Восхождение на в. Тютю-Баши, 5-а, 1973 год.

Пишет efr76alp, 27.07.2018 00:11

Восхождение на в. Тютю-Баши, 5-а, 1973 год. (Альпинизм, альпинизм, уллу-тау, память)

Дорогие мои, родные и друзья! Сердечное спасибо за поздравления и пожелания с Днем рождения!!! А вам от меня подарок - рассказ, как я встречал свое 29-летие на Кавказе, 45 лет тому назад!...Восхождение.
Памяти моих любимых друзей - Леши Инюткина , Саши Рассказова и Юры Соловьева - посвящается...
История этого восхождения , как и многое в жизни, началась для меня случайно. Заканчивалась вторая смена, впереди оформление документов, встреча новичков, крещение стажеров, прощальный костер, поиск группы и вершины на пересменок.
Жил я на втором этаже корпуса ближнего к Уллу-Тау. Это комната в торце корпуса называлась "Под Климом" (над входом висел портрет маршала Клима Ворошилова).
Комната была удобна по многим причинам: выход на балкон, откуда виден весь плац, учебная часть, столовая и т.д. Потолок - крыша, нагревался легко и быстро сохли намокшие вещи. Достаточно просторная для двух-трех инструкторов. А в День рождения собирались и 30, 40 человек. И, главное , можно было отслеживать перемещение своих участников.
После обеда вышел на балкон. Из учебной части выглянул Вацлав Ружевский.
-Сергей, зайди, дело есть!
Пулей слетаю вниз. Первый вопрос:-Тебе Пятерка нужна?. -Да.
-А руководство идти можешь?
-Да, только что ходил на Чегет, 5А. И руководство 4Б есть.
-Тогда тебе и флаг в руки! Пойдешь на Тю-Тю. Второе прохождение, подтверждать маршрут Хацкевича!
-Но там -же команда уже готова!
-Не совсем. Харлампий(Кузьмич Кузнецов) готовил деревянный мост над ручьем для крещения стажеров, приподнял один за край и заработал радикулит. Так-что переоформляй маршрутный и так далее, не мне тебя учить.
-Но в команде мастера и КМС. Плюс - НачСпас и КСП. А я - не оформленный первый разряд?
-Вот и поработай, им тоже не когда.
Решение Начуча окончательное и обжалованию не подлежит. Я, ошарашенный слегка, вышел из учебной части. До меня медленно стало доходить , в какую историю я попал. А дело вот в чем. Те , кто бывал в 60-70 и т.д. годы в Адыр-су, знают, какие отношения были между коллективами альплагерей Уллу-Тау и Джайлыка. Борьба на всех уровнях: волейбол - так с барабанами из кухонных бачков и сотней болельщиков, спасработы - одни спускают носилки по тропе, а другие - прямо вниз по склону, и т.д. И вдруг в июне месяце команда под руководством И.Хацкевича из Джайлыка сходила на в.Тю-Тю первопроход 5А. Да еще и записала, что маршрут стоит 5Б. На Тю-Тю, мимо которой и на которую ходили чуть не каждый день инструктора Уллу-Тау!
И как-же прозевали такой маршрут?! Уллу-Тау подпрыгнуло: -Не может быть!
Все, что они ходили, можно обойти, или слева, или справа, какая там пятерка? Тройка, максимум. Откладывать в долгий ящик не стали. Сразу сформировали команду опытных бойцов на ближайший пересменок. Вот в нее-то я и попал.
Маршрут по описанию Хацкевича я оформил быстро. Сложнее было собрать подписи вечно исчезающих участников. И если с личным снаряжением все было хорошо, то общественное надо было подгонять под маршрут. Веревки по 60 метров, крючья для нижней части расщелины деревянные и т.д. За шлямбурами пришел к Ружевскому в комнату. Он достал 2 капроновых чулка и из одного дал горсть крючьев, а из другого -горсть дюбелей. С замечанием:-Должно хватить!
Шлямбура с грушами для продувания у нас были проверенные. Продукты - часть в столовой, остальное - со склада. Спальники решили не брать. Палатку наверх одну, по краям - в пуховых куртках и штанах (ВЦСПС лохматого года выпуска). В середине - куртки и ноги в рюкзаки.
В суете оформления документов на участников отделения и сборов на восхождение быстро подошло 16 июля. Часов в 17, после проверки наличия снаряжения и пр., вышли из лагеря на Тютюйские ночевки. С выпуском, конечно, вопросов не было. Были только пожелания: -Утереть нос Джайлыку!
На ночевки поднялись быстро. Но, как это часто бывает в ущелье Адыр-Су, к вечеру начался дождь. Палатки ставили уже при хорошей поливалке. И тут не повезло Саше Рассказову. Укладывал камень на камень в оттяжках, мокрый камень выскочил из руки и упал на нижний, с которого Саша не успел убрать руку. Один из пальцев сразу посинел. Боль снимали холодной водой, которая была вокруг нас. Надо сказать, что это было не самое неприятное по здоровью группы.
Больше меня беспокоил Ким Зайцев. Москвичи знают, что в те годы в майские праздники альпинисты играли в футбол. Например, Труд с Буревестником. Игры были не шуточные. Здесь на халяве в своей зоне не простоишь, как в нынешней сборной. Игра была до "первой крови…” В этом году пострадал Ким. В столкновении ему сломали 2 или 3 ребра. Прошло 2-2,5 месяца и я переживал, как он будет чувствовать себя наверху и под рюкзаком.
Поужинали. Распределили, кто что делает с утра. Решили, что я с Кимом выхожу пораньше обрабатывать маршрут, остальные подтягиваются позже. Дождь лил почти до утра....
Рано утром быстро собрались и вышли по морене ледника к маршруту. Стоял густой туман. Да... Внизу все скалы одинаковые, а выше - молоко. Ким и сейчас рассказывает всем, как я там бегал, как заяц, туда-сюда в поисках маршрута. Наконец, туман стал подниматься и мы поняли, что находимся под маршрутом. Легко подошли под стенку, примерно 60 метров с раcщелиной, переходящей в монолит и нависанием вверху, которое нам очень помогло. Наверху выпало много снега и когда солнце стало пригревать, сверху потекли ручьи, но... вся вода мимо нас на ледник. Работалось легко. Быстро прошли участок с деревянными крючьями, перешли на обычные скальные, на лесенках стараясь подняться выше без шлямбурных. Поднимались , меняясь первыми по очереди.
И тут нас поджидала маленькая неприятность. Достали шлямбурные крючья... И тут выяснилось, что диаметр отверстия крюка несколько меньше, чем дюбель, который в него надо забить. Ружевский промахнулся с капроновым чулком, а я не проверил в лагере. Да и как я мог подумать, что дюбеля могут быть разного диаметра!
Установилась чудная солнечная погода. Ребята уже подошли и загорали, наблюдая, как мы работаем. Пришлось нарушить эту идилию сообщением о мелкой технической не стыковке мамы и папы шлямбурного крюка. И тут я оценил всю мощь технического оснащения команды мастеров! Часть крючьев была у ребят, поэтому, порывшись в рюкзаках, они достали свои рем- наборы, благодаря которым можно пришить пуговицу, наточить кошки и починить примус. Нашли круглые и полукруглые надфилечки и ... принялись за чисто мужское дело, пропиливая отверстие в крюке под размер дюбеля. С высоты это выглядело эффектно. Три мужика что-то делали руками, при этом еще и загорали. Мы же наверху поняли, что выходить всем на стену уже не получится, до ночевок на полке не успеть. Посмотрели варианты, нельзя ли где обойти эту расщелину по кулуару, и Ким стал тренировать мой характер по принципу: "-Поднимись хоть на пол- метра, хоть на зубах!", потом меняемся - он тоже добавляет сантиметров 30-40. Потом - я . и , наконец , уперлись. Спустились вниз. Ребята уже сделали несколько крючьев. Отдых, обед, распределение ролей на завтра. Все как обычно.
Решили, что на стену на рассвете уйду я и Леша Инюткин. Все подготовили с вечера и рано отбились. Впереди нас ждало 18 июля - бывший тогда День Физкультурника, а также день рождения Сергия Радонежского и, чисто случайно, мой 29-й День рождения. Хотелось встретить его уже на ночевках на Косой полке.
Звездная ночь, тишина. Задремал. И тут Леша толкает меня в бок: -Сколько времени? Пора выходить?
-Да рано, еще первый час ночи.
-А у меня зуб разболелся. -Может пополоскать? -Да пройдет...
Минут через 15-20 опять: -Сколько времени? не пора?-Да нет, еще ночь. И понеслось. и поехало. Каждые полчаса и меньше - вопрос-ответ. Сна как не бывало. Чуть стало светать, я понял, что пора выходить. Быстро собрались, поднялись до расщелины. Договорились, когда поменяемся. Леша пошел первым. А надо сказать, что у него была шикарная каска, белая, мотоциклиста, всю голову закрывает плотно. И он пошел: тюк-тюк-крюк, тюк-тюк... Я выдаю веревку, 10, 20, 30, 40, 50... Я кричу уже давно, сколько метров осталось...А сверху - тюк, тюк - и ни слова. Веревка кончилась... Леша уперся и наконец-то посмотрел вниз. Встал на самостраховку, закрепил веревку. И радостно сообщил, что зуб у него больше не болит! И кто бы сомневался! Столько пропахать в тишине, наедине с собой и стеной, какая боль выдержит!
Подошли ребята. Учить никого не надо. Быстро наверх, к внутреннему углу, не забывая проверять варианты обхода слева и справа. Собрались вместе. По описанию - влево, по отколу. За ним-полка для палатки и снегом для чая. Заглянули - не понравилась. Откол - острый, штаны можно порвать. И висит как-то над ледником... А впереди на стенке крючья шлямбурные Хацкевича. Правда, с разбитыми ушками. Сунулись - плохо. И дальше - ничего хорошего. В это время Саша Рассказов, наш травмированный, забрался на откол и тихо-тихо по нему и за угол. Со страховкой, конечно. И кричит оттуда - все правильно, вот и косая полка впереди, все сюда!
А если бы он палец не зашиб внизу, полез бы он штаны драть? Не факт. Так и дергались бы мы на глухой стенке в никуда. Добрались до полки. Сразу перила, самостраховки, веревка через палатку, все пятеро внутри, каждый занят своим делом. Только Ким на всех - он на примусе, топит кастрюлю снега. Да... и надо же было такому случиться. Уж не помню кто, но, ворочаясь, дернул палатку и кастрюля, уже полная воды. опрокинулась в угол палатки. Слава Богу, наклонная плита не позволила кому-нибудь обвариться. Дальше были непереводимые выражения Кима, обещавшие нам, если уж не короткую жизнь, то всякие травмы, если это повториться!
Обычно, если Ким на восхождении работает, то об этом слышат все группы в ущелье и девушкам рекомендуется закрывать уши. Наконец все успокоились и стали поздравлять меня с Днем Рождения. Быть в горах в этот день - счастье, а на маршруте - счастье вдвойне. Выпили по 3 кружки чая за все хорошее и добавили еще по 0,5, т.к. у Кима чай оставался и он предупредил, что кто не выпьет, тому выльет за шиворот. С Кимом не поспоришь. Порешили с кем я выхожу на рассвете и улеглись.
Палатка Памирка одна, улеглись боком, поперек. Я оказался между Лешей и Кимом. Угомонились быстро...
Я не знаю, что это было со мной - я не мог дышать, казалось, еще немного и я умру... Темнота. Все тихо. Но на мне, как будто камень или еще что-то. Я решил, что нас засыпало и судорожно рванулся вверх! Уперся головой в палатку и только теперь стал соображать... Оказалось, что Леша Инюткин повернулся на спину и придавил мою грудь своим богатырским плечом к скромным косточкам Кима Зайцева. Я попал в тиски! Когда я вырвался из них, они, тиски, Леша и Ким, сомкнулись. Так я просидел до рассвета, радуясь жизни без малейшего желания забраться между друзьями. Но теперь уже я с нетерпением ждал рассвета!
Вышли мы с Сашей Рассказовым. Дальше все было достаточно просто, обходов так и не нашлось. И быстро собрались на вершине. Погода великолепная, солнце, тихо. Спуск - по снегу. Команда побежала вниз. Все, кроме одного. Оказывается, у Юры Соловьева болели коленки. Вверх он шел нормально, а вот на спуске... И как он годом раньше ходил в "Золотой " команде?..
Я, как руководитель, шел за ним последний. Солнце жарило нас как на сковородке, ребята уже внизу, собрали вторую палатку, поджидали нас. Спустились по раскисшему по колено снегу, сразу выпил пару кружек воды из ручья и пошли в лагерь. Надо было торопиться, начиналась третья смена, надо принимать отделения, а мы гуляем.
На плацу (см. снимок) я доложил о восхождении, все нас поздравляли. Доложили и о том, что маршрут достойный и обходов нет. Джайлык заслужил Пятерку! Вечером, за ужином, весь лагерь поздравлял меня с Днем рождения. Директор, Николай Мамишев, вручил книгу " Побежденные вершины" (См. фото). Повара- большой торт. Я благодарил, но голос мой как-то стал тихий и хриплый. Потом, когда все собрались в комнате "под Климом", было интересно наблюдать, как примерно сорок молодых, сильных мужиков не могли выпить одну бутылку коньяка, а шампанское из бутылок вылетало на потолок из-за высоты и температуры. Хотя все это объяснимо - только 3-я смена, пик сезона, все хотят на гору и нарушать режим в присутствии Начуча и Начспаса могли позволить себе только те, кто по какой-то причине уже заканчивал сезон. Правда, песни допоздна никто не запрещал.
Утром я познакомился с новым отделением новичков. 10 человек из разных городов и секций. Снаряжение получили, пошли на Камни в район Стенки спасателей отрабатывать вязку узлов, страховку. А голос-то у меня пропал...Так и бегал от одного к другому, объясняя на пальцах, что и как надо делать. Три дня Саша Рассказов отпаивал меня чаями на травах ущелья Адыр-Су. И голос восстановился!
Прошло 40 лет. Уже давно нет с нами Хацкевича... Трагически ушел в Нижнем Леша Инюткин... Многих из тех, кто оставил автографы на книжке "Побежденные вершины", уже нет с нами. Но, собираясь 8 августа в День памяти друзей в ущелье Адыр-Су, мы, четверо, всегда вспоминаем это восхожденье. А я благодарю Ружевского и команду за тот опыт, который они передали мне на этом восхождении!
Ночь с 16 на 17 июля 2013 г.

P.S. Трагическое событие в июле 2014 года перевернуло нашу жизнь... На спуске с вершины Адыр-Су погиб Саша Рассказов... Через 41 год после нашего восхождения... Я выполняю его желание, это Саша подвигал меня в написании рассказа! Вечная память!
P.P.S. 10 сентября 2014 года ушел и Юра Соловьев... Прощайте, друзья...Восхождение на в. Тютю-Баши, 5-а, 1973 год. (Альпинизм, альпинизм, уллу-тау, память),Восхождение на в. Тютю-Баши, 5-а, 1973 год. (Альпинизм, альпинизм, уллу-тау, память),Восхождение на в. Тютю-Баши, 5-а, 1973 год. (Альпинизм, альпинизм, уллу-тау, память),Восхождение на в. Тютю-Баши, 5-а, 1973 год. (Альпинизм, альпинизм, уллу-тау, память)

85


Комментарии:
8
Спасибо за отличное повествование! Да, люди-легенды... Ким Кирилыч, Валентиныч и остальные... Провожал нашего старшего товарища и наставника Рассказова с ночевки у рыжих скал утром 18 июля 2014 г. на Адырсу по 3Б, маршрут оказавшийся для него последним...

1
Спасибо за рассказ Сергей. Ты был у меня первым инструктором. А потом я уже был инструктором в лагере. Всех с кем ты был на той горе знал очень хорошо.

3
Сильно зацепило, спасибо. В том году я ещё только прошёл первую четвёрку...
Мир ушедшим, доброго здоровья и долгих лет остальным.

3
Начало той пятёрки:

1

2
Ходили 10 лет назад.
Я интсруктором, у ребят первая пятёрка.
Понравился маршрут.

Спасибо за рассказ, очень живо, просто как фильм посмотрел.

4
Отличный рассказ!
Приятно почитать про Ким Кирилыча, Инюткина, Рассказова, Соловьёва.
Самое интересное, что тех, кто идёт этот маршрут, всегда предупреждают,
нужно за угол, на полку, что прямо - глухо, не пройти! Но есть упорные люди!
Так было и в 1988 г, когда, с перемычки Шогенцукова, я наблюдал, как мой друг
Саня Макаров, в двойке с Сосной (Валей Сосниной) пытается пробиться "в лоб".
Сосна всё же убедила его после нескольких попыток пойти по описанию и они,
уже под грозой, успели к нам спуститься.
Евг. Затирка

0
Стало интересно, как прошла команда Хацкевича первые верёвки, если после них не остались шлямбура?

1
В те времена Уллу-Тау частенько становился первым в стране, по количеству пройденных пятерок за сезон. Это сильно нервировало Джайлык. Как правильно заметил автор поста, противостояние было перенесено на ВСЕ. Иногда, до смешного доходило...

3
Ходил этот маршрут два раза. Один раз в двойке. Да это и неважно,давно это было. Просто люди все знакомые. Когда познакомлся с Хацкевичем смотрел на него, как на супермена. Валентиныча (Рассказова) знал еще раньше, 50 лет назад: в одной секции были, один факультет кончали, в одном КБ работали, железки делали, на трубу котельной фонари вешали.... Инюткин,Соловей. Нет ребят. Печалька. Остается только память. Спасибо автору за рассказ.

0
Красивый маршрут.
А вот шлямбура как-то бить и не хотелось.
Пара титановых швеллеров там осталось.

0
Спасибо за рассказ

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru