Исправляя чужие ошибки...

Пишет Aibolit, 07.03.2018 08:06

Исправляя чужие ошибки... (Альпинизм)Из серии:" Записки альпинистского врача".
Foto K.Minaichenko

1986 г. Весна, Ташкент. Клиническая Больница Минздрава №2, Детский Корпус.
Звонил чёрный телефон. Айболит поднял трубку. "Реаниматора, в приёмный покой" - голос Мавлюды, медсестры приёмного покоя был устало-ровным...
Дежурство Айболита началось в полчетвёртого, а сейчас уже было шесть вечера, самый пик всех бед и несчастий, когда спешащие домой люди торопятся закончить все дневные дела и начинают делать ошибки, а затем бегут за помощью в госпиталь...
"Хуже нет наказания, исправлять чужие ошибки" - думал Айболит, спускаясь в приёмный покой, минуя лифт, по лестнице...
Он услышал скандал уже в корридоре. Кричала Зарифа, дежурный врач, на отца принимаемого ребёнка - "Паспорт давай, прописку посмотрю!" "Не взял я паспорт с собой!" - на крик отвечал криком отец.


------------------------------------------------------------------
1989 г. Лето, Центральный Памир, ледник Москвина.
Эта группа торчала посередине горы уже шестой день и её надо было заворачивать раньше, ещё пару дней назад. Тогда они наверное сами бы спустились, а теперь надо идти к ним навстречу. Айболит произвёл смотр своему знаменитому брифкейсу с надписью "Айболитка", завернул его в пуховку, засунул в рюкзак, туда же пару бутербродов и фляжку со спиртом, так, на всякий случай, а случаи, они всякие бывали...
Неделю назад его группа, параллельно с этой шла на акклиматизацию вместе и ночевала у грота, на пять восемьсот , и, наутро, когда Айболит и его согруппники собрались вниз, то Нина, старшая второй группы, заверила Айболита, что они двинутся вниз чуть погодя, но пошли наверх, пошли медленно, а сейчас уже дошли до шести четыреста, а штурмовать сил у них уже не было, Нину рвало, Алишер кашлял и тяжело дышал, а остальные, судя по всему, тоже были на пределе...
-------------------------------------------------
1986 г. Весна, Клиническая Больница Минздрава №2, Детский Корпус.
И когда Айболит вошёл в смотровую, отец нервно начал рассказывать о том, что у девочки болело горло уже несколько дней, а доктор посоветовал полоскать горло квасцами и во время полоскания случилось полное закрытие дыхательных путей, девочка упала бездыханная, а он, отец, отслуживший в армии санитаром, вдувал воздух ей в ноздри, как Бог Адаму, и девочка задышала, а теперь её не принимают в госпиталь, потому, что, он, отец не принёс своего паспорта...
"Девочка, примерный возраст, четырнадцать лет, дома остановка дыхания, отец - умница, всё сделал, девочка сидит вынужденно, дышит с затруднением на вдохе и на выдохе, и видно напряжение шейных мышц, спасибо, что дышит стабильно, прямое показание забрать к себе. Интересно взглянуть на этого г...нюка, который прописал квасцы. Он-то уже дома сидит, коньяк хлещет, а мне бессонная ночь обеспечена."- печально размышлял Айболит. "Интенсивка переполнена, даже в ящике стола, под кислородом, лежит один нежизнеспособный. Положу ка я её в шоковый зал, там койка как раз под её рост"...
------------------------------------------------------------------------------------
1989 г. Лето, Центральный Памир, ледник Москвина.
Год был дурацкий, Ашота сместили дилетанты и дилетантами заменили, начальник сборов улетел с Москвина на третий день, сославшись на какие-то неотложные дела, Нина, замначальница сборов, блевала в штурмовом лагере на Корженеве, какой-то дебил криминальной внешности пытался собирать дань с групп, идущих на фирновое плато, объясняя, что там нарыты пещеры, за которые всем придётся платить. Оставшись без Ашота, Ляба был всю дорогу зол, как чёрт, Британец из палатки вылезал только по нужде, важно и гордо вышагивал, бывший не у дел, Путрин в потёртой шапочке с выцветшими от времени буквами "СССР"...
----------------------------------------------------------------------------
1986 г. Весна, Клиническая Больница Минздрава №2, Детский Корпус.
Уже в шоковом зале, где всё возможное медикаментозное было введено в вену, а улучшения не было, Айболит подумал, что неплохо бы посмотреть её голосовую щель, потому, что когда ничего не помогает, надо искать инородное тело. Поддежурившая отоляринголог, Ольга Васильевна, приехать отказалась, сказавшись больной, а по "консультативке" привезли в дрободан пьяного и уставшего от жизни старика, давно не практикующего, участника Отечественной, отставного военного врача, который не мог отказать в помощи по старой привычке. И единственное, что мог сделать ему Айболит, это сварить для него кофе и дать сахару...
Айболита знобило и он сидел в шоковом зале, завернувшись в госпитальное одеяло, затем, зайдя в ординаторскую увидел свою партнёршу, спящую на диване и уставшую до предела, анестезиолога - Зойку Холматову. Было уже три часа ночи и он укрыл её своим одеялом и снова ушёл в шоковый зал...
Девочка продолжала сидеть и дышать с затруднением, рядом был давно готов интубационный набор, кислорода Айболит ей не давал, чтб не нарушить газообменный баланс. Больные продолжали поступать и Айболит уже поставил одну дренажную трубку в полость плевры и выпустил из неё гной, принял и провёл предоперативное вливание больному с перитонитом, затем, отправил его в оперблок, недоношенный с пороком сердца в ящике стола успел умереть и надо было отписаться и приготовить документы для вскрытия, а в изоляторе у ребёнка необходимо было поменять катетер в подключичной вене...
---------------------------------------------------------------------------------
1989 г. Лето, Центральный Памир, ледник Москвина.
Айболит уже забыл, сколько раз он поднимался по этому склону за своими больными. Они встретились где-то на высоте около пяти тысяч метров. Ну, так и есть, эти три здоровых мужика тащили Алишерку по снегу, как труп, ухудшая его состояние, а не на себе, как он всегда всех учил.
"Ну, теперь попробуй его вылечи," бормотал с досады Айболит. Он слышал массу хрипов по всей поверхности грудной клетки. "Пневмония и тяжёлая. Нет хуже наказания - чем исправлять чужие ошибки". На сеансе связи Раппопорт, уполномоченный по району, спросил у Айболита, нужен ли кислород, потому, что он завёз большой и полный, госпитальный кислородный баллон и Айболит немедленно согласился...
----------------------------------------------------------------------------------------
1986 г. Весна, Клиническая Больница Минздрава №2, Детский Корпус.
И, когда к утру старик уже успел протрезветь и уехать домой на "скорой", прибежала новая завотделением отолярингологии, квадратная, приятная и энергичная, с раскосыми глазами, Жанна Пак, а девочка тут же почему-то начала дышать напряженно и на пределе возможного. Жанна воскликнула - "Борь, там, в голосовой щели, точно, инородка, нужна немедленная трахеотомия!" - и стала мыть руки. Что-то говорило Айболиту, что этого делать не надо, но, устало рассудив, что жираф большой и ему видней, без воодушевления стал готовиться ассистировать...
---------------------------------------------------------------
1989 г. Лето, Центральный Памир, ледник Москвина.
...Шли уже вторые сутки и Айболит не спал уже вторую ночь, держа Алишера на кислороде и вводя ему вливания в вену по часам. Состояние Алишера не улчшалось, но и не становилось хуже и Айболит надеялся продержать его до прилёта вертолёта, который появился на третий день и когда Айболит принёс к вертолёту Алишера на закорках, его старый друг, потребовал заплатить за провоз. Внезапно возникший Раппопорт, маленький и очень интеллигентный, узнав в чём дело, влез в салон вертолёта, дал кому-то по морде, вышвырнул какого-то альпиниста и его рюкзак, освободив место для Алишера..
--------------------------------------------------------------------------------------------------------
1986 г. Весна, Клиническая Больница Минздрава №2, Детский Корпус.
Девочка напряглась, вдохнула больше воздуха и выхаркнула инородное тело прямо на боковую стенку шокового зала. Это оказался кусочек нерастворённого квасца и дыхание тут же стало ровным...
Тут же появилась свежая и пышущая здоровьем Ольга Васильевна, сказавшаяся вечером больной, вдвоём с Жанной они осмотрели голосовую щель. "Дифтерит, переводить к нам нельзя" - заявила Ольга Васильевна, будучи главным отолярингологом госпиталя. Дифтерии там, конечно, не было и Айболит, и Жанна обречённо глядели на неё. Сегодня вторник, в ЛОР отделении большой операционный и Ольга не хотела, чтоб этот ребёнок мешался у ней под ногами, а Жанна была человек новый и отношений портить не желала. Баклаборатория взяла мазки на посев, обещала на третий день дать развёрнутое заключение, пришёл ругаться отец и Айболит дал им возможность пообщаться...
Айболит продолжал работать, его рабочий день заканчивался в полчетвёртого, больные продолжали переводиться, поступать, умирать, Айболит продолжал ставить подключичные катетеры, назначать лечение, отписываться, успел сходить на вскрытие малыша, умершего ночью, вернуться...
Девочка сидела в корридоре, потом пошла помогать санитаркам стелить постели и ухаживать за больными, очень красиво пела на узбекском языке про наманганские яблочки и на русском " Катюшу", а потом, уже в два часа дня, опять звонок чёрного телефона и трубка голосом Инессы,заместителя главврача, спросила, что он намерен делать с этой девочкой, и, подавляя в себе поднимающуюся обиду, Айболит с досады буркнул : " Уже, удочерил". "При живом отце?" - В трубке слышался весёлый инессын смех - "Борь, я говорила и с Ольгой, и с Жанной. У них есть изолятор. Спусти девочку к ним. Пусть, ради бога, работают сами три дня со своей дифтерией"...
---------------------------------------------------------
1986 г. Осень, День рожденья. Айболиту 40 лет.
Зойка подошла к айболитовской жене и сказала: "А знаешь, мы с твоим мужем однажды провели ночь под одним одеялом".
"Ну и как он тебе показался?" - отреагировала та.
Зойка ничего не сказала, улыбнулась и нежно её обняла...
---------------------------------------------------------------------------------
1989 г. Лето, Центральный Памир, ледник Москвина.
Айболит с Раппопортом стояли и наблюдали улетающий вертолёт. Раппопорт потирал ушибленный кулак, а Айболит думал, что хорошо, когда всё хорошо кончается, а ещё он думал, что нет хуже наказания, чем наставлять старых друзей на путь истиный...

Источник: Aibolit
217


Комментарии:
3
Спасибо!

21
Ой, Боря, это же про меня! Мы не так давно с Рустамом об этом говорили, и я вечером дополню со своей стороны. Вот тебе, из Ташкента:
Ты знаешь, что тебе здесь всегда будем рады.
Мой дом - твой дом...

7
С Днём Рожденья Вас, Алишер, литературным :-)

3
Ага. Рахмат!

1
Как всегда хорошо.не подскажете ,а Раппопорт,это не Эрик?у нас в Новосибирске живёт такой снежный барс

2
Нет, это питерский

11
Алишер, ты тоже оказывается крестник Бориса. Хорошо что в жизни встречаются такие хорошие люди!

5
Мудро. Как в жизни:все в ней смешалось, но принимай все, как есть и молча делай свое дело... Спасибо! И слог - хороший!

14
Спасибо Боря!
1989г был странный год, стала вдруг расцветать коммерция в горах.
Некоторые реально поменялись...
Спасаловки начались уже с весны, сначала на Альпиниаде в Чимгане, парня с Бельдерсайской тройки тащили с перелом бедра. Потом в Фанах туриста улетевшего с пер. Бодхона, затем словака улетевшего с Мирали...
Старая школа и учителя дали хороший опыт. На всю жизнь запомнил твои лекции по медицине и личный пример...
Как вы нас научили так мы и себя и вели в горах и в жизни...
Узнаешь свою подпись....




9
Видишь, Серёжа, потом вы меня спасли

2
Тащит больного ДОКТОР, тащит на последней грани усталости... А в конце уже, под финиш, какой-нибудь "старый друг" прорисовывается... Что вертолетчик в горах, что завотд. в госпитале. Поубивал бы...

10
Василий, это не лётчик был. Это был очень известный начальник хорошей команды, у которого я однажды вытащил с того света двух парней. Ему-то Раппопорт, зная эту историю и надавал по мордам

2
Вчера прочитал Вашу книгу, стало грустно что кончилось, хотелось еще и еще читать!!! Сегодня обрадовался, увидев новый рассказ, пишите еще, очень интересно!

18
Тот, 89-й, год, был не очень удачный.
В горах Памиро-Алая разбилась группа Буревестника, в котором я занимался до армии. Среди погибших – одна из моих бывших наставниц – Софа Тухватуллина. Не верилось.
Задержавшись чуток из-за дежурной смены на работе, приехал на сбор в Арчу, где пару лет работал инструктором, сразу поднялся на Рацека, где, бегая по гостям к знакомым лагерным инструкторам, после ташкентской жары простудился прямо в самом начале сбора. Спускаться вниз было нельзя: не все инструкторы наши приехали, а я был начспасом. Кое-как дотянул до конца, но в Ташкенте, вроде, подлечился.
...После нескольких дней ожидания в Дарауте, наша группа последней закинулась вертушкой на Москвина, и уже на утро следующего дня мы подключились к спасам челябинцев на Бородкина. На Хохлова их снесло лавиной, погиб один и был сильно травмирован второй участник. Начспасом у них – Рабинов, в Дугобе я у него стажировался, а рук. их сбора – Рожальская «т.Гала», мы года три в Дугобе в 6-ю смену душевно работали вместе… До «грудей» не дошли, встретили группу ниже. Как самого легкого, меня обычно использовали «пострадавшим» на всех занятиях по спасам, а также «живцом» на закрытых ледниках. Не исключение – и в этот раз: больного и тело спускали волоком группой, а с 5300-5400 решили до большой ледовой полки спустить со мной напрямую, надвязывая веревки. Внизу еще помощь подошла. Спасы зачли как акклимуху. Отдохнув день, пошли на гору. На 6000, перед скальным участком, встретили Нину Степановну с Хаби (кажется) - они уже несколько дней тут были почему-то. Попили у них чайку и двинулись дальше. На 6300 наши мужики из соседней группы - Спицын Серега, Аваз – предложили переночевать с ними, и с ними же идти на гору завтра. Получили по связи добро, и улеглись. Проснулся от слов Аваза: «что-то ты кашляешь сильно, дай-ка гляну». Будто кодовую фразу сказал – я сразу «уплыл». С утра прибежали мужики из моей группы – Витя Кононеров, Женя Борисов, Саша Шашков. Помню, что по снегу мог самостоятельно сделать пару шагов, не больше. Правда, на скалах почему-то спустился сам, рядом с Женькой. Короче, сволокли на кариматах вниз, а там и Боря подоспел, устроил всем разгон. Несли меня по-очереди, радуясь, что приболела - «легкотня». Сделал вывод, что гораздо комфортнее ехать на рослых «конях», типа Вити Лауница и Хаби, чем на «ишачках», как Рефик (по-узб. – Репик), хоть он и один из самых-пресамых наших скалолазов. Трясется уж больно, точно, как на осликах. Короче, жив - благодаря Авазу в верхней палатке (тот самый, что на Иныльчеке сейчас «докторит») и Боре – на Москвина. Ну, и тащившим меня друзьям, конечно. Боря вообще со мной эти дни как нянька: при свечке ночью по ночам в вену колол. Ни разу не проспал, «гад». Помню, Боря говорил, что «чуваку, который это лекарство придумал (клафоран, если не ошибаюсь) – надо памятник поставить!». Позже сопровождавший меня Саня Шашков, как тараном действуя выданной Борей справкой и здоровым природным нахальством, не только гостиницу душанбинского аэропорта пробил, но и билеты на самолет. При полном отсутствии их в кассе. Правда, расплачиваться за это пришлось мне: Саша обрисовал мое положение начальнику (а я более-менее в себя пришел уже в Джиргитале) так трагически, что врач в аэропорту отказался меня выпускать без уколов. Саша сурово хмурил брови и твердил: А ЧТО ЖЕ ТЫ ХОТЕЛ, НАДО, АЛИШЕР! Две хорошенькие врачихи кололи-кололи, кололи-кололи мне руку, но вену так и не нашли. Я был безумно рад, когда сошлись на том, что лекарство выльют в раковину, но «птичку» о выполненной процедуре в справке напишут. Все время думаю: а как это Боре на 4200 ночью, каждый раз – с первого разу, удавалось? Потом было лечение дома. На работе в Ташкенте, где тогда было за сорок градусов , дружно удивлялись моей летней пневмонии. Потихоньку восстановился, и на следующий год был Ленина, с югославами, в команде Вадима Ашотовича, ПСР на сковороде, разворот от «ножа» из-за жуткого ветра…
Провожая югославов, уже в Ташкенте, мы с Борей в последний раз тогда и встретились. Уже громили турок в Фергане, смутное время. Начинался большой исход «русаков», включая альпинистов, из Азии. Что, конечно, не радовало… Ну, жизнь продолжалась, росли новые поколения. Спасибо огромное тебе, Боря, что оставляешь для них свои воспоминания. Да еще какие.
P.S.: А о проблемах с вертолетом я и не знал.

13
Боря спас Алишера,
Алишер в 90-м на 6400 на Ленина, спасал мои пальцы на ногах, пару часов отогревая их под мышками...
Жизнь интересная штука....
Еще раз спасибо всем за эти картинки из прошлой жизни...

11
Спасибо доктор Борис. И жизнь твоя и сердце твоё, как на ладонях близко в твоих рассказах.
Твои рассказы бесконечно душевны и потому бесценны.
Думаю многие понимания приходят тем людям, кому посчастливится прочесть твои рассказы.
Будь здоров и пиши.

2
Изумительно, на одном дыхании! Спасибо, Борис!

7
Почему? Почему прочитав рассказ Айболита на ночь, он не выходит из головы следующий день и обязательно возвращаешься к нему вновь. И как уже было написано в комментариях, осилить больше двух рассказов из книги за раз не получается. Спасибо! Алишеру - здоровья!

3
Написано, как всегда, здорово. Большое спасибо. Но (sorry!) будучи не в силах избавиться от собственного занудства, уточняю некоторую деталь: грот на Корженеве расположен на 5800, а не на 5200.

1
Спасибо, видите, забывать стал.

2
Спасибо, исправил

0
Борис, спасибо за новый рассказ! ЗдОрово!

0
Борис, спасибо! Удалось чудом стать обладателем вашей книги с автографом! Пишите ещё!

8
Борис, как всегда, все замечательно! Эмоции - через край, а вот отобразить их - не хватает нужных слов. Поэтому мысленно присоединяюсь к потоку благодарности от всех тех людей, которым Вы, в свое время, не только оказали помощь и спасли жизнь, но и отдали им часть своего "большого" сердца. Примите и от меня "частичку тепла", которая согреет душу и, возможно, поможет в трудную минуту.

0
Нина, у тебя, как всегда, прекрасный комментарий. Всё время читаю их с удовольствием!

3
Спасибо, Нина! Женщина хорошо выражает то, что мы, мужики, стесняемся сказать.

11
Алишер, побльше внуков и долгих и здоровых лет жизни тебе. Если сможешь, найди, пожалуйста, Холматову Зою Касымовну. Она после моего отъезда работала в НИИ педиатрии в детской реанимации и покажи ей этот пост. И скажи ей, что никогда её не забывал. Она была прекрасным другом

1
Спасибо, Боря, взаимно! Мне Никита оставил для нее твою книгу с записью, я обязательно этим займусь. Пока найти не получилось.

1
Оказывается, САМПИ, в котором я до этого наводил о ней справки, и НИИ педиатрии - разные организации! Сделал запрос, подождем...


10
Рассказы Айболита - украшение "Риска". Творческих успехов, Боря! И чтоб ты был здоров!

3
Нет Юра, это "Риск" - моё украшение

2
Не, Док! Скромность -отличительная черта интеллигенции, но, в данном случае "истина дороже". Ты - украшение Риска. Особенно в последнее время, когда он медленно, но уверенно превращается в помойку.

0
Подскажите, пожалуйста, название книги, которая уже неоднократно здесь упоминалась, и где ее можно достать?

1
ул. Маршала Бирюзова, д. 8, корп. 1, кв. 163. Моб. +7-910-493-90-76. Степанов Никита.

0
Спасибо большое!

1
Спасибо за рассказ.

5
Доктор, как разреженный воздух всасывают в себя легкие, так, сердце вбирает в себя все события, которые Вы описываете здесь...
и, стучит...
жить хочется
а, еще, хочется туда, в эти белые поля, туда, где дышать тяжело...
Спасибо, Доктор! Здоровья Вам..
Здоровья, Алишер, и удачных восхождений!

4
Алишеру: в той группе на Памиро-Алае погиб и мой товарищ Артем Франкенберг (работали в одном отделе ОКБ ПО "Фотон"). Я звал его пойти с нами на Корженву, он отказался...Суьба...А в той спасаловке,как ни странно, я тоже участвовал. Вернее в транспортировке. Но почему-то,кроме Шабановой Н.С.,никого не запомнил. Ведь мы были туристами,может из-за этого и не было общения. Боря! Спасибо за рассказ. Оказывается , у меня больше дырок в памяти,чем у Вас. А тут...нахлынуло. Здоровья всем и оптимизма!

0
Сорри! 2 ошибки (проглотил пару букв) .

1
Артём - удивительно интеллигентный, бесстрашный и надёжный. Неспособный к интригам. Олицетворение "Буревестника"

0
Великолепно!

Спасибо! Душевно!

4

1
1989г. Наверное, это тот вертолет. Может быть кто-то себя узнает?

0
Очень!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru