"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год

Пишет bezengi-info, 07.04.2019 03:02

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)

К нам в руки попал отчёт группы Дмитрия Павлова о восхождении, которое в следующем году отметит своё 25-летие. Мы решили, что этот отчёт может быть вам интересен, тем более, что речь идёт об одной из культовых линий Безенги.


Отчёт на первенство стран Балтии по альпинизму



Траверс Безенгийской стены с востока на запад, 6А



Руководитель Дмитрий Павлов
Тренер Олег Табернакулов
1995 г.
Центральный Кавказ – Рига

Паспорт восхождения:

Класс технический (траверс)
Центральный Кавказ, ГКХ
Полный траверс Безенгийской стены с востока на запад, 6А
Характер участков 5-6 к. тр. – острые карнизные снежно-ледовые гребни, короткие скальные участки на «пилах» и многочисленные траверсы крутых ледовых стенок.

Использовано/оставлено:
Ледовых крючьев: 150-180/0
Скальных крючьев: 8/4
Закладок: 12/0
Петель: 30/10

Ходовых часов – 54, дней – 9, один день пережидали непогоду.
Ночёвки – в палатке, места под ночёвки чаще всего неудобные.

Команда:
Дмитрий Павлов (руководитель)
Владимир Глижинский
Николай Докучаев
Аркадий Костюк

Выход на маршрут: 29 августа 1995 г.
Возвращение: 7 сентября.



Краткий обзор района восхождения

Центральный Кавказ обильно описан в литературе, поэтому здесь его
характеристика не приводится. Безенгийская стена является самым возвышенным участком Главного Кавказского хребта и включает в себя следующие основные вершины:

Шхара Восточная
Шхара Главная 5198'
Шхара Западная 5068
п. Шота Руставели 4960
Джанги Восточная 5033
Джанги Главная 5085
Джанги Западная 5058
Катын 4974
Гестола 4860
п. 4310 (Есенина) 4310
Ляльвер 4350

Обрываясь километровыми склонами-стенами на юг и полуторакилометровыми – на север, на Безенгийский ледник, стена создает мощный аэродинамический барьер для преобладающих южных влажных морских ветров. Таким образом, стена определяет локальный климат и погоду в районе, отличающуюся от соседних районов Центрального
Кавказа, имеет свой «стенной» микроклимат и персональную погоду наверху, непосредственно на гребне. Обычная картина — Сванетия забита облаками на высоте 4500-5200 м, которые, переваливая через стену, рассеиваются в километровой зоне, и погода на севере остается хорошей. Или, наоборот, влажные воздушные массы c безоблачного юга конденсируются над стеной и северные районы забивает облаками. При этом во всех случаях погода непосредственно наверху остается своей, локальной и внешне не связанной с погодой на высотах до 4000 м.

Как правило, она циклична: до 12-14 часов дня ясно и ветрено, a после обеда перед стеной начинают конденсироваться облака, которые, переносясь на север, рассеиваются на расстоянии 100-150 м от вершин и гребня, тo есть стена закрывается своей персональной «шапкой». Отсюда и частые локальные грозы на стене при хорошей погоде во всем районе. Особенно грозоопасны СВ гребень Джанги Восточной, вершина Гестолы, Западное плечо Гестолы и в. Ляльвер.

Сложность и разнообразие маршрутов в районе Безенгийского ледника привлекли внимание организаторов открытого чемпионата России в ледовом классе в 95 году. Чемпионат закончился за две недели до нашего выхода на маршрут и принес печально высокий «урожай» несчастных случаев: пять человек в этом сезоне погибли на маршрутах, которые нам предстояло пройти: на СВ гребне Джанги Восточной и на карнизах Восточной Шхары. Из них двое в рамках чемпионата. Они получили «серебро» посмертно.

Траверс Безенгийской стены – маршрут гребневой. Основные технические трудности – многочисленные сильно изрезанные острые, круто падающие или поднимающиеся участки гребня и короткие сложные скальные участки.

Основные технически сложные участки – СВ гребень Шхары Главной (5A), западные гребни Шхары Западнойи Джанги Западной, пила Шхары и пила Катына.

Основные опасности

1. Бесчисленные карнизы – порой ажурные в основании (два карниза мы обрушили), либо карнизы больших размеров и протяженности, что исключает возможность просмотра их по ходу движения. Не зная, есть карниз или нет, приходится приспускаться и траверсировать крутые, обледенелые южные стены.

2. Локально погода на стене может испортиться за 10-20 минут – от ясного неба до пурги co штормовым ветром. Как правило, в таких ситуациях защититься от непогоды можно исключительно современной экипировкой, а согреться только физической работой.

Рельеф не позволяет не только разбить лагерь, но и укрытия от ветра, как правило, не существует. Скорость ветра всегда высокая, поэтому высока опасность обморожения
(руки без рукавиц иногда прихватывало за несколько секунд), если учесть, что мест, где можно врыть палатку, за ходовой день встречается одно-два (на участке до Катына), то становится ясно, насколько опасно «поймать непогоду».

3. Достаточно часто рельеф и консистенция снега под ногами не позволяют организовать страховку. Необходима высокая индивидуальная снежно-ледовая техника каждого участника для безопасного прохождения таких участков гребня без страховки.

4. Подавляющее большинство групп, пытающихся пройти тему, вынуждены по различным причинам сходить c маршрута. Eсли учесть, что группы пользуются аварийными спусками, находясь в «сломленном» состоянии, а самый простой спуск со стены на север – это 4Б с Джанги Восточной, и не ниже 5A остальные (путь спуска не просматривается сверху), то становится объяснимым большое количество ЧП при аварийных спусках со стены.

Траверс стены отличается значительной протяжённостью по времени и расстоянию, большим для «технических» маршрутов суммарным перепадом высот (около 6400 м по вертикали).

Подход к маршруту прост и удобен и проходит по Безенгийскому леднику от, а/л «Безенги» к Джанги-Кошу (за 5-7 часов). Тактически разумно начинать траверс не из Джанги-Коша, а поднявшись на три часа выше, с «подушки» под СВ гребнем Шхары.

Несмотря на ежегодные попытки сильных команд из разных стран пройти траверс, последнее прохождение состоялось в 1990 году, а предпоследний раз стена была пройдена в начале 80—х годов, т. е. примерно 13 лет назад. Полагаю, что среди обязательных условий, необходимых для успешного прохождения траверса, наряду с высоким уровнем технической и физической подготовленности, на первое место
выходит, необходимость сильной индивидуальной «психушки». То есть необходима психологическая подготовка такого уровня, когда события, происходящие на таком маршруте, сама жизнь на Стене не воспринимаются участниками траверса как нечто экстремальное, a являются нормой.


Тактика подготовки и прохождения маршрута

Проанализировав погоду в районе за последние годы, мы увидели, что чаще всего устойчивая погода держится в последних числах августа – начале сентября. Поэтому выход на траверс был назначен в непривычно поздние сроки – на 28-29 августа, несмотря на то, что альплагерь «Безенги» в это время уже закрыт, и мы лишаемся связи и аварийной поддержки лагеря.

Пришлось организовать свою группу поддержки. Во время траверса в Джанги-Коше находились на связи O. Табернакулов и B. Ройтенберг. Получив акклиматизацию в горной «пятёрке», они были способны при необходимости выйти нам навстречу и оказать помощь.

Мы имели связь со стены с Джанги-Кошем и оттуда Олег связывался c людьми, которые остались в альплагере (особенность связи — «ретранслятор»). Таким образом связь с “большой землей" всё-таки была.

Учитывая большую продолжительность маршрута (8—12 дней), разумно делать заброску на "середину" стены, на в. Джанги Восточная (5030) по CB гребню 4Б к. тр. Маршрут комбинированный, с верхней ночёвкой на высоте около 4800 м, поэтому даёт необходимую для выхода на стену физическую и техническую акклиматизацию. Чтобы
акклиматизироваться перед восхождением на Джанги Восточную, было решено подняться на CB гребень Шхары (приблизительно до 4600 м) и оставить там заброску для первой части траверса.

Учитывая краткосрочность обоих выходов, мы имели возможность положить в заброски продуктов на 13 дней (6+7). Это позволяло нам в случае плохой погоды находиться на стене до 15-16 суток без ощутимого ограничения в еде. На траверсе действовали так, если утром погода хорошая – оставляем лишнюю «пайку» на 1 день, если сомнительная – несём с собой, пока не убедимся в том, что день пройдет по графику.

Благодаря заброске на СВ гребень Шхары, первый день траверса мы отработали с
сильно облегчёнными рюкзаками, что здорово сэкономило нам силы для дальнейшего пути. Руководствуясь теми же соображениями – сэкономить время и силы – мы приняли решение начать маршрут не из Джанги-Коша, а с подушки под СВ гребнем Шхары (примерно 4000 м, 3-4 часа от Джанги-Коша), мы были готовы к 2-3-дневному ожиданию погоды на подушке, устроив там капитальный лагерь и имея запас продуктов специально для этого.

На маршруте Аркадий Костюк настоял на том, чтобы мы не пытались «проскочить» стену за минимальное количество дней, а работали только в надёжную погоду и в хорошем физическом состоянии. Поэтому к местам, где можно поставить палатку, старались выходить в обед, чтобы не работать в «охреневшем» состоянии и при неустойчивой послеобеденной погоде, не имея возможности «аварийно» поставить лагерь («накрыть» может за полчаса).

Решение было принято правильное. Мы закончили траверс в последний день пригодной для этого погоды. Стена пустила нас и закрылась.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
СВ гребень Джанги Восточной. По этому маршруту мы относили заброску. Сфотографировано с С3 гребня Шхары Главной


Описание прохождения маршрута

Описание подхода от Джанги-Коша до «подушки» под СВ гребнем Шхары Главной.
28 августа, выход в 13.30, завершение работы в 17.30, чистое время движения 3 часа.


От Джанги-Коша (3200 м) спуститься на ледник и, пройдя под крутой ледовой ступенью его притока, стекающего с перевала Селлы, пересечь восточную ветвь Безенгийского ледника с выходом под ледопад между СВ гребнем и С ребром Шхары Главной. По всем описаниям ледопад проходится по правому (по ходу) борту, но путь по левому борту под СВ гребнем показался нам явно безопаснее. Выходим на ледопад, преодолев ледовую стенку (6 м, крутизна 60-70°; 2 м – 90°), далее 400-450 м вверх с брожением в лабиринте крупных разломов и поиском снежных мостов. Под ногами средней крутизны снег, острые мосты–«перья». Работа в связках, на снежных мостах попеременная страховка
через ледоруб. Достигнув уровня верхней границы ледопада, свернуть влево и через бергшрунд выйти на ледовый склон, выводящий на подушку.

Склон (30-50°, 120 м по линии подъёма) проходим вверх влево в связках с одновременной страховкой через ледобуры. Надо следить за тем, чтобы «маятник» при срыве не вывел на ледовые сбросы или выступы. На подушке исходный лагерь. Чистое время в движении — 3 часа.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)

29 августа. День первый

Подушка под CB гребнем Шхары (примерно 4000) – первое плато на гребне (примерно 4600). Выборка заброски.
Выход – 7.00. Идёт снег.
Завершение работы – 12.30. Жара, Стена открыта.
Чистое время движения – 4 часа 45 минут.


С подушки по снежному гребешку выходим под 450-метровый кулуар левее скального выступа «лягушачьи папки». Кулуар подрезан бергшрундом, который проходим слева по ненадежному снежному мосту (страховка через ледоруб). Далее – вверх влево 30 метров до натёчного льда. По стыку льда и снега (движение по снегу, а страховка через ледобуры) – 200 метров вверх (45—50°) в связках одновременно, когда лёд закончился – вверх вправо 250 метров со страховкой попеременно через ледоруб (глубокий снег) выйти на гребень по правой стороне гребня (живые камни, карнизы) c серией взлетов (средняя крутизна подъема гребня 35 градусов) выходим к заброске на первое небольшое плато на гребне. Страховка либо через рельеф, либо «на разновесках».

'Страховка «на разновесах» – если один в связке срывается на гребешке влево,
то другой прыгает вправо, и наоборот. Часто это единственная возможная страховка на стене. Требует хорошей психологической подготовленности и специальных тренировок, причём именно в реальных условиях.

На плато бивак. От места выхода на гребень 1 час 30 минут. На всём участке подъёма от подушки места для палатки нет.

30 августа. День второй

Первое плато на гребне (примерно 4600) – ж. Ледовый – Шхара Восточная – Шхара Главная
Выход – 6.30. Ясно, морозно, ветер.
Бивак на в. Шхара Главная – 16. 15. C обода пурга, видимости нет.
Чистое время движения – 8 часов.


С плато по гребешку то справа, то слева подъём к скальному жандарму.

Выход на Жандарм (к кромке гребня не подходить – карниз) – по обледенелым заснеженным и сильно разрушенным скалам (6 метров, 70°). Первый — лазанием (петля на выступе), для остальных – 10 метров перила с очень неудобным местом для расхождения людей в точке закрепления. Отсюда – 40 метров по пологому острому разрушенному скальному гребню (страховка через рельеф) до поворота гребня вправо.

Затем по острому снежно-ледовому гребешку (карнизы налево) – до трёх острых снежных “перьев" (мы назвали этот участок “Спина дракона”).

“Перья” обрываются на Безенгийский ледник под углом 65-70° и слегка нависают налево. Общая длина участка – около 80 метров. Точек страховки возможно всего три – на ледобурах. Использовать для страховки ледоруб невозможно. Проходим участок траверсами стенок по правой и по левой стороне гребня. С последнего «пера» спуск в мульду (20 метров, 60°) с прыжком через бергшрунд 1 метр, который сверху плохо виден. В мульде хорошее место для лагеря с защитой от ветра. Из мульды вверх по правой стороне снежного гребня (30-35°) – на ж. Ледовый.

Немного не доходя до вершины, траверсируем снежный склон над Безенгийским ледником (30-45°). Затем спуск на снежную седловину, обрывающуюся на запад гигантским карнизом-сбросом.

Здесь возможна хорошая ночёвка, но защиты от ветра нет. Отсюда по снежному склону (25-30°, 150 метров) снова выйти на гребень, ведущий на Шхару Восточную.

Внимание! До сих пор карнизы висели налево. Отсюда начинаются большие карнизы на правую СТОРОНУ!

По острому снежному гребешку и по простым выходам заснеженных скал, в связках с одновременной страховкой подъём на Шхару Восточную. Вершина с гребня напоминает трилистник знака adidas, нависающий над Безенгийским ледником большими карнизами.

Траверсируем склон слева (40°, 30-40 метров) с одновременной страховкой через ледобуры примерно в 30-40 метрах ниже вершины. Затем спуск на тонкую снежную перемычку (траверс 20 метров, держась за кромку гребня руками) и на снежную седловину. Отсюда по крутому снежному склону (есть бергшрунд) подъём на вершину Шхары Главной (на высшую точку подниматься нельзя – это тоже карниз!). Тур на скалах южного склона.

Погода с 15 часов плохая. Видимости нет, ветер, пурга. Выборку записки оставляем на завтра. В 50 метрах восточнее вершины спускаемся на север (дюльфер 40 м) до наклонного плато с большим бергшрундом в верхней части – традиционным местом ночёвок. Здесь бивак.

Внимание! Маршрут на Шхару Главную по СВ гребню, 5А отличается большим количеством мест, где очень трудоёмко организовать страховку. Чтобы “найти лёд” на ножах, надо приспускаться на 2-3 метра ниже кромки гребня, туда, где стенка ещё круче.

На север (дюльфер 40 м) до наклонного плато с большим бергшрундом в верхней части – традиционным местом ночёвок. Здесь бивак.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Николай Докучаев, Владимир Глижинский и Дмитрий Павлов


31 августа. День третий

Шхара Главная – седловина перед Шхарой Западной.
Выход – 8.15. Сильный ветер, пурга, гребень в облаке, видимость – 20-100 м. Ночью потрепала непогода.
Завершение работы – 14.20. Пурга. Гребень в облаке. Из-за пурги с 12 часов видимость 5-10 метров.
Чистое время движения – 6 часов.
На всём участке после спуска со Шхары Главной (300 м) – непрерывная страховка и мест для лагеря нет.


"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Снято с места ночёвки на ледовом сбросе на восток, на западный гребень Шхары Главной. Этот участок пройден при видимости 5-10 м. Верхняя точка – жандарм, который альпинисты приняли в тумане за Шхару Западную.

Снимаем со Шхары Главной записку группы из Тбилиси (22 августа 1995 года, 5Б по правому ребру ЮВ стены). Спуск с вершины на запад по широкому снежному (большие карнизы) гребню 300 м. Далее в связках – 800-900 метров – по сильно изрезанному, острому снежно-ледовому гребню с выходами разрушенных скал средней трудности. Непрерывная страховка через рельеф, либо «на разновесах». Довольно редко удаётся закрутить бур, так как гребень представляет собой толстую фирновую шапку на очень остром скальном основании. Часто карнизы лепятся сбоку к острому скальному гребешку, а не лежат на нём. Здесь надо ставить кошку одной половиной на карниз, другой – на скальное основание – камень дает опору, а фирн карниза удерживает кошку от соскальзывания на скальной плите.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Седловина перед Шхарой Западной. Видно хорошее место для лагеря на седловине, точкой обозначено место нашей ночевки на ледовом сбросе

Внимание! На этом участке втречаются карнизы с мощной верхней частью и очень тонкие в основании (иногда с отверстиями в 3-5 метрах ниже кромки). Один такой карниз обрушился из-под наших ног здесь, потому что его основание было проколото в нескольких местах ледорубом.

На этом участке есть два больших жандарма, не указанных в описании у А. Ф. Наумова. Второй (западный) из них мы приняли сначала в плохую погоду за Шхару Западную.

Спуск с него проходит по круто падающему, сильно извилистому гребню, с частыми траверсами крутых (50-80°) стенок (приходится приспускаться с гребня на юг из-за карнизов) и несколькими короткими (5-20 метров) спусками “дюльфером“. Здесь хорошо применять движение “связка по связке”; но в основном двигались одновременно, используя индивидуальную технику, со страховкой через рельеф или ледобуры.

Наконец буквально нащупываем небольшое плато, отделенное от гребня трещиной – первое место для палатки за весь день. Ставим лагерь. На утро обнаружили, что “плато” является верхом мощного ледового сброса, а до традиционной ночёвки на седловине перед Шхарой Западной мы не дошли 20 минут по относительно несложному рельефу.

1 сентября. День четвертый

Седловина перед Шхарой Западной – Шхара Западная. Мульда перед V жандармом пилы Шхары.
Выход – 9.00. Погода хорошая.
Бивак – 17.00. Погода хорошая.
Чистое время движения – 6 часов 20 минут.
На всём участке непрерывная страховка.


По простому гребню 20 минут вниз на седловину под Шхарой Западной. Здесь возможен хороший лагерь). Подъём на Шхару Западную представляет собой снежный гребень-склон с выходами льда крутизной от 30 до 45°. К краю не подходить – карнизы, которые не просматриваются! Со Шхары Западной снята записка Кашевника и Маринина от 9.08.95.

С вершины вниз, как обычно, по линии отрыва карниза, по сильно изрезанному снежно-ледовому ненадёжному гребешку, затем 20 метров по изломанному, заснеженному скальному гребню (ажурные карнизы, короткие дюльферы) – на седловину перед жандармом Западный купол. Здесь возможен бивак.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Снято с места ночёвки перед V жандармом

Затем 100-120 метров вверх на ж. Купол. За ним метров через 50 гребень сужается, приобретая изломанные очертания, и круто падает вниз. Здесь дюльфер 20 метров по сильно петляющему скальному заснеженному гребешку 70°. Оставлена петля. Затем, метров через 70, ещё один дюльфер 40 м по снежному гребню-склону 70° (последний – с нижней страховкой). Далее узкая перемычка к VII жандарму пилы Шхары – отрабатываем, двигаясь одновременно.

Подъём на VII жандарм проходит траверсом по его южной стенке (несложное лазание) до узкой щели в скалах, затем в щель – обледенелые скалы средней трудности 5 м. В 1,5 метрах выше щели – горизонтальная площадка, залитая льдом, – можно закрутить ледобур. Далее 15 метров горизонтально и дюльфер 10 метров на острый гребешок. На этом дюльфере сильно сбрасывает “маятником” на север. По гребню (живые камни в основании гребня, карнизы) под VI жандарм. Его обходим слева по стене над Безенгийским ледником. Сначала дюльфер примерно 15 метров вниз, затем 20-25 метров вверх вправо, снова на гребень по натёчному льду, затем по снегу (50-60°).

Выход на гребень чуть ниже места примыкания гребешка к стенке жандарма. Немного выше гребешка в стенке жандарма забиты крючья. Отсюда по острому гребешку (карниз) до мульды перед V жандармом, где ставим лагерь.

Спуск со Шхары Западной отличается ненадёжностью точек опоры для рук, ног, ледоруба и ледобура.

2 сентября. День пятый

Пила Шхары: мульда перед V жандармом – плато перед I жандармом.
Выход – 7.10. Погода хорошая.
Место бивака – 13.00. Гребень в облаке с 12 часов.
Чистое время движения – 5 часов 20 минут.
На всем участке – непрерывная страховка.


Из мульды поднимаемся на V жандарм по некрутому снежнику (карнизы) с выходами льда 100-120 метров. Верх жандарма скальный. Снова карнизы на скалах сбоку. С него вниз в провал по узкому (нож), сильно разрушенному скальному гребню с попеременной страховкой через рельеф и крючья, иногда делая короткие, по 3-5 метров, дюльферы. Всего 40-60 метров.

На IV жандарм поднимаемся с одновременной страховкой через рельеф, по сильно разрушенным заснеженным скалам средней трудности. Нависающую над гребнем стенку обходить по южной стороне гребня.

На IV жандарм поднимаемся с одновременной страховкой через рельеф, по сильно разрушенным заснеженным скалам средней трудности. Нависающая над гребнем стенка обходится по южной стороне гребня: сначала по косым, трудным скальным полкам (15-20 метров), затем вертикально вверх, снова на гребень (3 метра, трудное лазание). Далее горизонтально по острому, сильно изрезанному скальному гребню до начала спуска.

Спуск с жандарма в провал примерно 60 метров дюльферами (20+40 метров) по залитым льдом разрушенным стенкам и по острому, заснеженному скальному гребешку.
Из провала вверх влево по трудной, заснеженной стенке около 6 метров. Промежуточную точку сделать негде, поэтому страхуем через рельеф. Наверху находим чужие крючья. Отсюда 20 метров по перилам, закреплённым на своих петлях. Далее под III жандарм поднимаемся в связках с одновременной страховкой через рельеф по сильно изрезанному скальному гребешку (карнизы опять лепятся к скалам сбоку, и снова полкошки опирается на карниз, полкошки на камень).

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Владимир Глижинский

С III жандарма вниз 10 метров дюльфер по крутому гребешку, затем спуск по 45-50° снежному гребню (карнизы) под II жандарм. На него поднимаемся сначала по крутому снежнику, затем по пологому гребню (везде карнизы). Спуск с жандарма в провал начинается по заснеженным косым скальным плитам, затем двумя дюльферами сначала 20 метров по наклонным плитам, потом 40 метров – по южной стороне сильно изрезанного, круто падающего гребня.

Внимание! Последний 40-метровый дюльфер был самым трудным в нашей практике. Прямо по гребню идти нельзя, так как нагруженную веревку «закусывает» острыми кромками камней гребня настолько сильно, что после того, как она внизу освободиться, верхний её конец остается загруженным. Верёвка портится, и сдернуть её после прохождения здесь невозможно. Приходится двигаться по южной стороне гребня круто падающим косым траверсом по сильно наклонным полкам и плитам.

Непрерывно и очень сильно сбрасывает «на маятник», и такой срыв безнаказанно не пройдет. Местами сложное «лазание» по горизонтали, со спуском по дюльферной планке одновременно. Последние 8-10 метров дюльфера находятся в кулуаре, в который летят камни, сбрасываемые верёвкой. От конца верёвки отходим 15 метров траверсом 45° склона (лёд с выходами камней) под основание острого скального «зуба», где наконец собираемся все вместе, зависнув на самостраховках. На разведку, выполнение этого дюльфера и снятие верёвки у нас ушло чуть больше 2 часов.

Отсюда 40 метров траверса 45° склона по люду и снегу у самого основания скального зуба выводят к седловине перед I жандармом. Здесь очень сильный подлип, а дальше предстоит работать по льду и снегу. Погода портится. Поэтому ставим лагерь здесь. Ночью гроза. В течение всего дня места для палатки не было.

3 сентября. День шестой

Плато перед I жандармом – Седловина Сандро – Шота Руставели – Джанги Восточная.
Выход – 6.20. Погода хорошая, но видно, что глобально портится.
На плато за Джанги Вост. – 11.30. Сильный ветер, пурга из переносного снега, укрытия от ветра нет даже в мульде.
Чистое время движения – 4 часа 40 минут.


На I жандарм (с плато он обманчиво кажется простым!) подъём в лоб по косым снежникам и снежным полкам (80-100 метров). Наверху 100-120 метров острого (живые вертикальные плиты), заснеженного скального гребня проходим с одновременной страховкой через рельеф и попеременной через скальные крючья. С жандарма 2 дюльфера по 40 метров (не верьте описаниям А.Ф. Наумова!), причём нижний по нависающим плитам (последние 20 метров) на некрутой (35-40°) южный снежный склон несколько ниже кромки гребня (там карниз). Оставляем свои петли.

Отсюда траверсируя снежный склон в 30-40 метрах ниже кромки (гигантские непросматриваемые карнизы), выходим на сильно наклонную полку-плато северного склона пика Шота Руставели. Отсюда (без рюкзаков) в лоб по снежной лопате вверх (30-60°) и примерно 250 м. Найдя проход в карнизах, выйти на гребень. Здесь свернуть влево и по простому разрушенному гребню выйти к туру. Снята записка Ильюшенко и Хадченкова от 09.08.95 г. Спуск по пути подъёма.

Далее траверсируем большой снежный склон (30-35°, 100-150 метров) до большого горизонтального плато между пиком Руставели и Джанги Восточной (седловина Сандро). Пересекаем плато и начинаем подъём по широкому снежному склону (25-40°) вверх вправо до выхода на вершинный некрутой снежной СВ гребень Джанги Восточной (в верхней части подъёма выходы льда (связка, ледобуры)).

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
На карнизах скального гребня I жандарма пилы Шхары. Слева пик Шота Руставели, справа - Джанги Восточная

На гребне сворачиваем влево и выходим на вершину Джанги Восточной. Тур на ближайшем выходе камней, на западном склоне в нескольких метрах от вершины. В туре находим коробочку с двумя огрызками карандашей вместо записки (когда относили заброску, мы тур не трогали). Откалываем свою заброску и, вернувшись на 20-30 метров по гребню, начинаем спуск по С3 склону до плато с мульдой (30-50°, 70-80 метров с безопасным выкатом на плато). Здесь обедаем.

Сильный ветер, пурга из переносного снега опять треплет нервы, погода глобально портится, самочувствие группы не отличное. Несмотря на раннее время, «врываем» лагерь. Вечером и ночью погода опять потрепала изрядно.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
На первом жандарме пилы Шхары. Хорошо виден подъём от седловины Сандро на вершину Джанги Восточная


"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Снято с СВ гребня Шхары Главной. На заднем плане видны Ушба и Эльбрус


4 сентября. День седьмой

Плато западнее Джанги Восточной – Джанги Главная – Джанги Западная – седловина Халде.
Выход – 9.00. Сильный ветер, погода ненадежная.
На седловине Халде – 16.00. Погода давно плохая.
Чистое время движения – 6 часов 35 минут.


С плато по широкому снежному гребню (карнизы) простой подъём на «снежный купол», за ним по узкому снежно-ледовому гребню с несколькими крупными взлетами и спусками, по южной стороне гребня (везде карнизы) подходим под вершину Джанги Главная. Вершинный взлет (50-55°, снежный) проходим серпантином. На верхнюю точку не выходить, это большой карниз.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Снято с Вост. гребня Джанги Главной. Слева Джанги Восточная (точкой отмечено место ночёвки). На заднем плане Шхара Западная и на фоне её Зап. гребня пик Шота Руставели.

На вершине Джанги Главная тура не нашли – всё засыпано снегом. Свой тур сложить не пытались – погода гнала вниз. С вершины вниз, траверсируя наклонные (20-40°) снежные поля подальше от кромки гребня (огромные карнизы) и преодолевая на спуске многочисленные снежные вертикальные (90°) стенки-надувы (2-3 метра) с выкатами по 5-10 метров, 50-70°. На вершину Джанги Западная поднимаемся, траверсируя такие же снежные наклонные поля, затем крутизна нижнего склона гребня увеличивается и начинаются ледовые выходы. С одновременной страховкой через ледобуры выходим на скальный обледенелый гребешок и по нему с одновременной страховкой через рельеф и на ледобурах выходим на вершину Джанги Западная. Тур прямо на вершине был пуст.

Оставляем свою записку. От Джанги Западной отходят еще два гребня – на юг и на юго-запад. С вершины круто вниз по очень неприятному, острому, сильно разрушенному и заснеженному скальному гребешку (карнизы опять лепятся сбоку на острые скалы).

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Группа на вершине Джанги Главной

Движемся в связках с одновременной страховкой через рельеф. Такая страховка здесь предельно опасна “маятником'’, так как очень велика вероятность срыва с гребня, но другой вариант страховки здесь неприменим – слишком всё зыбко, остро и разрушено. На этом участке делаем серию коротких дюльферов по 10-15 метров, закрепляя верёвку на петлях, и опять двигаясь “связка по связке”. Потом гребень снова становится снежным, с очень большими карнизами, и круто падает вниз. Траверсируем его по южной стороне подальше от кромки, опять преодолевая многочисленные короткие вертикальные стенки-надувы на спуск. Затем гребень вновь сужается, становится скальным и так же круто падает вниз к седловине Халде. Здесь был еще один дюльфер 10 метров.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Джанги Главная (слева) и Западная (справа) с места ночёвки на седловине Халде

Седловина представляет собой тонкий карнизный гребень, и единственное возможное место для палатки на нём – маленький скальный выступ с ледяной “шапкой” в низшей точке седловины в полуметре от линии отрыва карниза. Всего 2 часа работы ледорубами – и палатка уже свисает четырьмя ногами в Грузию. Тут и пургуем весь следующий день. Как мы потом увидели, ночевать надо стремиться на жандарме “Плоский” Катынской пилы. Подъём туда несложен и наверху отличная мульда.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Слева: Джанги Гл., Джанги Зап. и седловина Халде. В средней части седловины виден скальный выступ, на котором группа пурговала;
Справа: На гребне массива Джанги



5 сентября. День восьмой

Другие бы сказали “днёвка”, но мы пургуем. Погода ходовая, но не для сложной технической работы. Связь плохая, портилась два дня вместе с погодой, и, наверное, станет ещё хуже. Впереди Катынская пила, а мы не знаем, что это такое. Дважды собирали рюкзаки, но так и не вышли. И правильно. Сдуло бы.

Прежде чем выйти из палатки – встань на самостраховку. В туалет – 15 метров дюльфером до плоского камня (снизу дует снегом), обратно на жумаре, потом застегнись. Вот и сутки здесь прошли, снова ужин... А ну его, лучше не вспоминать. В 19.00 отбой.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Второе утро на седловине Халде. Николай Докучаев

6 сентября. День девятый

Седловина Халде – Катынская пила – Катын – Катынское плато
Выход – 7.40. Есть погода, мороз, ветер.
Под Гестолой – 17.00. Ясно, мороз, ветер.
Чистое время движения – 8 часов 10 минут.


По заснеженному и обледенелому скальному гребню (основная трудность – лёд на скалах) поднимаемся 120-150 метров, 30°, на жандарм Плоский (везде карнизы). Отсюда уходит гребень на юг и здесь отличная мульда для ночлега. Далее идём с одновременной страховкой через рельеф 70-80 метров по разрушенному острому заснеженному скальному гребню под II жандарм. Подъём на II жандарм по трудной стенке (без кошек!) сначала по сильно наклонной плите вверх влево, затем по вертикальной стенке на маленькую заснеженную площадочку (зацепки при выходе на площадку под плотным снегом и живые!).

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Катынская пила с седловины Халде. Вершина Катын скрыта с юга, за гребнем

На этом участке забито два промежуточных крюка. Наверху по большим качающимся плитам с попеременной страховкой через рельеф. Было ощущение, что жандарм может рассыпаться в любой момент, настолько он живой. Со II жандарма спуск дюльфером примерно 4 метра, далее косой траверс вниз по снегу и скалам до жандарма Острый, который мы обошли в средней части по южной стороне. За ним вверх по заснеженному, сильно разрушенному гребню средней трудности (карнизы) 100-120 метров, с которого в удобном месте уходим траверсом влево 40 метров на снежный склон, выводящий через 200 метров на северное плечо СВ гребня вершины Катын.

Здесь оставляем рюкзаки и по широкому снежному (огромные карнизы на Катынское плато) СВ гребню подходим под скальную вершинную пирамиду вершины Катын (300-350 метров). Здесь вверх (80 метров, 35-40°) по простым, разрушенным, живым скалам и снегу выйти на вершину. Снята записка группы из альплагеря Безенги от 17.08.95 года. Спуск по пути подъёма. Недалеко от оставленных рюкзаков находим разрыв в больших карнизах-сбросах и спускаемся на Катынское плато.

Спуск – 3 дюльфера по снежному склону (50-80°) с большим бергшрундом в конце третьей веревки (ширина 2,5 метра, превышение около 4 метров). Перила закрепляем на ледорубах, делая сбрасывающие системы. Далее пересекам плато по диагонали влево под основание ЮЗ гребня вершины Гестола (спасибо морозу, почти не проваливаемся). Ближе к Гестоле приходится искать проходы среди нескольких очень больших разломов (в плохую видимость лучше не соваться).

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Гребень на северное плечо вершины Катын. Снято со II жандарма Катынской пилы

7 сентября. Лень десятый

Катынское плато (4500) – вершина Гестола (4860) – пик Есенина (4310) – вершина Ляльвер (4350)
Выход – 6.10. Ясно, морозно, ветер.
На Гестоле – в персональном облаке.
На Ляльвере – 11.30. Погода хорошая.
Чистое время движения – 4 часа 20 минут.


С катынского плато по снежно-ледовому склону (40-45°) поднимаемся на ЮЗ гребень вершины Гестола (80 метров). Затем по сильно разрушенному простому скальному гребню, в основном по снежникам его правой (по ходу) стороны (налево карнизы!) поднимаемся на вершину Гестола (в 8.00).
Здесь много туров (мы нашли три). Видимо, из-за частой плохой погоды на вершине. Снят незаполненный бланк записки Федерации альпинизма Ленинграда.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Гестола. Снято с языка Безенгийского ледника

Отсюда вниз по сильно заснеженному склону-гребню (40-45°) на снежное “плечо" Гестолы. Здесь удобное место для лагеря, но ночевать не рекомендуется из-за очень частых локальных гроз. С плеча вниз по глубокому рыхлому снегу (40-45°) к седловине под вершину Есенина (4310). В средней части склона большой бергшрунд, плохо видимый сверху в облачную погоду. Его проходим дюльфером, сделав сбросовую систему из ледорубов. Под бергшрундом склон выполаживается. На вершину 4310 подъём по снежно-ледовому склону, между скальными выходами. Вершина представляет собой снежное “крыло", тур находится в верхней части скал восточного склона, там где они переходят в снег. На вершине в 9.30, тур пуст.

Отсюда вниз траверсом косых (20-25°) фирновых с выходами льда полей южной стороны гребня под вершину Ляльвер (пер. Чюрлениса Зап. ЗА*), где сняли записку новгородцев, возвращающихся с Гестолы 23.08.95 г.

С седловины полого вверх по сильно разрушенному скальному гребню к вершине Ляпьвер. Здесь иногда видна тропка, но через 60-80 метров мы уходим траверсом влево на некрутой (20-30°) снежный склон и по нему выходим на вершину Ляльвер (в 11.30). В туре находим вымпел города Новгорода.

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Пик 4310 (Есенина) и в. Ляльвер (дальняя). Снято на спуске с плеча Гестолы

Траверс пройден!
С вершины Ляльвер по сильно разрушенному живому, сложенному из крупных камней и плит гребню, спускаемся дюльферами и в связках. Примерно в середине гребня – узкий снежный гребешок (20 метров). Последние 40 метров – дюльфер, далее по широкому снежному склону (35-45°, карнизы) – спуск на пер. И. Цаннер. Везде хватает старых петель.


"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)
Группа на вершине Ляльвер. На заднем плане - вершина Гестола и вершина 4310. Траверс пройден!!!

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)



И по случаю статья в местной газете о траверсе!

"Рижский" траверс Безенгийской стены, 1995 год (Альпинизм, горы, безенгийская стена, дмитрий павлов, группа павлова)



Лучше гор ничего нет. Победу и добычу оставь другим, утрату и поражение возьми себе



ВЛАДИМИР ГАНКЕВИЧ

р = с(л)/с, где Р — риск, с(л) — случайности, которые личность умеет преодолевать, а С — случайности, которые этой личности могут встретиться.

Дима Павлов: «Импортные» унитаз и бачок, идеально вылепленные из снега, люминесцентная веревочка со снежной ручкой — все это в нише-снежного надува. Так и не использовали — жалко стало. А слепили, потому что Новый год и спирт — вместо шампанского. Такие у нас в горах развлечения. Но это было не в Безенги. Это было на Эльбрусе, который вроде нашей Бастионной горки, только повыше малость».

Альпинистов я видел только в кино. Они все должны петь «Лучше гор могут быть только горы» и прекрасно управляться с гитарой. Обязательно на фоне вершин и облаков.

Еще я слышал, что есть шесть категорий трудности «лазания» по горам. Правда, шестых — целых две: 6А и 6Б. Б — покруче, но это уже в компетенции Райнхольда Месснера — «бога» всех альпинистов. И еще пары десятков человек в мире.

«Отчет о траверсе Безенгийской стены с востока на запад. 6А категория трудности. Руководитель Д. Павлов. Тренер команды О. Табернакулов. Суммарный перепад высот около 6400 м.

Безенгийская стена является самым возвышенным участком Главного Кавказского хребта. Обрываясь километровыми склонами-стенами на юг и полуторакилометровыми на север, на Безенгийский ледник. Стена создает мощный аэродинамический барьер для преобладающих южных влажных морских ветров. Отсюда и частные локальные грозы на Стене при хорошей погоде во всем районе.
Сложность и разнообразие маршрутов в районе Безенгийского ледника привлекли внимание организаторов Открытого чемпионата России в ледовом классе в 1995 году. Чемпионат закончился за две недели до нашего выхода на маршрут и принес печально высокий «урожай» несчастных случаев. Пять человек в этом сезоне погибли на маршрутах, которые нам предстояло пройти. Из них двое — в рамках чемпионата. Они получили «серебро» посмертно».

— Какого черта это тебе нужно? — примерно так звучал мой совершенно искренний вопрос. Дима так же искренне вздыхает: «Больной я». Тренер и товарищ Олег Табернакулов согласно кивает. И подсовывает почитать Месснера. В своих «Хрустальных горизонтах» он все хорошо объясняет: «На нашей планете мало осталось свободного пространства, где можно забыть индустриальное общество и беспрепятственно испробовать свои силы и способности. Каждый из нас тоскует по первобытному образу жизни, при котором можно вступить в единоборство с силами природы и познать при этом самих себя... Живя в мире бетонных пустынь, в мире разобщенности, шизофренически остроумной управленческой или технической компьютеризации, я нуждаюсь в таком противовесе, как гора». А Дима сказал примерно так: «Когда все достает-до... я ухожу».

Дима Павлов не похож ни на своего «бога» Месснера, ни на героя Высоцкого, а скорее на социал-демократа XIX века: негромкая речь и рыжеватая бородка. Она сбривается сразу после возвращения из горних высей. Олег Табернакулов похож на киношного альпиниста хотя бы привычкой ходить в свитерах и горных куртках из специальных материалов. Внутрь влагу и холод не пропускает, а пот выходит наружу моментально.

На 37-м «Балу альпинистов» и чемпионате Балтии по совместительству все шло своим чередом. После того как команда Олега — Димы «наложила лапу» на изрядную часть золотых медалей, началась обычная «гульнара» с танцами. Стена принесла ребятам первое место в Балтии. А в прошлом году команда Олега — Димы заняла второе место на Открытом первенстве России в классе горных походов. В Международный туристический союз России входят страны СНГ, Литва и Болгария. Латвия — в качестве наблюдателя. Но участвовать можно всем.

Дима — технарь (термин мой). Он предпочитает многокилометровые, технически сложные путешествия. То есть идет не к конкретной, пусть даже очень высокой, вершине, а по маршруту, где можно применить и техническое мастерство, и умение работать с оборудованием, и выносливость, да проверить себя и других «на вшивость», — как многоборцы в легкой атлетике, он многоборец в горных видах спорта. Поэтому «траверс» (горизонтальное движение по горному массиву), последний его поход, — самый любимый отдых. Это не значит, что Дима не лезет на вершины. Лезет, но лишь на те, которые «растут» по маршруту.

Я неспроста сказал — отдых. Ненормальные смельчаки называют свои походы отдыхом, потому что так они проводят отпуска и вообще свободное время. Так они встречают новые годы. На Кавказе. Что ж, каждый сходит с ума по-своему, и красиво жить не запретишь!

«Локально погода на Стене может испортиться за десять-двадцать минут от ясного неба до пурги со штормовым ветром. Как правило, в таких ситуациях защититься от непогоды можно исключительно современной экипировкой, а согреться — только физической работой. Рельеф не позволяет не только разбить лагерь, но и укрытия от ветра, как правило, не существует. Скорость ветра всегда высокая, поэтому велика опасность обморожения (руки без рукавиц иногда прихватывало за несколько секунд). Если учесть, что мест, где можно врыть палатку, за ходовой день встречается одно-два, то становится ясно, насколько опасно «поймать» непогоду».

Альпинисты — люди мужественные. Но мужество и глупость не синонимы. Относительные удобства — лагерь, палатка, горячее питание — не каприз, но жизненная необходимость. Иначе не пройти дальше. Обмороженный может не вернуться.

Сломленный — погибает. Нужно разнообразить одинаковые подъемы, спуски, ледовые поля. Нужно шутить через силу, дурачиться через силу, петь через силу и вспоминать старые анекдоты сквозь слезы. Лучше, чем Месснер, я не напишу: «Как Сизиф, должно быть, приходил в отчаяние не от того, что надо было все повторять сначала, а от того, что никогда не достигал ни верха, ни низа, — так и альпинист... рискует сломаться, не имея возможности выскочить из этого повторения. Достижение очередной вершины лишь на мгновение выводит его из колеи страдания и одновременно дает ему силы начать сначала... движение по кругу».

Оно начинается в городской малогабаритной квартире. Потом идея, как очередной приступ болезни, охватывает все сильнее, превращается в бесконечное копание в литературе, метеосводках, картах, в просмотр фотографий, черчение схем. Человек уже там, на горе. Уже остановки быть не может, уже пошел новый круг. Разговоры, споры, собирание денег... Альпинизм занятие недешевое.

Одна дорога до горы чего стоит. Дима и Олег — бизнесмены средней руки. На походы хватает. Все остальные крутятся в поисках финансов для повода, и чтобы прокормиться здесь, на месте временного пребывания – на равнине.

«Решение было принято правильное. Мы закончили траверс в последний день пригодной для этого погоды. СТЕНА ПУСТИЛА НАС И ЗАКРЫЛАСЬ». Это звучит как вера, что горы живые. Стена могла не пустить — как не пустила тех, кто погиб. Ребят, что ступили на карниз и — вниз в снежной пурге, до самого подножия; Гора сама решает по одной ей ведомым критериям, кого пустить, а кого нет. Получается — горы мучают даже тех, кто ими по-настоящему болен, кто их любит. Это как любовь без взаимности».
Дима с Олегом рассказали, как погибли три человека. По маршруту, естественно, легче всего идти в самом пологом месте, ближе к заснеженному гребню. Но обратная сторона гребня, самая пологая его часть, часто оказывается снежным карнизом. Он, как гриб-трутовик лепится к дереву, лепится к горе. И совершенно ненадежен. Тут важно держаться на скальном основании ниже линии отрыва карниза. Ребята не рассчитали. Тяжести троих снег не выдержал. «Любовь неразделенная страшна...»

«Серебряная» связка России погибла по-другому. Обманчивая горная панорама подсказала альпинистам, что впереди — пологий склон. И еще поджимало спортивное время. На победу в первенстве шли. Склон действительно был пологим, но скалы обледенели...

«На гребне сворачиваем влево и выходим на вершину Джанги Восточная. Тур на ближайшем выходе камней на западном склоне в нескольких метрах от вершины. В туре находим коробочку с двумя огрызками карандашей, вместо записки. Откалываем свою заброску и, вернувшись на 20 — 30 метров по гребню, начинаем спуск до плато с мульдой».

Вот вам абракадабра, непонятная никому, кроме Олега, Димы и им подобных. «Мульда» — не ругательство. Поверните руку ладонью вверх. Самое низкое место — это и есть мульда, а по- горному — углубление на плоском снежном рельефе. Вещь хорошая, потому что на ней меньше ветра. Здесь можно устроить лагерь, поставить палатку.

Что касается терминологии: гребень — пологий и острый подход к вершине. Тур — пирамида из камней, сложенная для того, чтобы туда положить записку «Киса и Ося здесь были». Это подтверждение восхождения.

Заброска — «жраловка», сухой спирт, все, что ребята заранее принесли во время акклиматизации на промежуточный финиш, чтобы потом по маршруту идти относительно налегке и останавливаться возле своих забросок.

Непосвященному к этим словам трудно привыкнуть, как к языку инопланетян. Но эти ребята и есть словно с другой планеты.

«...Уходим траверсом вправо на некрутой... снежный склон и по нему выходим на вершину Ляльвер. В туре находим вымпел города Новгорода. Траверс пройден!»

Вот и все эмоции отчета. Я специально выбирал эмоции. У Высоцкого в песнях побольше, но, по словам Олега, хоть в них все правда, романтики многовато. «За камнепадом ревет камнепад» — не каждый раз, а наоборот, очень даже редко.

Я думаю, Олег недаром мне подсунул книгу Месснера. Читаю у него перевод стихотворения, написанного в XI веке отшельником Миларэпой. Скорее всего отшельники, жившие на высотах, которые сегодня штурмуют современные фанаты, и были первыми альпинистами.

Послушайте:

Падающий сверху снег
и жестокий зимний ветер
Встретились с легкой
одежонкой Миларэпы,
И закипела битва на вершине
снежной горы.
Снег потом растаял и
превратился в воду,
Ветер, который выл
так громко, стих,
А одежда Миларэпы сгорела,
как костер...
Я полностью победил
демона со снежным лицом.

Я не хочу побеждать демона со снежным лицом. Я восхищаюсь скалолазами, удивляюсь
им, но не хочу быть с ними на вершине. Я их не понимаю.

Хорошо, что не все ходят в горы. Там нужны только те, кто нужен. Люди уже загадили равнину. Пусть же хрустальные горизонты остаются чистыми и прекрасными для тех, кто может и хочет их видеть. Для кого восхождение на вершину есть и вечность, и мгновение.

Вернемся опять к Месснеру. «Счастье — это когда абстрактная идея и жизненные устремления совпадают. Новая вершина, новые пейзажи принимают реальные очертания».
Здорово, когда люди знают, что такое счастье.


Спасибо Дмитрию Павлову за присланные материалы!

Если у вас лежат архивные материалы о лагере и горах Безенги, пожалуйста, не стесняйтесь, делитесь. 60-й день рождения базы "Безенги" - самое для этого время.

96


Комментарии:
5
Спасибо, очень интересно! Прочитал всё за один присест.
Знаком с рассказом про зимнее прохождение питерцами, но там мало информации, касающейся того, какой в реальности суперсложный гребневой рельеф. Фотографии впечатляют. Представляю, как такой рельеф выматывает изо дня в день.

1
https://www.risk.ru/blog/200861

0
Да нет там особых технических сложностей. В длинных и высоких траверсах на первое место выходит психологическая устойчивость, умение терпеть. Особенно зимой.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru