Вертолёт закадычный мой враг или первая примерка гроба на себя.

Пишет Никита Степанов, 01.06.2017 19:44

Вертолёт закадычный мой враг или первая примерка гроба на себя. (Горный туризм)Поляна Москвина.

В 86-ом опять потянуло в горы. Замучили приступы обонятельной ностальгии. Двумя годами раньше мы так смачно покурили на пике Коммунизма, что аромат «Дымка» в смеси с чистейшим горным воздухом при минимальном содержании кислорода, произвёл на меня неизгладимое впечатление и врезался в память. Как любитель вредных привычек, я не мог уже дольше мучиться, да и любопытство разбирало – а как оно будет на этот раз? Обзвонил друзей, собрал команду курильщиков. Решили, что идём на Корженеву и Коммунизма, а для акклимухи на пик Четырёх.
Вертолёт закадычный мой враг или первая примерка гроба на себя. (Горный туризм)
Перекур на пике Коммунизма. 1984 г.

Приезд в Джиргиталь прошёл в штатном режиме. Все неприятности начались с момента погрузки в вертушку. От предчувствия, что скоро окажемся на поляне Москвина, мы радостно вылезли с рюкзаками на лётное поле. И тут что-то пошло не так. Вместо того чтобы запустить всю ватагу, летун ткнул в меня и Князя пальцем и сказал: «Вы двое садитесь, а остальные и рюкзаки – следующим рейсом. Сначала заскочим на Сулоева, захватим кой чего, и сразу на Москвина».

На Сулоева опять всё пошло не так. Нас выгрузили, борт догрузили, и он улетел с обещанием вскоре вернуться. Пошли в гости к «начальнику поляны», хорошему знакомому - Олегу Астахову. За чаем начались воспоминания о первом знакомстве в 81-ом. Мы тогда к ночи спустились с ребра Буревестник и направились к Сулоева, а праздничный салют из сигнальных ракет, выпущенных с поляны, освещал нам путь через Фортамбек. Вспомнили, как потом нас приютили голодных, грязных, оборванных и обмороженных.
Вертолёт закадычный мой враг или первая примерка гроба на себя. (Горный туризм)Бомжи на поляне Сулоева. 1981 г.

Вспомнили, как в 84-ом катал нас Олег по поляне на тракторе.
Вертолёт закадычный мой враг или первая примерка гроба на себя. (Горный туризм)Олег Астахов за рулём трактора на околице Сулоева. 1984 г.

За беседой, попивая чаёк и закусывая сурчатиной, временами слышали и видели, как на Москвина мотается вертушка. Время текло незаметно и неотвратимо. Судя по всему, про нас просто забыли. После обеда шансы улететь упали до нуля. Уныло оглядев свою лёгкую одежёнку и ледорубы – единственный атрибут горнопроходимцев, решили идти пешком. Предложение Олега остаться до завтра и аргумент, что Фортамбек разорвало и он сейчас непроходим, не подействовали. Желание слиться с командой в экстазе единства пересилило. Даже то, что мы не знаем дороги, и понятия не имеем, где эта поляна Москвина, кроме того, что где-то «за углом», не остановило. Лишь попросили, как приговорённые, выполнить наше последнее желание – развязать его баранов и отдать нам пеньковую верёвку. Прощание прошло без сантиментов: поблагодарили за гостеприимство, пожали друг другу руки и расстались. А в душе я затаил злобу на вертолёт. Из-за этого гада теперь придётся топать пешком – не прилетел зараза! И злоба моя почему-то была обращена на саму эту железную стрекозу, а не на того, «который в ней сидит».

Сразу взяли с места в карьер, который быстро перешёл на рысь, а вскоре и вовсе на шаг. Тяжеловато оказалось бегать, когда тебя только утром на 4000 бросили. Описывать спуски и подъёмы по конгломератам, моренам и льду без кошек, не буду. Скажу одно – не сахар и не малина. Когда наступили сумерки, решили, что пора сворачивать «за угол». «За углом» не то, что человеческого присутствия, а даже признаков жизни не обнаружили. Мы вообще ничего не обнаружили кроме моренных валов, уходящих куда-то далеко и высоко вверх. От бесконечных подъёмов и постепенно сгущающихся сумерек стало наступать чувство безысходности, а вариант схватить холодную становился всё явственнее. Вспоминая чай и сурчатину, жалели, что не послушались Олега.

Состояние отупения и безразличия нарушил крик Князя: «Нашёл!» Интересно, что на этот раз? Уж не своё ли говно, как когда-то на пике Ленина, которое оказалось путеводной звездой в тумане. Ан нет - консервную банку, а чуть выше ещё пару. Князь то кладоискателем оказался! Это было спасение. Мы так обрадовались найденным отходам цивилизации загрязняющим планету! Чтобы не сбиться с пути выбирали наиболее загаженные места, которые уже в темноте привели нас к желанной цели – помойке МАЛа, а оттуда до лагеря рукой подать. Наше появление в лагере мужики встретили минутой молчания, а потом детским визгом на лужайке. Оказалось, что вертушка на завтра отменяется, а может быть и на послезавтра.

Утро, которое у нас началось ближе к обеду, было тяжёлым. У нас с Князем отходняк после вчерашнего марш-броска, остальным тоже кисло на такой высоте. Решили в этот день не напрягаться, а раскидать снарягу и продукты по людям. На следующий день сходили в сторону Корженевы и сделали заброску для будущего восхождения. Вечером поняли, что пора. Уже третий день в горах, а ни на одном 6-ти тысячнике ещё не были - неспортивно! В планах был пик Четырёх.

Сдуру вышли рано, но после обеда нам это надоело, и встали на ночёвку. На следующий день, тоже не напрягаясь, часам к четырём притопали под пик, откуда нужно было уже лезть, а не идти. Заночевали. Завтра шашки наголо и вперёд. Вертолёт закадычный мой враг или первая примерка гроба на себя. (Горный туризм)Пик Четырёх.

Встали часа в четыре. Собрались. Фома идти отказался. Настораживал Князь – уж больно долго и неуверенно зашнуровывал свои трикони. Так и случилось. Отойдя метров 50 от палатки, он крикнул, что не пойдёт, и повернул обратно. Полезли вчетвером. Немного не дойдя до вершины, услышали крики и увидели, что Фома машет руками. Посыпались вниз, как груши с дерева. В лагере нас ждала нерадостная сцена. Князь лежал, наполовину высунувшись из палатки. Лицо коричневое, изо рта пена. Дело пахло керосином.

Завхоза сразу отрядили в МАЛ за помощью, а вчетвером быстро побросали самое необходимое в мешки и запеленали Князя. Невзначай бросив взгляд вниз, увидел необычную картину. Завхоз зигзагами по-пластунски полз, тщательно зондируя ледорубом снег перед собой, по вчера ещё твёрдому фирновому склону, требовавшему ходьбы в кошках. Нетрудно догадаться, что палящее солнце и наступившее резкое потепление сыграли с нами злую шутку, а вернее подкинули большую грязную свинью, превратив склон в решето.

Если б я знал, что там такая рвань! И надо ж мне было послать именно его! Он патологически любил трещины, а особенно их дно, и они отвечали ему взаимностью. После 12-ти метрового падения на Тянь-Шане с приземлением на голову и 8-ми метрового на Кавказе, он был признан заслуженным мастером свободных полётов и жёстких приземлений. Но возвращать его было уже поздно и, наверное, опаснее. Решили предоставить его тушку в лапы судьбы.

Забегая вперёд, скажу, что судьба и на этот раз была благосклонна. Когда основная зона трещин кончилась и появилась хорошо набитая тропа, он встал и побежал по ней. По пути встретил большую группу чехов, сидевших на рюкзаках, а рядом на тропе оскаленной пастью зияла большая дыра. Из неё только что достали упавшего чеха. Завхоз предложил бартер: его цепляют к верёвке и провожают до морены, а он относит рюкзак пострадавшего в МАЛ. Обоюдовыгодная сделка состоялась к радости обеих сторон. Пробеги он там получасом раньше, и очередного свидания с трещиной ему не миновать бы. Есть всё-таки в трещинах что-то притягательное.

Дальнейшие действия стали ясны как пень. Связались и поползли квадратом, как партизаны в тылу врага. В центре был наш больной, который служил якорем провалившемуся, что он исправно периодически выполнял. Когда доползли до открытого льда, пришлось пересадить его в абалаковский рюкзак, прорезав в нём две дыры для ног, и тащить на плечах, сменяя друг друга. Один нёс, двое поддерживали по бокам, а четвёртый сзади держал за рюкзак. Ох, и адова была эта работа. Он хоть и тощий, но всё равно с одеждой килограммов на 75 тянул. Пройти свои 200 метров и передать эстафетный рюкзак товарищу – это было счастьем. Сейчас, когда вижу, как на экране телевизора кто-то в одиночку часами тараканит другого на закорках, мне даже «Вертикальный беспредел» чистой правдой кажется.

Вскоре навстречу попались двое новозеландцев, у которых была рация. По ней связались с лагерем и узнали, что врач и инструктор уже вышли к нам. Продолжили свои потаскушки, а эти две импортные суки, вместо того чтобы помочь, шли рядом, подкармливали нас шоколадками, и советовали вызвать геликоптер. Когда они окончательно задолбали, предложили им физдовать подобру-поздорову, потому что геликоптер нихт, найн и не будет.

Часам к 9 вечера дотащили до морены, и тут подошла помощь снизу. Увидев бессознательное тело, врач сразу смерил давление и сказал, что 40 на 0. Я и представить не мог, что такое бывает. Дал кислород, что-то вколол и начал хлестать по щекам. Князь начал материться, а вскоре и слегка очухался. От сердца отлегло - будет жить. Транспортировка продолжилась в том же порядке. По дороге избавлялись от ненужного снаряжения – оставляли на тропе ледорубы, верёвки, кошки. Нести стало гораздо тяжелее - в темноте ноги на морене заворачивались в бантик, а главное Князь, чувствуя себя наездником, постоянно говорил куда идти, куда наступать и давал ещё много ценных советов. Руки чесались от желания дать ему по репе, и только сострадание к больному сдерживало нас.

В четыре утра спустилисьв МАЛ, где нас уже ждал врач первой Гималайской экспедиции – Свет Орловский. Он диагностировал у Князя частичный отёк мозга и рекомендовал завтра же санрейсом эвакуировать его. От руководства МАЛа нам предложили по полкружки спирта. Для вежливости, мы чуть-чуть поотказывались. Ровно столько, чтобы они не успели передумать, а потом с наслаждением выпили и вповалку рухнули в одну из предоставленных палаток. На этом и закончилось восхождение на пик Четырёх. Мечта покурить на нём и вдохнуть незабываемый аромат «Дымка» не сбылась.

Утром собрались на военный совет - решать, что делать. За Князем должен был прилететь санрейс, а Фома вызвался сопровождать его. Нас останется четверо. Конечно можем сходить на Корженеву и Коммунизма, но в случае ЧП втроём трудно будет утащить пострадавшего вниз с семитысячника. А просить второй раз о помощи язык не повернётся – мы и так весь альпинистский улей разворошили своими спасами. Не за этим они сюда приехали, чтобы каких-то туриков из беды вызволять. Об этом и Завхоз рассказывал, что когда шёл вверх с врачом и инстуктором, они были, мягко говоря, не в восторге от ночной прогулки. Особенно сильно жужжал инструктор на тему, что сидят, небось, в палатке и ждут, пока их спасут. Правда, когда нас встретили, несущих Князя уже по морене, жужжанье прекратилось, и в голосе появились уважительные нотки.

Настроение было не из лучших, а вернее его вовсе не было. Пока не узнаем окончательный диагноз и возможные последствия, идти куда-то кощунственно. Решили, что нужно сворачиваться и выбираться. Можно конечно через перевалы, но уж больно неохота. Хотелось улететь вертушкой с надеждой, что в этот раз она не промахнётся. Вертушка подразумевала дополнительные расходы, но у нас была куча продуктов и бензин, которые вполне можно продать.

Отправили Князя с Фомой в цивилизацию, а сами сидели, играли в преферанс и приходили в себя после ходовых суток. На следующий день вдвоём с Завхозом пошли снимать палатку из под пика Четырёх и собирать брошенное по дороге барахло. Шли и удивлялись – всё: ледорубы, верёвки, кошки лежало там же, где бросили. То ли последние сутки сюда никто не ходил, то ли оно такое плохое, что им побрезговали. Мы даже немного обиделись. А может быть, это порядочность и честность? Поверить трудно, хочется какой-нибудь подвох найти.

Для пополнения общака устроили торг-аукцион по распродаже продуктов, что вызвало немалый интерес среди местного населения. Особенно отчаянно торговался Миша Туркевич. Он это делал с упоением и до самозабвения. При каждой очередной покупке Миша перекладывал из нашей кучки в свою какой-нибудь пакетик или пачку, приговаривая – бонус. Это нужно было видеть! Картина маслом – не сотрёшь.

Прилетел борт с какой-то командой. Разгрузились, поставились. Один из них сразу лёг в палатку и не вставал. Свет Орловский осмотрел его и сказал, что нужно завтра же эвакуировать. Под это дело мы и вписались в качестве сопровождающих. В вертушку его внесли на руках. Машина взревела, сделала самолётный разбег, и прыгнула вниз с поляны.

Развалился на скамейке. Потекли мысли. Закончен сезон. Не повезло. Но надеюсь, что не последний - наверстаем. Задремал и мысли улетели вдаль. Представил себя лежащим на пляже в окружении сотрудниц и, как сибирский кот из анекдота, рассказывающим, как на Памире отморозил себе …. Но не совсем, а частично, и теперь врачи рекомендуют тщательный уход и массаж. Они смотрят на меня, как на героя, и я утопаю в свете их лучистых глаз.

Мечтания прервало внезапное ощущение дискомфорта. Вздрогнул, просыпаясь, бросил взгляд в иллюминатор и обомлел. Метнулся к летунам с криком: «Мужики, вы куда?! Нам налево (привычное направление)!» «А борт летит направо – в Дараут-Курган. Мы-то тут при чём – куда он хочет, туда и летит» - ухмыльнулись они. Опять консервная банка с пропеллером мне нагадила! Как чувствовал - всё-таки нужно было через перевалы уходить. С этого момента вертушка стала моей самой заклятой вражиной. Дал себе слово больше никогда не летать на ней.

В холодном поту я вернулся на место. Алайская долина рассматривалась как очень маловероятный, но возможный путь отступления, поэтому все оформили пропуска в погранзону, кроме меня. Приток свежих сотрудниц стал мощным отвлекающим фактором. Пляжи, кино и кафе занимали всё время. Ну, какое там, на хрен КГБ – не до них мне было, а с выездом на пляж они тогда не работали. И вот печальный результат - лечу в погранзону без пропуска.

Придётся мне неделю картошку чистить и гальюны драить на заставе до «выяснения». Потом партком, который будет пытать с пристрастием, откуда в Сары-Таше вода «Боржоми», которой я поехал лечить печень в Ессентуках. Моя склонённая голова, чтобы меч не посёк, и честное-пречестное, что я так больше не буду никогда… А под занавес всеобщее одобрение сослуживцев, но уже после спуска с Голгофы.

Вертушка садится прямо напротив больницы в Дарауте. Как ни странно наш лежачий больной встаёт и выходит сам. Провожаем его в приёмный покой и сдаём в стационар. Считая свою миссию выполненной, стали узнавать про пути отъезда. По мнению аборигенов, машина ходит в Джиргиталь не чаще, чем раз в неделю, да и дорога туда нецензурная. А в Сары-Таш по нескольку штук в день, а оттуда по тракту машины в Ош регулярно ездят. Джиргиталь для меня накрылся – неделю сидеть не буду. Придётся рисковать, и в крайнем случае сдаваться.

Недалеко стоял крытый ГАЗ-66. Подошли, поздоровались, поинтересовались. Они оказалось геологами везущими образцы породы в Ош.
- А не подбросите ли до Оша?
- А чего ж не подвезти хороших людей, если у них с собой что-нибудь есть?
- А як же. Мы почти с начала маршрута улетели.

По дороге познакомились и закрепили содружество горных людей смелой водой. Атмосфера сразу потеплела, и понеслись анекдоты, байки, прибаутки. Ребята оказались весёлые и приветливые. Один особенно выделялся балагурством. Вроде бы у них все равны, но он был авторитетнее.

Газон лихо несся по широкой Алайской долине, с каждым километром уменьшая расстояние до Сары-Таша, и в том же темпе сжималась во мне внутренняя пружина. Завхоз это почувствовал и выступил первой скрипкой, спросив у балагура, далеко ли до заставы? Километров 50 - последовал ответ. Тогда он выложил всё начистоту про моё беспутство и разгильдяйство.

Минута молчания была прервана голосом балагура:
- А мы сейчас выкинем образцы из ящика и туда его засунем. Кошмой накроем и сверху сядем. Глядишь, и прокатит.
-А если застукают? – спросил я.
-Тогда мы скажем, что в горах поймали волосатое чудище, побрили, отмыли, в человеческую одежду одели. А теперь везём в Академию Наук, чтобы определили, к какому виду фауны это недоразумение относится.
- А если документы потребуют?
- Тогда мы спросим: а у баранов вы тоже документы требуете? Ты главное дико вращай глазами, мычи, блей и хрюкай понатуральнее!
На том и порешили.

Машину остановили, ящик опорожнили, кинули туда спальник и предложили опробовать лежбище. От предложения холодок повеял на меня и мурашки пробежали по спине топоча копытами, а потом взглянул на это философски. Ведь всё равно в КОНЦЕ концов придётся примерить деревянный макинтош, и представился вариант потренироваться. Грех упустить такой случай. Залез в него, крышка захлопнулась и свет померк. Хоть и не страдаю клаустрофобией, но вначале было неуютно. Ворочался, как будто жирного на ночь объелся, да и жестковато было. Вдруг внутри меня прозвучал голос: «Смирись, сын мой и спи спокойно. Аминь…», а в голове мелькнуло – блин, здесь тоже страна советов. Лучше бы подушечку послал вместо рекомендаций, и погрузился в сон далеко не праведника, а патологически уставшего человека.

Когда моё тело извлекли на свет божий, пришлось долго разминать затёкшие члены, а ребята рассказывали о дорожных приключениях. Как только «похоронили», балагур, по принципу: лишний рот – для нас горе, предложил допить флягу без меня. Робкие намёки на честность пресёк весомым аргументом: ведь мы же о нём печёмся – охота ли будет погранцам стаскивать вдребадан пьяную ватагу с ящика?

Он был прав. На заставе им даже не пришлось устраивать ролевую игру. Погранцы в кузов не сунулись – запах отпугнул. Паспорта и фейсы показывали через борт машины. Едва отъехав от поста, сразу уснули. Через несколько часов, очнувшийся завхоз понял, что кого-то не хватает, и вспомнил про меня. Разбудил остальных, но только собрались вынимать, а тут, как чёрт из табакерки, нагрянул какой-то залётный разъезд погранцов. Решили больше не рисковать. Все опять повалились на ящик, и мирно засопели. Резонно – если «покойничек» изнутри по крышке гроба не стучит, то и нечего беспокоиться – значит ему там хорошо.

Жизнь налаживалась. Радостно было ощущать себя столь удачно провезённой контрабандой, но осадочек, от опустошённой без меня фляги, остался. А машина, тем временем, катилась по дороге в Ош, приближая нас к заветной цели - шумному и пёстрому азиатскому базару…

P.S. Предвидя вопросы о судьбе Князя, и камни в наш огород, сразу оговорюсь – он до сих пор ходит в горы.

184


Комментарии:
11
Блеск!

5
Замечательное повествование, с иронией, юмором. Ходил так же с Фортамбека, как и вы. Так же "повернете за угол, а там уже и не далеко до поляны". Виновник тот же вертолет, хорошо без рюкзаков шли.

4
Спасибо! Класс!

14
Подтверждаю: всё чистая правда. Князь.
Сейчас готовлюсь на Киргизский хребет.

1
Андрей, а может с нами на Кавказ пойдёшь? Он ближе и роднее.

3
Кавказ прошел почти весь. ностальгия по средней азии. Смотри меня в Utub куракин безенги

2
Верю!

3
Великолепно!!!

4
Ну, Никита - обещал - сделал

2
ЗдОрово! А мы так на кпп в Сарыташе под рюкзаками и пуховками Лауница Витю и Женю Иванова в машине прятали, направляясь в Зулумарт, по-моему. Прием-то, оказывается, не нов...

0
Похоже, все так делали на Памире. :) У нас местный парень где-то паспорт обронил, ехал под нашими пуховками из Ванча. Там это, видимо, как у нас в электричке безбилетник - а что такого? :)

3
От души повеселился! Книгу точно надо писать!

2
Душевно:))

3
Никита, классно написано, читал с удовольствием. смеялся от души. Спасибо!

2
Здорово,приключения,сюжеты,ржака,Никита пишите книгу.Читал взахлёб.

5
Класс, мало кто может похвастаться такими приключениями =).

А мы с новичками турклуба трюк с переодеваниями проворачивали как-то в электричке по пути домой с тренировки. У одной девочки оказался не тот билет (прощёлкала, что на "ласточку" нужно особый билет покупать, чуть дороже обычного), от контролёров она сбежала в уже проверенную часть поезда. Те по рации сообщили второй бригаде коллег её приметы (поймать и сдать в милицию на вокзале !), но мы-то их тоже услышали и ломанулись следом, спасать ! В итоге по поезду ловили приметную девушку с роскошной рыжей копной волос, в очках, в красной куртке и с рюкзаком, а она в секунды перевоплотилась в "серую мышку" (волосы убрала под шапочку) в тёмной флиске, без очков, да и рюкзак спрятать успели =). Не узнали, а проверять билеты у всех подряд ещё раз времени у них уже не было.

1
Спасибо !!! Очень душевно )))

3
Абсолютно жизненная история!
Веселое было времяпровождение в горах, во всех его проявлениях...
В 94 так же в трусах и майках оказались на перевале Терс-Агар из жаркого Коканда.
Пилоты попросили показать как лететь на Москвина...

11
Даа, Дарауткурган ещё та ловушка! В 78г, закончив маршрут на леднике Абрамова мы решили с ледника перевалить в Алайскую долину и глянуть одним глазом на пик Ленина.Возвращатся в Фергану собирались по обозначенной на карте новой автодороге через пер.Тенгизбай, что на Алайском хребте.Полюбовавшись пиком, узнаём, что автодороги нет, её строят уже 10 лет и ещё столько же будут строить.У нас,есессвено, пропуска в погранзону нет и в добавок мы в цейтноте (до выхода на работу-2,5 дня!).Каких нам только вариантов проезда не предлагали,незадешево!Вплоть до проезда в хлебовозке! Но нас было шестеро, и притом один был кореец(в те годы был неписанный закон-в погранзону,даже с пропуском, в группу корейцев не брать, т.к. погранцы их не отличают от китайцев и можно на заставе всем надолго присесть...до выяснения).Выручил нас один случайный совет-съездить к строителям многострадальной дороги...что мы и сделали! Оказалось, что они уже дотащили дорогу до перевала...там ещё километров 45 до Исфайрамсая без дороги...и дальше опять дорога, которую тянут с той стороны, с Уч-кургана.Вот только все машины с утра ушли на перевал...только автокран остался,сейчас пойдёт...если хотите.Да мы бы и на асфальтовый каток согласились бы! Облепили мы этот кран и двинулись на перевал...Как мы за этот день ещё пронеслись эти 45 км-уже другая история...А дорогу эту так и не достроили, бросили...

4
Аффтар, пешы исчо!

34
Спасибо, Никита! Здорово! Читается залпом!

По поводу нелегального проезда в ящиках. В бытность мою на Дальнем Востоке был у меня товарищ. Как то его жена уехала надолго, и он пригласил меня- холостяка к себе домой. Посидели (ну как мужики сидят?!), разговорились. И поведал он мне свою историю.Будучи студентом, он с друзьями придумал вид спорта- спора. Договариваются встретиться в какой-либо точке СССР (Соловки, или Владивосток, или Тикси, или Ташкент например). Выходят из студенческой общаги без денег и документов. Кто первый добрался- тот и победил.

Однажды, прорываясь на Соловки, Володя оказался зажатым с двух концов в плацкартном вагоне поезда контролерами. И одна сердобольная девушка спрятала его в вещевом ящике под сидением, а сама уселась сверху. Дойдя до этого места, Володя остановился, призадумался, затем налил еще по рюмке. Ожидая продолжения, я спросил: "Ну и чем кончилось?". Володя печально сказал: "До сих пор не выпускает!", и показал фотографию жены.

9
Да уж, повеселил Михаил! Сначала в ящик, а потом сразу под каблук!

7
«Володя печально сказал: "До сих пор не выпускает!", и показал фотографию жены»
Михаил Саныч, а вы в слове «печально» точно уверены?
Нет, то, что фраза в контекст хорошо ложится, не спорю.
Но именно из таких «вещевых ящиков» складываются лучшие страницы нашей жизни.

8
Но ведь я не сказал, почему печалился Володя: жена надолго тогда уехала, вот и печаль!

Хотелось бы объяснить молодежи, каким рисковым спортом увлекался тогда Володя. Русская рулетка - детское развлечение с их играми: в то время в стране действовало два закона - "О тунеядстве" и "О бродяжничестве". По любому из них игрока, допустившего, чтобы его поймали, могли надолго "закрыть" для перевоспитания!

9
В 1918 году мой дед убежал от революции в Тегеран, потом, когда всё утихло, вернулся. В 1919. Закрыли границу в1935г. Его взяли в 1937 за незаконный переход границы.

3
Отлично написано! :)

2
Рассказ и изложение - просто шедевр. Спасибо Вам. :)

1
Спасибо за прекрасный рассказ!

1
ЗдОрово! Не оторвешься! Спасибо!

1
На фото один, что стоит выше, в свое удовольствие покуривает, а остальных таки видно, что малость плющит:)

Интересно бухнуть в хорошей кампании никто там не пробовал?:)

4
Вверху как раз я и есть. А бухали мы в в 88-ом, когда траверс Коммунизма делали. Как только Божуков ушёл с вершины, мы втихаря и разлили по стопкам.

1
Никита, респект и уважуха:)

3
Никита! Спасибо за обещанный рассказ. Как говорится: "Пацан сказал - пацан сделал!" Ну а передать через юмор очень серьезные, на грани трагедии, события - это надо уметь. Боюсь только, что для кто-нибудь из начинающих, начитавшихся твоих "развеселых" рассказов и не умеющих "читать между строк", подобные путешествия могут показаться очень привлекательными, полными юмора и захватывающих приключений. Впрочем, это уже их проблема.
Пиши, оттачивай свой талант, будем ждать очередного "шедевра".

2
Следующий уже почти на выходе и опять с "похоронами", правда, в компании с Князем.

Спасибо!

Курильщики - это то еще!

Как-то на Абдукагоре ночевали в палатке пять мужиков и одна барышня. (Не удивляйтесь - палатка польская) Все курильщики, кроме меня. Всю ночь кашляли как чахоточные. Всякие мысли нехорошие спать не давали, думал, к утру кого-то не досчитаемся. Да и как потом по Федченко пойдем. Обошлось! До этой ночи и после такого кашля не наблюдалось, даже повыше, под Омаром Хайямом.

Мужики, бросайте курить! Сэкономите )))

3
Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет:)

6
Мужики, бросайте курить! А часть сэкономленных денег можете пересылать мне - на сигареты.

0
Курящие барышни - зло. В горах - тем более...

Повествование хорошее. Зачем восхождение на пик Четырёх, если собрались на Корженеву? Шли бы на 5400 или повыше по мере сил, сделали бы заброску, отступать значительно проще, чем с пика Четырех. А что с "Князем", раньше не бывало? Или сразу рванули?

4
Юрий Фёдорович, Вы альпинист, и вам по статусу предопределено долбать одну и ту же вершину по нескольку раз, пока Вы её не "покорите". В кавычках написал потому что меня тошнит от этого слова "покорить". Из описанного про Вас в одной из статей в интернете. В данном случае Вы не правы на все 100%. Восхождение на 6230 с ночёвкой на 5700 даёт вполне приличную акклиматизацию перед Корженевой. Мы туристы и хотели посмотреть что-то новое, а не заморачиваться на одной вершине, как основной цели. Кстати, у Вас 17 семитысячников, а у меня всего 7, но это не даёт Вам право рекомендовать, как нужно было ходить, тем более, что всё давно уже пройдено. Поучайте лучше Ваших паучат!

А что с "князем",раньше не бывало? Вы, наверное, не дочитали пост до конца - там сиреневым по зелёному написано, что он до сих пор ходит в горы. А в этом году собирается на Тянь-Шань

1
Акклиматизация сложная штука...
Была такая же почти история, после 86г. когда все легко бегалось и скакалось на Москвина.
Прилетели спустя 8 лет туда же, в 94.
Рванули на Корженевскую на акклиматизацию и заброску, по новой тропе.
Поднялись на 5300, жуткая горняшка...с пачкой таблеток от головной боли..
Переборол, утром поднялись на 5600, еще раз переночевали, оставили заброску и вниз.
Пересидев день, для улучшения аклимухи, решили сгонять на п.Четырёх.
Из лагеря быстро доскакали до плеча со скалами, заночевали, опять те же симптомы...дикая головная боль. На вершину не пошли, хотя редко себе такое позволял.
Скатились вниз. Пару дней позагорали и на восхождение.
Весело добежали до 5600, переночевали, оттуда через грот, до 6100 и далее до 6400.
Переночевали и с утра сбегал на вершину, спустились на 6400, собрали лагерь, и вниз до поляны....по пути собирая остатки забросок наших парней.
Чудеса , да и только, что было с головой , так и не понятно.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru