Outdoor-проект-2014: Северо-Западный Памир команды МАИ

Пишет Елена Дмитренко, 24.11.2014 23:27

1

Последний в списке номинантов на самый яркий outdoor-проект - поход команды Сергея Романенкова на Северо-Западный Памир этим летом.
На мои вопросы отвечали участники похода. Так что я теперь знаю, кто такой "Липидр". А вы знаете?


Проект на Риске:


Фотоотчет по памирскому походу. Часть 1.
Фотоотчет по памирскому походу. Часть 2.
Фотоотчет по памирскому походу. Часть 3.




Информация о походе:



Район похода: Северо-Западный Памир
Вид туризма: горный
Категория сложности: шестая

Команда: Артемов Иван, Винчевский Максим, Войтюк Михаил, Воробьев Алексей, Жидков Денис, Потапенко Андрей, Романенков Сергей (рук.), Рыкалов Петр, Холодов Евгений

Сроки активной части похода: 14.07-27.08.2014
Продолжительность похода: 45 дней
Длинна пройденного пути: 281 км
Суммарный набор высоты: 21976 м
Высокие ночёвки: Выше 5000 м: 18 ночёвок
Выше 6000 м: 6311 ,6311 ,6580, 6983, 6971
Средняя высота ночевок за 45 дней: 4607 м

Схема маршрута1.1

Нитка маршрута



К. Кандоу - р. Муксу - пер. Белькандоу (н/к, 3398) - вверх по р.Сугран до лед. Надежда (занос заброски) - пер. Белькандоу (н/к, 3398) – р.Муксу - р. Ташлык - пер. Ташлык (2Б, 4608) - пер. Шагазы (2Б, 4641) – рад. пик Руслан (5096, 3А, по С гребню) - лед. Шагазы - пер. Тиндаль (3Б, 5172) - рад. пик Тиндаль (5895, 3А*, по СВ гребню) –левый приток лед. Девлохан - пер. Тамара (1Б, 4577) - р. Сугран (3270) (забрали заброску) - лед. Сугран – лед. Северный - перемычка 6110 (3А) - лед. Сугран - пер. Наблюдений (3А, 5470) - лед. Шинибини - пер.Шапак (2Б, 5397) – лед. Шапак - лед. Фортамбек - МАЛ на Москвина (4350) – рад. пик Корженевской (7105, 3А, по Ю гребню, маршрут Цейтлина) - МАЛ на Москвина (4350) - траверс пика Коммунизма (7495, 3Б*, с подъемом по маршруту Бородкина (с севера) и спуском по маршруту Абалакова (на юг)) - лед. Ошанина - лед. Бивачный - лед. Федченко - пер. Кашал-Аяк (2А, 4367) - лед. РГО - р. Ванч - к. Поймазар

Схема маршрута1.2


На вопросы Риск.ру отвечают Андрей Потапенко и Денис Жидков




- Начну с несколько философского вопроса. Знаю, что первоначальный ваш план на поход этим летом сорвался. Получившееся вместо этого путешествие получилось компромиссное, или превзошло все ожидания и заставило поверить, что мироздание распорядилось правильно?

Андрей: Есть известная фраза с глубоким философским смыслом – расскажи Богу о своих планах. О правильности мироздания мы можем судить только задним числом. Сейчас мы живы-здоровы и даже довольны – значит ли это, что всё было правильно? Если серьёзно, первоначальный план рождался очень тяжело, рассматривались несколько вариантов подъезда, забросок, колец акклиматизации. Стараясь сохранить ключевые восхождения, мы допускали сложную логистику и определённую нелогичность отдельных участков маршрута. Тем не менее, маршрут был готов. Но за 3 недели до старта закрыли Горный Бадахшан. Компромиссов не было – верховья Федченко стали недоступны, а на руках были билеты в Куляб. Поэтому вариант с СЗ Памиром стал основным и единственным.

01

- Две недели – достаточный срок, чтобы переверстать планы и поставить новые цели? Вам хватило времени на подготовку к новой версии летнего времяпровождения?

Андрей: Собственно, главная цель не изменилась, мы хотели пройти траверс Коммунизма, и вся подготовка шла вокруг этой идеи. Да, последние две недели пришлось мало спать. Обычно для хорошей подготовки надо 2-3 месяца, сейчас у нас такой роскоши не было.

02

- Полтора месяца вместе. Поделитесь секретами успешного сосуществования группы.

Андрей: Самым сильным фактором сплочённости была, есть и будет общность высокой цели. Это правда, тут нет ни капли пафоса. В группе не было совсем новых участников. Мы давно и хорошо знакомы, в том числе и с туристами-альпинистами из Беларуси. Конечно, были локальные напряжённости, но они, как правило, возникали из-за разных «хотелок» на тему, как и куда ходить, проблем на бытовом уровне я не припомню. Из нашей подводной лодки бежать было некуда.

Денис: В туризме и альпинизме спортивных рост происходит не только в техническом плане, но и в психологическом. Когда люди доходят до уровня походов высшей категории сложности, то, в большинстве случаев, «фактор уживчивости» с другими людьми у них развит достаточно хорошо. Радикализм обычно отсеивается в более простых путешествиях, когда человеку приходится либо менять себя, либо, для дальнейших путешествий, искать команду похожих людей. Так что лет через 10 путешествий, горы постепенно нивелируют людей.

03

А для себя, как, наверное, и у всех нас, сформулировано несколько принципов. Один из них: не стыдиться извиниться, даже если и считаешь себя правым, и даже лучше позже. А одну из формулировок второго принципа я услышал в этом походе от кого-то из ребят. В каждом человеке внутри живёт существо – называется оно Липидр, и характер у него очень скверный, как и имя, одно из значений которого переводится с давно забытого древнего языка, как ленивый «плохой человек». И вот каждый из нас постоянно борется с таким существом. А в походе, когда люди устают физически и терпят некоторые лишения, эта борьба обостряется. И чем больше каждый из нас будет душить в себе это существо, тем комфортнее будет всем.

04

- Было бы в этом походе что-нибудь принципиально для вас новое? Чего вы раньше не делали?

Андрей: Никто из нас не делал такие высокие траверсы. Две ночёвки на 7000 метрах и переход всей командой с рюкзаками через 7350 – это дорогого стоит. Лично для меня было очень полезно поработать с людьми, имеющими хороший опыт технического альпинизма.

Денис: Для меня этим чем-то принципиально новым, однозначно, была высота. Вообще, в плане высотного опыта команда была разнородной. Были трое «снежных барсов», ещё четверо ребят с опытом шести- и семитысячников, и двое ребят с опытом Эльбруса. Одним из этих ребят был я. И перед походом, да и большую часть похода, были постоянные внутренние волнения: подходит мой организм для высоты или нет. Как-то обошлось, и, судя по всему, организм подходит. Спасибо ребятам, что согласились взять в команду, на такой серьёзный маршрут и всячески поддерживали. Да и вообще без сильной команды, именно команды, где каждый старается для всех, такое пройти в принципе невозможно.

05

Запомнился один момент при подъёме на пик Душанбе, для дальнейшего траверса Коммунизма. Так получилось, что мы два дня пережидали непогоду на Памирском фирновом плато, а это почти 6 тысяч метров. И снега за эти 2 дня выпало предостаточно. И подъём на ночёвки на Душанбе получился очень тяжёлый: с тропёжкой, временами по пояс, челночинием, да и просто зарыванием в снегу.

Добавить к этому достаточно тяжёлые рюкзаки, ветер, приличную высоту, да и на тридцать пятый день похода уже никак не свежачёк, (хотя и заезженными лошадьми мы себя тоже ещё не чувствовали). А всем известно, как высота и усталость могут подтачивать волю. В какой-то момент у меня настал пик малодушия: хотелось на всё плюнуть, сказать «не могу», «не моё это», «ребята, а может вниз?».

06

А потом пришло осознание окружающей действительности: погода звенит, вокруг красота; мы, как команда, худо-бедно, тропим, меняемся, но идём; я в походе своей мечты, вокруг друзья. Повернуть сейчас – это просто преступление. Именно эта мысль про «преступление», которое я потенциально мог совершить, и вела меня вперёд ещё несколько дней. Это всё я к тому, что при правильной внутренней самонастройке и внешней поддержке друг друга, человек может раздвинуть свои границы как физические, так психологические.

07

- Первовосхождения в походах такого типа, насколько я понимаю, не редкость. Но легко ли находить информацию об этих вершинах и с уверенностью говорить, какая нетронутая, а какая – нет? Или это не проблема, так как иностранцы в походы почти не ходят, а русские туристы информацией обмениваются?

Андрей: При наличии интернета нет проблем с поиском информации. Википедия, TLib и GoogleEarth дали колоссальный прорыв по её доступности. Другой вопрос, что есть районы хоженые, описанные, а буквально в соседней долине стоят красивейшие горы, по которым вообще ничего нет. Кстати, иностранцы в этом плане менее консервативны, их можно чаще встретить в диких уголках. Большие походы хороши тем, что можно зацепить новые или давно забытые места.

08

- Погода и условия на маршруте вас баловали или нет?

Андрей: Погода была изумительная! Всего два раза за 1.5 месяца нас накрывало так, что мы не могли идти. Много раз мы спали без палатки, под звёздами, зная что осадков не будет. А вот памирские ледники показали свою непредсказуемость: Сугран и Фортамбек оказались относительно ровными и спокойными, а Шапак, Ошанина и Бивачный значительно усложнились.

09

Денис: Не скажу, что я новичок в горах, но Памир этого года для меня стал откровением в плане погоды. Я такого нигде не видел: 7 – 10 дней не единого облачка на небе, в прямом смысле этого слова. Потом 3 дня непогоды, а потом снова идеальная погода. Главное на время непогоды найти хорошее и безопасное место под лагерь. Вот пример идеальной погоды: так получилось, что на спуске с Коммунизма (спуск проходил по маршруту Абалакова), на второй день, мы поймали холодную ночёвку на высоте порядка 6,3 тыс. метров. Но холодной её как-то и язык не поворачивается назвать: практически полный штиль и ясное небо. Ночуя без палатки, на небольшой полке, мы, тем не менее, достаточно неплохо отдохнули. Сложно представить, что было бы, если бы погода была плохая, наверное, дюльферяли бы всю ночь.

10

- Автономные путешествия всегда несут в себе повышенный риск. Как вы готовите поход с этой точки зрения? Что можно предусмотреть, а что остается фактором неизвестности?

Андрей: Не уверен, что автономность сама по себе повышает риск. Скорее наоборот. Команда лучше готовится, ответственнее собирает и тестирует снаряжение, с пристрастием обсуждает средства связи, аптеку и ремнабор. Что касается человеческого фактора, то много зависит от уровня личной мотивации, желания не болеть. Главный фактор неизвестности – погода. Она вносит коррективы в тактику, а часто значительно меняет маршрут. В малохоженных районах невозможно предугадать реальное состояние ледников и количество снега. Но всегда получается так, что где-то теряешь, а где-то удаётся пройти быстрее.

11

- Традиционный вопрос о питании и отдыхе в таком походе. Как питались? Сколько отдыхали? как проводили свободное время?

Андрей: Длинный поход требует размеренности. Мы хорошо работали, хорошо питались и хорошо отдыхали :))) При том, что группа ходит достаточно быстро, никогда не ставилась задача пройти сегодня как можно больше. Вечером часто звучала фраза – «мы же приехали сюда отдыхать!» Когда спускались к озёрам или до травы, обязательно отдыхали дольше обычного, позволяли себе расслабиться. У нас был плеер с маленькими колонками, слушали музыку. Естественно, пили спирт и вели задушевные разговоры.

12

Денис: Один из важнейших пунктов философии таких продолжительных и трудных походов является такая мысль: чтобы много ходить, надо много отдыхать. Под эту мысль «затачивался» и этот поход. Это и постепенная правильная акклиматизационная пила, и наличие достаточного количества резервных дней, и проработанные запасные варианты прохождения основных технических препятствий. И поэтому же практически всегда трёхразовое горячие питание, а также сладкий перекус. И график движения строили таким образом, чтоб не требовалось выходить за светло и идти до темноты.

Конечно, иногда приходилось и выйти очень рано утром, и уже в темноте ставить лагерь, но это скорее исключение. А так мы старались ориентироваться на обычный «рабочий день» с 8 утра до 6 вечера, причём довольно часто, после обеда ещё и «червячка удавалось заморить» на пол часика – часик.

13

Да и вообще у нас постоянно звучала мысль, что мы приехали в поход отдохнуть. Поэтому и старались – отдыхали целых 45 дней. Вообще такие продолжительные походы требуют определённой внутренней настройки. Не надо воспринимать такой поход как какую-то постоянную, ежедневную борьбу за цели, поставленные самим себе. В борьбе с собой можно так устать, что цели эти уже не будут нужны. Мотивация, однозначно, должна присутствовать, но настраивать себя надо таким образом, что «я приехал сюда классно провести время, отдохнуть с друзьями» И вообще такое путешествие - это маленькая жизнь, где нужно просто жить и радоваться каждой мелочи: начиная от классной погоды и красоты пройденной вершины или перевала, и заканчивая кусочком шоколадки, которой поделился с тобой товарищ.

14

- Семитысячники были в вашей программе в конце мероприятия. С одной стороны, акклиматизированные подходите, с другой – вероятно – подуставшие. Оцените преимущества и риски хождения на высокие горы в таких походах. Ваш опыт в этом смысле скорее позитивный?

Андрей: Это сложный вопрос. Идти на высокую гору недоакклиматизированным большой риск. С другой стороны, можно хорошо акклиматизироваться, подойти к горе и понять, что «больше не хочу». В обоих случаях поход может закончиться сходом всей группы. Где найти баланс, думаю, никто не скажет. Есть масса факторов, снижающих мотивацию в походе, повышающих – не знаю ни одного. Нам невероятно повезло, что на 32-й день 7 человек были одновременно готовы к траверсу. Важный момент: большие горы выжимают дочиста, после них продолжать сложный маршрут почти нереально, требуется длительный отдых. Поэтому ключевой траверс был в конце мероприятия.

15

16

17

18

19

20


Фотографии из архива Сергея Романенкова


Это был последний номинант!

Оставайтесь с нами! Готовьтесь голосовать!!!!

Информация о премии

Напоминаю, что вручать премию мы будем на торжественном вечере Федерации альпинизма России 6 декабря в Санкт-Петербурге.



логотипы

122


Комментарии:
0
отличный поход, отличная организация, по-моему это за пределами человеческих возможностей, такого в наши годы никто не ходил.

0
Никита, ты ошибаешься. В 88-ом мы тоже в 6-ке ходили Корженеву и траверс Коммунизма.

0
Завидовать буду!

0
МАИ вообще всегда в лидерах высотного туризма! Молодцы! И без высокомерия!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru