напомнить Вам насчет поиска отчетов. Прошу простить, что не по теме встреваю.

9
Был в Ташкенте в 1993 и в 2006, оба раза в августе.
В 1993 проездом с Москвина, с 3 рюкзаками (один свой и 2 клубных). Запомнились только бесплатный проезд на трамваях (с 2 пересадками от вертолётного аэродрома до ж/д вокзала), приятная дневная жара после бодрящего климата поляны Москвина, не менее приятная ночная прохлада и бесплатный телефон-автомат, по которому я звонил родным радиста (что у него всё в порядке), с которым жил в одной палатке. Потом было место в утреннем поезде на Москву, по записке от начальника вокзала и полуторасуточный сон на верхней полке.
В 2006 через Ташкент заезжал и выезжал с группой друзей из Израиля, с которыми ходил на п.Ленина. По прилёту реально удивил неинтерес аэропортовского полицейского (поразила его полностью зелёная форма) и уже небесплатный городской телефон-автомат. После Ленина ездили на экскурсию в Самарканд и Бухару, катались по городу на почти бесплатных такси и просто бомбилах. Мне удалось покататься на Москвиче-412, который у меня был за 10 лет до того! Ностальгия. Такая же, как настоящее сливочное мороженное, которое я ел в Самарканде. Я его ел и плакал. Потому что оно было родом из моего детства, такой у него был вкус.
Ещё мне запомнилось тогда полное отсутствие постовых регулировщиков ДПС на всех дорогах Узбекистана, и при этом отсутствие аварий. И конечно полный неги спокойный ночной Ташкент, арбуз и прочие прелести тёплого южного города. В Москву я улетал, как будто просыпался после сна в котором побывал в своём детстве.
Ностальгия.
У меня сейчас сложный период в жизни, а эти воспоминания - как болеутоляющиий укол. Спасибо, док, за эту очень своевременную помощь. Ты - настоящий доктор. Потому что можешь лечить даже словом.
Уважаю за это, безмерно.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru