Хрустальный пик-2013. Свободная Корея нон-стоп

Пишет robinsya, 24.11.2013 01:56

Линия маршрута. Фото из отчета команды

Еще один претендент в списке номинантов на "Хрустальный пик" - нон-стоп Алексея Тюлюпо и Евгения Глазунова на Свободную Корею.


О восхождении на Риске:
Свободная Корея по случаю
Есть ли что-то общее между словами "Быстро", "Зима" и "Свободная Корея"...?


Алексей и Евгений на вершине


Прежде чем перейти к техническим деталям...

На вопросы Риск.ру отвечают Алексей Тюлюпо и Евгений Глазунов



- Леша, в комментах к твоему рассказу "Свободная Корея по случаю" прозвучало мнение, что степень риска у вас была неоправданно высокая. Можешь ли ты с этим утверждением согласиться в той или иной его части?

Алексей Тюлюпо: Дело в том, что нам очень хотелось сходить что-нибудь сложное, интересное и захватывающее. При этом дерзко и быстро. И обязательно чтобы было совершенно безопасно. Чувствуешь, что-то в этом списке лишнее? Если серьезно, то я считаю, что все в этом восхождении - количество снаряжения, тактика, эмоциональный настрой, расстояние между любыми двумя точками страховки полностью соответствовали поставленной цели. Мы пренебрегали безопасностью не больше, чем было необходимо для осуществления задуманного.

Пока что мне очень нравится делать такие восхождения. Я не имею в виду обязательно нонстоп. Просто настоящий альпинизм, где сложность пройденного рельефа является лишь одной из составляющих сложности маршрута в целом. И делать это в минималистском стиле. Классно, когда получается залезть что-то серьезное походя, не устраивая экспедицию. Закончил работать в одном районе инструктором, собрал рюкзачок и переехал в другой, с горками посерьезнее, а там внезапно оказывается человек со схожими возможностями и интересами. Но от такого подхода придется скоро отказываться. Потому что дальше хочется ходить маршруты примерно того же уровня сложности, только на шести и семитысячники. Жаль, не получается пока попробовать себя на высоте, но планы соответствующие есть.


- Некоторые мужественные рассказы о восхождениях скрывают много "юмора", а другие юмористические – много мужества. Осталось ли что-то за рамками того повествования что-то, о чем хочется рассказать сейчас? И правда ли тебе было так страшно (нервно), как кажется, когда читаешь строки твоего повествования?

Алексей Тюлюпо: Правда ли было страшно? Мне кажется, людям вообще не свойственно ощущать страх в действии. Делая то, что хорошо умеешь, имея план на несколько шагов вперед, для разных вариантов развития событий. Проблема только в том, чтобы не зацикливаться на тех вариантах, в которых ты уже ничего не сможешь сделать. В каждый отдельный момент я знал, в чем состоит моя текущая задача, насколько травмоопасен срыв из данного конкретного места. Если расстояние до точки страховки очень велико, делаешь следующую, или, решив, что вероятность срыва ничтожно мала, продолжаешь лезть, исключив мысли о том, что произойдет, если срыв все-таки случится. Не вижу, где, во всем этом действе, может остаться место для страха. Разве только до восхождения... Но это чувство я определяю как беспокойство, нервозность.


- Перед этим восхождением ты "разминался" соло. Скажи, для тебя соло – что это? Стремление все попробовать? Этап развития? Нежелание сковывать себя согласованием своих планов-желаний? (с Женей-то вон у вас как все здорово получилось:))) Настроение такое?

Алексей Тюлюпо: Соло для меня это, прежде всего, масса возможностей. Когда путешествуешь один, всегда можешь прилипнуть к любой компании. Например тому, что у меня есть такой классный напарник, как Женя, я обязан именно своим сольным проектам. Приехал я однажды в мае на Морчеку с обычным своим настроем, полазать с кем и куда бог пошлет. Хоть тройку, хоть шестерку, хоть соло, хоть вчетвером. В результате, соло сходил всего четыре маршрута, а остальные шесть – каждый с разными напарниками. Великолепная была школа, получилось за пятнадцать дней увидеть и сопоставить совершенно различные техники и стили, а потом отработать некоторые из них в соло.

Ты себе не представляешь, насколько полезен может быть такой опыт для альпиниста, росшего в отсутствии каких бы то ни было учителей. Так, к моменту тех Крымских восхождений у меня сложилось представление, что полет вниз головой – это норма жизни. И тут мне один напарник из Москвы ненавязчиво так советует: "Мальчик, ты веревку-то на траверсе с пятки лучше убери". Там же в первый раз и с Женей сходили. Мачомбо за 6 часов. Этого оказалось достаточно, чтобы убедиться в совместимости наших стилей и целей в альпинизме.

Кроме того, соло восхождения для меня очень ценны сами по себе. Они требуют максимальной степени ответственности, качества выполнения всех действий. Сознание, что ты не можешь ни одной мелочи кому-то перепоручить, очень дисциплинирует. При выборе маршрута и решении идти, Невзирая на... (а здесь всегда что-то есть, сомнительная погода, самочувствие, что угодно), отсутствует социальный фактор. Есть только собственные страхи, желания, лень, амбиции. Мне кажется, работа в таких условиях может многим помочь совершенствоваться в командном альпинизме.


- Какие образы приходят в голову, когда думаешь о том выезде в Ала-Арчу? Что вспоминается первое?

Алексей Тюлюпо: Сейчас вот сразу вспомнил, как ходил в разведку. Под стену. Решил я заранее просмотреть маршрут. Заодно сфотографировать все снизу, чтобы Жене показать, протропить и расставить вешки для ночного подхода. И так у меня славно сложился в голове тактический план, настолько реальным и выполнимым он показался, что я, на радостях, сунул чужой фотоаппарат во внешний карман пуховки и понесся бегом из под бергшрунда на Коронские. Стоит ли говорить, что где-то посередине ледника обнаружилась пропажа. Зато тропа под маршрут значительно улучшилась, пока я рыскал туда-сюда. Только фотоаппарат все равно не нашелся, как и вешки с тропой в ночь восхождения.

- Соло vs двойка. Какие преимущества ты видишь в том и другом случае?

Алексей Тюлюпо: Что тут сказать? Двойка быстрее, может страховаться одновременно (солисту на рельефе средней сложности обычно приходится работать без страховки). На подходе и спуске рюкзаки в двойке раза в два легче, чем у солиста, который со своим тюком не может даже на закрытом леднике нормально постраховаться. Плюс в два раза легче тропить, плюс есть нормальные шансы на выживание при получении травмы средней тяжести. Немножко давит в соло осознание того факта, что простейший перелом ноги для тебя, вероятнее всего, смертелен. В общем, совершенно перестаю себя понимать, нужно срочно вспомнить, что я там плел в защиту соло восхождений.

- В Ала-Арче с давних времен и соло ходили, и рекорды устанавливали. Сейчас маховик запущен и каждый год мы ждем каких-нибудь горячих новостей отсюда. Как ты думаешь, это так удается из поколения в поколение передавать альпинистские ценности этого горного района? Или просто характер маршрутов располагает? А может и то и другое? Обоснуй, пожалуйста.

Алексей Тюлюпо: Во-первых, конечно, район очень благоприятствует такому разгильдяйскому хождению. Взять хотя бы проблему логистики. Попробуй-ка, забросься в Ляйляк в одиночку, по дороге с других сборов. Конечно, это возможно, только совсем не так просто. Кроме того, район для многих стал домашним, не только для местных. Помогает знание подходов, описаний маршрутов, спусков с вершин.

Стали бы люди так безоглядно бегать на Свободную Корею, если бы не были уверены, что с нее спуститься можно в какой угодно степени неотдупляемости? Еще очень помогает знание, что так ходить можно, ведь кто-то раньше совершал подобные восхождения именно в этом районе. Последний пункт очень опасен, кстати. Я в таких случаях всегда переживаю, как бы не получилось у кого-нибудь беды по принципу "Все побежали и я побежал". Тут очень важно самому понять, что хочешь и, главное, можешь, а не делать за кем-то.


- Вспоминая твой рассказ у нас… Каково себя чувствовать беременной черепахой? Это та цена, которую платишь за рекорды? Но как определить, хватит ли сил? Или на такие случаи нужен резкий тормоз?

Алексей Тюлюпо: Почувствовать себя беременной черепахой – это еще полбеды. А вот если в какой-то момент поймешь, что просто не сможешь выполнить нужный объем работы, чтобы спуститься с горы? Насколько я понимаю, на серьезных восхождениях от этого погибло не меньше людей, чем от срыва первого с большим пролетом. Ну и ответ на эту опасность так же есть. Тренироваться, испытывая себя на выносливость в условиях, когда гордость является единственным препятствием, которое мешает прервать дистанцию. Учиться вовремя распознавать признаки истощения. Не выходить на восхождение, если не уверен в здоровье своем и напарника. Или продумать отходные пути с маршрута, изменить тактику.

- Готовы ли вы были спуститься, если поняли бы, что в сутки не укладываетесь? И была ли такая возможность?

Алексей Тюлюпо: Лично у меня было достаточно твердое представление о двух чекпойнтах. Первый – попасть до рассвета к началу скальной части маршрута. Второй – успеть пролезть ее до темноты. Дальше разворачиваться было уже бессмысленно, впереди оставался только не очень крутой лед. Нужно было только не торопиться и не совершать глупых ошибок.


- При таком fast&light народ обычно до термобелья облегчается (фигурально выражаясь))), но у вас-то была зима. И как вы облегчались? С каким снаряжением стартовали, чего по дороге лишились? Ну кроме клювов, про которые все уже и так все поняли :)

Алексей Тюлюпо: Не могу сказать, что мы как-то особенно облегчились. У обоих были с собой полноценные "пальты" (по терминологии того выезда, так назывались длинные пуховики и синтетические куртки), о чем мы ни разу не пожалели. Зато пожалели, что взяли с собой маловато еды.

Решение не брать горелку не знаю как оценить. При том, как мы сходили в действительности, все было нормально. А вот если бы пришлось работать еще десяток часов, без огня было бы очень печально. Веревки были тонкая однерка и половинка. Причем большую часть маршрута половинкой мы не пользовались, так что я подумал, лучше было бы иметь с собой пятимиллиметровый кевларовый шнурок для сдерга. Но его у нас все равно не было. Скальной и ледовой снаряги брали полноценный комплект. Не помню, были скальные фифы или нет, скалы Женя лез. А вот если бы не взяли с собой фифы ледовые, как хотели в какой-то момент сборов, пришлось бы линять сразу после прохождения ключа. Спусковухи были Гри-гри+ реверса. Гриню я, кстати, уронил где-то в середине подъема.
Алексей Тюлюпо

- Женя, как в твоей голове созрел "супер-план" про маршрут Ручкина на Свободную Корею? Почему именно этот маршрут?

Евгений Глазунов: Мне хотелось сходить сложный маршрут, но микстовый и, желательно, быстро. Я выбрал ряд маршрутов для себя еще дома. Нужно сказать, что все маршруты мы в конечном итоге и залезли, кроме одного, его заменили первопроходом на Ак-Тоо, о чем не пожалели особо. На маршрут Ручкина было два хороших детальных описания, поэтому его и определил на заминку, к тому же он находится почти по центру Северной стены Кореи, красивый и логичный.

Ну и в сравнении с Аксу. Меняется ли восприятие горы и своих действий на ней в зависимости от того, есть или нет под горой вспомогатели или потенциальный
спасотряд. Можешь ли ты сказать, что вблизи цивилизации ты смелее?

Евгений Глазунов: Цивилизация – вещь хорошая, но мой альпинистский опыт – это в основном районы, где приходится рассчитывать только на себя и своих товарищей: Сибирь, Кодар, Ерыдаг, Аксу. И т.д. Что на Аксу, что на Корее – никто тебе не сможет помочь. Поэтому считаю надеяться на какой-то, спасотряд последнее дело.
Другое дело, когда под маршрутом находятся близкие люди, которые помогают и болеют – вот это окрыляет!
У меня было одно серьезное восхождение, после которого на вершине меня встречала моя будущая жена Катя! Эмоции, конечно, переполняли в тот момент!
В этот раз под горой за нас болели и переживали, нас ждали.
Вблизи цивилизации ты можешь всегда расслабиться, сходить в гости к кому-нибудь, в этом, наверное, основной ее плюс, отдохнуть психологически.



Информация о маршруте



Свободная Корея, 4720, Директ Северной Стены, 6А (по правой части С стены, А.Ручкин, 1997, Тянь-Шань, Киргизский хребет, ущелье Ак-Сай), зимнее прохождение, «нон-стоп».
Характер маршрута комбинированный. Перепад высот маршрута – 900 м (по описанию), протяженность маршрута – 940 м (по описанию), участков V кат. сл. – 310 м, VI кат. сл. – 230 м.
Средняя крутизна основной части маршрута – 85°, всего маршрута – 62°.
Оставлено «крючьев» на маршруте: 0
Ходовых часов команды: 17
Выход на маршрут: 05.00, 21.01.2013 г.
На вершину – 22.35, 22.01.2013 г.
Возвращение в БЛ (Рацека) – 04.00, 22.01.2013 г
Команда:
Евгений Глазунов
Алексей Тюлюпо

Схема маршрута взята из отчета волгоградской команды 2010 года



Тактические действия команды

Маршрут представляет собой микстовую линию с двумя скальными поясами. Ключевым является второй пояс. Маршрут был пройден впервые за 5 дней в 2001 г, последующие прохождения были с ночевками на стене в платформе. Данный маршрут команда прошла в стиле «нон-стоп», без обработки, ночевок и бивачного снаряжения. Лидировали на маршруте по очереди, Лед и микст лез Тюлюпо, скалы Глазунов. ИТО на маршруте применяли не много, в сумме около веревки, остальное удалось пройти лазанием.
График движения был следующим:
Стартовали в 01.30 со стоянок Рацека.
В 03.00 Были на Коронской Хижине.
В 04.00 Вышли на маршрут.
В 05.30 Начали движение.
Примерно в 22.30 Были на Вершине.
В 01: 30 спустились на ледник по маршруту Лоу 5А.
В 04:00 сернулись на стоянки Рацека.
На маршрут взяли 2 теплые куртки, 2 пары запасных рукавиц, радиостанцию и литровый термос с чаем.


Следите за следующими публикациями по метке "Хрустальный пик"

Информация о премии

234
Комментарии:
15
Отличное интервью и восхождение! Грамотный расклад. Правильные отношение и мотивация. Мужики, дуйте летом на Южный. Будут вам шеститысячники с семитысячниками. Чем можем, поможем. Удачи.

10
Отлично слазили. Молодцы, мужики!

6
Круты =)

5
Трудно удержаться чтобы ещё раз не похвалить :) Круто и с огоньком!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий